-2ºC Кишинёв
Вторник 18 декабря 2018

Имя им — регион. Как в Авдарме искали ответы на «гагаузские вопросы» без Ирины Влах, но с Майей Санду

В гагаузском селе Авдарма 26 сентября прошла вторая международная конференция GROW. Главная тема в этом году — региональные партии: являются они элементом здоровой демократии или несут риск изоляции и сепаратизма? Дискуссии, впрочем, то и дело перескакивали на злободневные темы — украденный миллиард, языковой вопрос и высылку из Молдовы турецких учителей. Неожиданным для многих стало отсутствие в зале башкана Ирины Влах и членов ее исполкома и, напротив, появление на гагаузской конференции лидера партии «Действие и солидарность» Майи Санду.

Участников конференции приветствовали глава делегации ЕС в Молдове Петер Михалко (на баннере и раздаточных материалах конференции значилось, что деньги на ее проведение дал Евросоюз) и председатель Народного собрания автономии Владимир Кысса. Произнеся формальные приветственные речи, оба почти тут же покинули зал. Посол Михалко сказал, что у него сегодня запланированы и другие мероприятия. Спикер Кысса ушел молча.

Конференц-зал был полон. Но бросалось в глаза слабое представительство руководства автономии. Не было ни башкана Ирины Влах, ни кого-либо из ее исполкома. Организатор мероприятия, глава организации Piligrim-Demo Михаил Сиркели рассказал NM, что за полтора месяца отправили приглашение Влах и членам исполкома. Но ответа не получили. Сиркели показал журналисту NM на своем смартфоне переписку в мессенджере с главой автономии. Его сообщение с просьбой подтвердить, будет ли она на конференции, Ирина Влах просмотрела, но ничего не ответила.

Неожиданным стало появление в Авдарме лидера партии «Действие и солидарность» (PAS) Майи Санду. До сих пор она не часто бывала в автономии. Так что, когда модератор Андрей Попов, перечисляя некоторых из присутствующих в зале, назвал ее имя, многие сидящие за столами стали озираться, пытаясь разглядеть лидера PAS. А позже, в перерыве, несколько молодых людей подходили с просьбой сделать селфи.

Настоящей полемики о том, нужны ли региональные партии, не вышло. Практически все участники говорили о том, что это важно и нужно. Сторонники существования региональных партий, то есть политических организаций, объединяющих и продвигающих интересы жителей какого-то региона с сильной региональной идентичностью, ссылались и на европейский, и на восточный опыт.

Из доклада главы ADEPT Игоря Боцана следовало, что требования для создания партий в Молдове — практически самые жесткие и в Европе, и в СНГ. В Румынии, например, для создания партии достаточно трех человек. А еще в девяти странах ЕС вообще нет закона о партиях: партией может считаться любое объединение граждан. Схожая ситуация в Киргизии — там партию могут создать и 10 человек. В России с более чем 150 млн населения в партии должно быть не менее 500 членов.

Для сравнения в Молдове для создания партии нужны 4 тыс. человек, при этом филиалы должны быть как минимум в половине регионов. Именно последнее положение препятствует созданию региональной партии. Жители одного региона, сколь бы многочисленными и консолидированными они ни были, партию создать не могут.

При этом в Гагаузии, отметил Боцан, региональные партии фактически существуют. Но в условиях строго законодательства они действуют под видом общественных организаций. Примеры таких де-факто региональных партий — заметные в автономии движения «Единая Гагаузия» и «Новая Гагаузия» (лидер «новых гагаузов» Николай Дудогло недавно объявил о создании нового движения «Девлет»).

В заключение Боцан рекомендовал два варианта на выбор:

  • Либерализация законодательства по примеру большинства стран ЕС, чтобы для регистрации партии было достаточно, скажем, 300 человек.
  • Последовать примеру Румынии, где, кроме либерального закона о партиях, этническим общественным организациям позволено представлять политические интересы сообщества. Например, Демсоюз венгров Румынии — политическая сила, на протяжении многих лет представленная в парламенте и правительстве страны — зарегистрирована не как партия, а как общественная организация.

О том, что легализация региональных партий будет просто признанием уже существующих реалий, говорил и Михаил Сиркели. По его словам, это деполитизирует деятельность неправительственных организаций, которые сегодня вынуждены заниматься политикой, и наведет порядок на уровне местных органов власти.

Он привел в пример Народное собрание Гагаузии. На последних выборах из 128 кандидатов 96 шли как независимые. Теперь в региональном парламенте «полная непонятка с фракциями». «Официально их нет, но люди голосуют группами. Как и на каких принципах они были сформированы? И как вышло, что, проведя в НСГ только одного депутата, Демпартия затем фактически получила контроль над большинством?» — задался вопросами эксперт.

Майя Санду, взяв слово, рассказала, как непросто было зарегистрировать партию PAS, и как ее сторонникам чинили препоны. Она пообещала, что, придя у власти, ее партия упростит регистрацию партий и снимет препятствия для региональных партий. Главный риск, по ее словам, — то, что маленькую региональную партию может легко «купить Плахотнюк». «Но нам надо бороться за то, чтобы люди, которые могут покупать партии, сидели в тюрьме, а не занимались политической деятельностью», — добавила Санду.

Слово передали местным общественникам. Экс-мэр Комрата Константин Таушанжи поднял тему гагаузского языка, на котором все меньше говорят в Гагаузии. Еще он посетовал, что в зале нет руководства автономии, присутствовавший спикер НСГ «сбежал», а глава делегации ЕС Михалко не захотел в коридоре ответить на его вопрос о судьбе украденного миллиарда.

Лидер движения «Аркалык» Леонид Добров предложил «всем нашим форумом» осудить высылку из Молдовы турецких учителей сети лицеев Orizont. Его поддержала Майя Санду. По ее словам, к этому беззаконию причастны и центральные, и гагаузские власти. Одним из высланных граждан Турции, напомним, был директор лицея Orizont в Чадыр-Лунге. Башкан Ирина Влах отказалась комментировать NM депортацию и до сих пор хранит молчание по этому поводу.

Андрей Попов как мог старался вернуть дискуссию к региональным партиям. Он признался, что до этого дня был противником создания региональных партий, потому что считает, что гагаузам и другим регионалам, чтобы эффективнее отстаивать свои интересы, следует интегрироваться в общереспубликанские партии. Но, послушав аргументы докладчиков, он признался, что изменил мнение, и считает, что, если региональные партии существуют де-факто, то эту реальность надо признать.

В заключение сессии он рассказал историю из своего дипломатического опыта. На одной международной конференции в 2004 году один из видных западных дипломатов сказал ему, что на постсоветском пространстве только два случая, когда, «находясь на краю пропасти, удалось сделать шаг назад» — сохранить мир и избежать полномасштабного конфликта. Первый — это Гагаузия. Второй — Крым. «После недавних событий можно сказать, что теперь осталась только Гагаузия. Это надо ценить», — подвел итог Попов.

Автор : Евгений Шоларь

Партнерские ссылки