Пятница 15 декабря 2017
$ 17.2229 20.372

«Группа Петренко» переходит в обвинение. Один из подсудимых заявил, что прокурор вынудил его дать ложные показания

В судебном процессе по делу «группы Петренко» — неожиданный поворот. На слушаниях, прошедших 24 мая в столичном суде сектора Рышкановка, к делу приобщили заявление обвиняемого Сергея Иванчука о том, что прокурор Нику Шендря вынудил его дать показания против лидера партии «Наш дом — Молдова» Григория Петренко. Подробности — в репортаже корреспондента NM Марины ШУПАК из зала суда.

«А что, в Молдове так опасно пожаловаться на прокурора?»

newsmaker.md/rus/novosti/v-kakom-tempe-vy-podnimalis-po-stupenyam-genprokuratury-reportazh-nm-s-finalnyh-sl-31519

Ожидалось, что в среду, 24 мая, суд лишь заслушает обвиняемых. Однако после того как свои показания дал обвиняемый Павел Григорчук, Григорий Петренко попросил слово, чтобы дополнить заявления, сделанные на слушаниях 23 мая. Прокуроры Нику Шендря и Ион Брынза приготовились записывать слова Петренко, как записывали все предыдущие показания обвиняемых. Однако после первых же слов политика они начали перешептываться.

Григорий Петренко прочитал заявление, подписанное 15 мая текущего года обвиняемым Сергеем Иванчуком и заверенное адвокатом Романом Ароновым, который представляет интересы Петренко. Самого Иванчука в зале не было. Днем ранее судьи удалили его с процесса вплоть до вынесения приговора  из-за того, что тот явился на слушания в состоянии алкогольного опьянения. Мужчина же объяснил свое состояние тем, что «отметил» очередную беременность супруги.

В заявлении Иванчука (копия есть в распоряжении NM) написано, что прокурор Нику Шендря в октябре 2015 года «вызвал на разговор» Сергея Иванчука. Иванчук тогда находился под предварительным арестом в столичном пенитенциаре № 13, будучи обвиняемым в наемничестве (141 ст. УК РМ). «Он сделал мне предложение, сказав, что если я хочу увидеть жену и детей и если хочу получить условный срок, то в суде должен дать показания против Григория Петренко», — написал Иванчук.

Иванчук признался, что согласился на сделку. В результате его перевели под домашний арест, а затем отпустили под подписку о невыезде. Параллельно его дело приобщили к делу «группы Петренко». Взамен, по версии Иванчука, он должен был заявить суду, что накануне протеста, организованного 6 сентября 2015 года, Петренко привлек его, «как имеющего боевой опыт, с целью организации массовых беспорядков возле Генпрокуратуры».

Иванчук уверен: так прокурор Нику Шендря оказал на него незаконное давление, «вынуждая дать в суде ложные показания против Григория Петренко». В завершении обвиняемый уточнил, что до объединения его уголовного дела с делом «группы Петренко» он не был знаком с политиком.

Прокуроры явно не ожидали такого поворота событий. Шендря резко вскочил и с жаром начал приводить аргументы о том, почему заявление Иванчука нельзя приобщить к делу. Главным образом Шендрю возмутило то, что документ подписан адвокатом Петренко, а не адвокатом Иванчука. Также ему показалось подозрительным, что Иванчук сообщает о давлении спустя полтора года после того, как его дело объединили с делом Петренко. И, наконец, по мнению прокурора, неправомерно принимать во внимание заявление, которое представлено суду другим лицом, а не его автором.

Председатель судейской коллегии Анжела Чуботару все же распорядилась приобщить заявление Иванчука к делу. Шендря вопросительно посмотрел на своего коллегу Иона Брынзу. Тот махнул на обвиняемых рукой.

На просьбу NM прокомментировать заявление Иванчука прокурор Шендря ответил, что выскажет свое мнение в прениях сторон. Петренко же заверил NM, что уже распространил заявление Иванчука среди правозащитных организаций и посольств. В скором времени он планирует обратиться в прокуратуру с жалобой на Шендрю по этому поводу.

Адвокат Сергея Иванчука Серджиу Мустяцэ в беседе с NM предположил, что его клиент решил заявить об оказанном на него давлении на финальном этапе слушаний, так как боялся, что на него будут давить на протяжении всего процесса. Отвечая на вопрос NM, не опасается ли сейчас Иванчук за свою безопасность, Мустяцэ улыбнулся. «А что, в Молдове так опасно пожаловаться на прокурора?» — спросил адвокат. Он также сообщил, что Иванчук обвиняется по трем статьям Уголовного Кодекса: ст. 141 «Наемничество», ст. 290 «Незаконное хранение оружия» и ст. 285 «Организация массовых беспорядков».

«Очнулся я уже в „Скорой помощи“. Там протеста не было»

Обвиняемый Юрий Кудинов давал показания в напряженной атмосфере. После приобщения к делу заявления Иванчука и прокуроры, и обвиняемые ждали его версии случившегося. Дело в том, что Кудинова и Иванчука в конце 2015 года вместе задержали в аэропорту Кишинева. По версии следствия, мужчины принимали участие в боевых действиях на Донбассе и вместе с «группой Петренко» организовали массовые беспорядки перед Генпрокуратурой.

newsmaker.md/rus/novosti/u-gruppy-petrenko-poyavilas-gruppa-podderzhki-22488

В феврале 2016 года их дело приобщили к делу «группы Петренко». Тогда Шендря в беседе с NM так прокомментировал неожиданное появление в деле «группы Петренко» новых фигурантов: «Терпение. Вы все узнаете. Это как шоу, как сериал. Все самое интересное — в конце».

Однако Кудинов ничего не сказал о давлении со стороны прокуроров. Но был удивлен тем, что проходит обвиняемым по делу о массовых беспорядках. По словам Кудинова, он никогда не принимал участия в массовых протестах, а с Петренко и его соратниками познакомился в суде. По словам Кудинова, единственная улика, которую прокуроры приобщили как доказательство его вины в деле о беспорядках — это выписка о том, что Кудинов 6 сентября совершал телефонные звонки в районе рядом со зданием Генпрокуратуры. По версии Кудинова, в день протеста он попросту около получаса пробыл возле супермаркета Fidesco, расположенного напротив Генпрокуратуры.

Другая интересная деталь — Кудинов ранее работал охранником в принадлежащем лидеру Демпартии Владимиру Плахотнюку отеле Nobil и охранном агентстве Argus-S, также подконтрольном Плахотнюку.

Другие обвиняемые по делу: Павел Григорчук, Александр Рошко, Андрей Друзь и Олег Бузня — ничего неожиданного следствию не сообщили. Все они отрицали факт нападения протестующих на полицейских и утверждали обратное. «Меня волокли лицом по земле, а потом, как тряпку, бросили в автозак», — рассказывал о своем задержании Бузня.

«Мои ноги [полицейские] держали в воздухе и били в живот, потом потащили в Генпрокуратуру и положили лицом вниз. Очнулся я уже в „Скорой помощи“. Там протеста не было», — вспоминал Друзь, который, как и Кудинов, познакомился с фигурантами дела только в суде.

Таким образом, суд завершил заслушивание показаний обвиняемых. Обвиняемые Михаил Амерберг и Владимир Журат показаний не давали, так как ранее их исключили из процесса за пререкания с судом.

newsmaker.md/rus/novosti/gosdep-ssha-priznal-delo-gruppy-petrenko-politicheskim-24150

25 мая суд заслушает доказательства защиты. По прогнозам Петренко, 29 мая процесс завершится, и суд удалится для принятия решения.

Петренко и его соратников обвиняют в организации массовых беспорядков (ст. 285 Уголовного кодекса РМ). Им грозит лишение свободы на срок до восьми лет. Госдепартамент США признал дело «группы Петренко» политическим.

Марина Шупак

Партнерские ссылки