Маленький принц вернулся домой
Как герой Экзюпери обрел планету в парке Valea Morilor
«Получилось совершенно спонтанно. Я гулял у озера и заметил, что эти шарики на ограде, как маленькие планеты. Тут же возникла ассоциация — кто может жить на маленькой планете? Маленький принц».
Так с прогулки и визуальной рифмы несколько месяцев назад началась история Маленького принца в Кишиневе. 10 августа его бронзовая фигурка появилась на ограде у озера в парке Valea Morilor.

Ее автор — иллюстратор и дизайнер Игорь Удушливый рассказал NM, как решился сам и на собственные деньги сделать Маленького принца, какой опыт Кишиневу стоит перенять у Берлина и других городов, и как молдавская столица может стать более интересной и привлекательной для кишиневцев и туристов.
Житель планеты
Астероид B 612 с Маленьким принцем на борту приземлился на 23-ем шарике ограды у озера, если считать от моста. За неделю с момента установки эта крохотная фигурка успела стать обязательным героем молдавского Instagram. Кто-то вспоминает подзабытый сюжет книги Антуана де Сент-Экзюпери, кто-то просто умиляется, глядя на маленького человечка, не догадываясь о том, насколько великим он оказался для многих. И все до единого стараются его потрогать, обхватить ладонями, измерить, укрыть.

На это автор и рассчитывал.
«Нужно научить людей быть в контакте с городским искусством. Тут нет преград, постаментов, ограждений. Можно прикоснуться. Это создает ощущение того, что ты причастен к этому проекту — любая вещь, которую ты потрогал, отчасти становится твоей».
Игорь Удушливый
автор скульптуры Маленького принца
«Можно, скажем, создать фигурку Гугуцэ или еще какого-то фольклорного персонажа, более классического. Но нужно идти не от персонажа, а от того, где он будет находиться, чтобы это играло. Контекст важен»
По профессии он дизайнер и иллюстратор, сейчас в основном создает персонажей для видеоигр. Навыки лепки у него были давно, но полноценную городскую скульптуру в бронзе Игорь решился сделать впервые. Во время одной из прогулок у озера дизайнер заметил, что шарики на ограде похожи на небольшие планеты. А кто может стать ее жителем? Конечно, Маленький принц.

«Можно, скажем, создать фигурку Гугуцэ или еще какого-то фольклорного персонажа, более классического. Но нужно идти не от персонажа, а от того, где он будет находиться, чтобы это играло. Контекст важен. Поместить Гугуцэ на шарик можно. Да, это будет Гугуцэ на планете, но зачем? И что это кому скажет?», — объясняет Игорь появление в Кишиневе персонажа французской сказки.
Однажды Маленький принц уже становился героем одной из его концепций. Почти десять лет назад дизайнер разработал серию книжных обложек с закладками. Тогда не удалось довести идею до полноценного воплощения.

На этот раз первый же эскиз с Маленьким принцем, выложенный в Facebook, вызвал волну одобрения. Оказалось, что принцу в Кишиневе были бы рады. Дальше было дело техники.
Достопримечательность с нуля
Игорь признается, что мысль о том, чтобы сделать городской объект, возникла давно. Дизайнер много путешествует и всегда старается увидеть больше, чем призывают путеводители. В его коллекции фотографий из путешествий необычные канализационные люки из разных стран, бетонные отбойные камни в виде голубей и, конечно, много городских скульптур.
«Города, у которых нет ярких достопримечательностей, вполне могут компенсировать это современными средствами».
Игорь Удушливый
автор скульптуры Маленького принца
У кишиневского Маленького принца есть много оригинальных «предшественников». Особым вдохновением для его создателя стал «Мальчик, смотрящий на Луну» в Стокгольме. Маленькая фигурка, смотрящая в небо, расположена в небольшом дворе в старом городе.

«К нему водят толпы туристов, он завален монетками, ему шьют шапочки и другую одежду. Совсем маленький, но работает как полноценная достопримечательность», — рассказывает Игорь.

Встречал он и городскую скульптуру, знакомство с которой похоже на квест. «В Хельсинки есть архивная мышка. Ее можно найти на ступенях главного архива в Хельсинки, но сразу это сделать очень сложно. Она всего 10 см в длину. Это скрытая скульптура. Ищешь-ищешь, и эмоции от того, что, наконец, нашел очень яркие», — делится дизайнер.
Вроцлав, Польша
«Фирменный элемент города — гномы. Это скульптуры высотой 140 см с разными сюжетами. Сейчас их около 390 по всему городу — в центре и в спальных районах. Для туристов нереально обойти всех».
Ужгород, Украина
«Один из украинских венгров, скульптор Михаил Колодко, сделал на ограде у реки маленькую фигурку. Так в 2010 начался этот проект. Сейчас там больше 20 работ разных скульпторов — очень остроумные. Например, скульптура с иллюзионистом Гудини устроена так: у молодоженов есть дурацкая традиция вешать замочки, и скульптор ее очень красиво вписал в работу — каждый замочек дополняет образ Гудини, который старается из них освободиться».
Вильнюс, Латвия
«В Вильнюсе есть литературная улица. Ее полностью отдали художникам: на стенах везде художественно оформленные цитаты из произведений. И туда ходит очень много туристов. Это достопримечательность, которая была сделана с нуля».
Дизайнер уверен, что города, которым не хватает исторического багажа, вполне могут это восполнить. Но создавать, например, специальные госпрограммы установки городских скульптур не советует. «Когда у человека появилась идея, и он хочет реализовать ее — тогда это будет свежо и ярко. А если будет программа : "в этом году мы должны установить 10 скульптур", то получится очень скучно, для галочки», — считает дизайнер.
Принц или химера
Реализовать собственную идею в Кишиневе было непросто. Сначала казалось, что подарить принцу жизнь в бронзе смогут разве что в Киеве или другом городе покрупнее. Но это обошлось бы довольно дорого, а автор рассчитывал обойтись собственными силами: привлекать гранты или устраивать краудфандинговую кампанию он не планировал. Благодаря все тому же Facebook нашлась мастерская в Кишиневе.

«Я закончил модельку, отнес в мастерскую. Это можно считать официальным началом проекта, потому что до этого даже мне все это казалось игрушкой. Чем-то ненастоящим. А когда началась подготовка к бронзовому варианту, все стало серьезно», — делится автор.

В мастерской, куда он обратился, работают два молодых скульптора — Антон Влас и Артем Музлаев. Подобный заказ у них был впервые. Чаще всего художники изготавливают классические памятники и бюсты, а такие маленькие фигурки делают только для домашнего пользования.
Прежде чем «забронзоветь», Маленький принц прошел много этапов: из вылепленной модельки сделали гипсовую форму, из нее — восковую, а из восковой — финальную гипсовую с проработанными деталями.

Материал для принца выбрали не случайно. Бронза — традиционный металл для общественных памятников. Один из самых старых в Кишиневе, монумент Штефана чел Маре, отлит именно из бронзы и стоит под открытым небом с 1927 года.
«Но наша модель небольшая, и было неизвестно — получится ли с первого раза отлить в бронзе. В последний момент, когда уже залили бронзу, все очень переживали. Вдруг, когда разобьем форму, из нее выйдет не живой принц, а какая-то химера».
Игорь Удушливый
автор скульптуры Маленького принца
Когда разбивали и обстукивали форму, сначала появилась планета, а потом, постепенно, и сам принц. Все выдохнули — получилось.
За судьбу принца теперь переживали и коллеги дизайнера. В основном предлагали разные способы, как его получше закрепить на ограде. Самое частое опасение, которое слышал автор: «Простоит он там не больше недели».

«Но тут не угадаешь. Закрепить — закрепишь, а придет человек и отпилит его. Остается надеться на благонамеренность людей», — полагает автор. И тут же добавляет, что в этом особая прелесть проекта: «Его уязвимость: то, что он может исчезнуть, тоже работает на образ и усиливает эмпатию. Маленький, беззащитный — это хорошая смысловая оплетка».
Молдавский Берлин
Автору не приходилось ограничивать себя в замыслах и ассоциациях. «В городе нет ничего, поэтому зажатость не возникает», — делится Игорь

Тем не менее, добавляет дизайнер, столица постепенно перестает быть идейной пустыней: начинает появляться городская скульптура, все больше людей интересуются урбанизмом и предлагают разные проекты — от сквера у театра Чехова до пешеходной улицы Вероники Микле. Городу, уверен дизайнер, жизненно не хватает свежих, современных урбанистических решений. Это проявляется и в мелочах.

«Например, у нас есть характерные зеленые скамейки, которые нельзя назвать классикой, но они морально устарели», — замечает Игорь. И в центре, и в спальных районах, уверен он, должны появляться скверы, скульптурные объекты, муралы, росписи. «Классическими методами» привлечь горожан и изменить Кишинев, по его мнению, не получится.
«В Кишиневе нет цельности. В нем можно было бы акцентировать разные исторические слои и показать их — имперско-царский период, румынский, советский, современный. Не так много городов, в которых так четко видно, как при смене власти менялся город и как осваивал новые культурные коды. Это всегда интересно».
Игорь Удушливый
автор скульптуры Маленького принца
В освоении собственной эклектичности молдавской столице, по его мнению, стоило бы присмотреться к опыту Берлина — городу, даже визуально все еще разделенному на две части, отчасти неустроенному, но известному своей активной культурной жизнью. Кишиневу, считает дизайнер, тоже нужно себя заново изобрести и расширить культурное пространство. В противном случае даже иностранцам будет нечего показывать, кроме брутальной советской архитектуры, а молодежная культура ограничится «Арт-Лабиринтом» и Apartament Deschis.

Но и в этом вряд ли стоит ждать первых шагов от местных властей. «Начинаться все должно с частной инициативы, с четкого желания и амбиции. Главное — не бросить на каком-то этапе и дойти до конца. Вообще большая проблема нашего менталитета в том, что все думают, будто кто-то должен взять тебя за ручку, помогать, вести. Поэтому надо быть очень грустным, жаловаться и ничего не делать. Поэтому надеюсь, что даже мой проект будет мотивацией: все можно сделать, если загореться и захотеть», — считает Игорь Удушливый.
Патриотизм в поступках
Новым домом Маленького принца в Кишиневе стал «парадный» берег озера, смотрящий на закат. Разрушать ограду для его установки не понадобилось. «Когда выбирали шарик для него, выяснилось, что один из них утерян. Удачно, что установка скульптуры стала и починкой ограды», — шутит Игорь.

Больше всего переживаний, по его словам, было в ночь накануне запланированного открытия. Фигурку установили, обернули тканью, закрыв от посторонних глаз до «перерезания ленточки». Но уже вечером автору начали писать знакомые о том, что ткань сняли. Игорь признается, что боялся, что фигурка не дотянет до утра. Но обошлось.
На открытие монумента пришли несколько десятков человек. Звучала и критика: «Где плащ?», «Где шпага?». Автору приходилось объяснять, что каноническая обложка была именно такой — мальчик, шарик планеты, вулканы. Кстати, в кишиневской скульптуре есть все три вулкана — два активных и один потухший с закрытым жерлом. Большинство оценило внимание к деталям.

«Пока ведешь проект, относишься к нему прагматично: есть задача, и ты ее решаешь. А когда видишь, как у людей горят глаза, и есть очень позитивный фидбэк, это просто ошарашивает. И хочется сделать еще что-то подобное», — признается дизайнер.

У него уже наготове несколько идей городской скульптуры. Ни с озером, ни с принцем они никак не связаны, но замыслы автор пока держит в секрете. Он признается, что теперь проще решиться на что-то большее. «Оказалось, что все решалось, даже несмотря на то, что казалось очень сложным. И люди легче откликались, и проблемы решались», — делится Игорь. Он не исключает, что для будущих проектов, если они будут более крупными или сложными, он прибегнет к краудфандингу. А создание принца полностью за свой счет, по его словам, давало «гибкость».

«Но если будет краудфандинг, тогда это будет общая задача для людей, общий проект. У нас это уже работает. Например, ребята, которые сделали скамейки из упавшего платана у Национальной библиотеки, успешно собрали деньги, хотя у них были большие затраты и на перевозку, и на обработку дерева», — напоминает Игорь.

«Люди стали активней откликаться, есть прослойка интеллигентной творческой молодежи, которой небезразличен город, и они готовы участвовать в таких проектах», — уверяет дизайнер и добавляет: «Еще не все уехали».

Он признается, что «эта прослойка тает», хотя среди его знакомых в последнее время появилась и обратная тенденция: многие молодые люди, отучившись за границей, возвращаются в Кишинев.
«Это не формальный патриотизм, а настоящий — когда приходит понимание, что это родное место, и желание что-то тут сделать. Это самый правильный вид патриотизма — не показной, а действенный».
Игорь Удушливый
автор скульптуры Маленького принца
Текст: Ольга Гнаткова
Фото: Ольга Гнаткова, Максим Андреев, facebook.com/miculprintlavaleamorilor, selfmadetrip.com, bulengrin.com, amazonaws.com, Alana Mejia Gonzalez, Владислав Резников
Оформление: Татьяна Булгак