Воскресенье 23 апреля 2017
$ 19.2831 20.7399

Меж двух властей. Молдавская внешняя политика стала двуглавой

Со вступлением Игоря Додона в должность президента у Молдовы стало две внешних политики. Правительство и МИДЕИ продолжают говорить о прозападном курсе и евроинтеграции. Додон и его администрация смотрят на Восток и готовят первый визит президента в Москву. По мнению экспертов, пока власти в Кишиневе спекулируют на противостоянии Востока и Запада, Молдова останется картой, которую разыгрывают большие игроки.

В своей статье «Месседж для Трампа и США: Молдова хочет быть мостом, а не полем боя между Востоком и Западом», опубликованной в американском издании Fox News, исполнительный координатор правящей коалиции, лидер Демпартии Владимир Плахотнюк затронул тему сложившегося в стране двоевластия и внешнеполитической двойственности молдавского общества. 

newsmaker.md/rus/novosti/kak-biznesmen-kotoryy-verit-v-iskusstvo-zaklyuchat-sdelki-plahotnyuk-obratilsya-s-29173

Президентом Молдовы, по его словам, недавно был избран политик, который позиционирует себя как пророссийский. При этом должность президента Плахотнюк охарактеризовал как «церемониальный в основном пост, с ограниченной конституционной властью и недостаточным влиянием на внешнюю политику».

В то же время правительство, отметил Плахотнюк, управляется прозападной коалицией, возглавляемой Демпартией, которая «смотрит на Запад», проводит европейские реформы и приближает страну к ЕС. Молдова, по его словам, хочет двигаться на Запад, но поддерживая мир с Востоком, а большинство молдаван хотят быть прозападными, не будучи при этом антироссийскими.

Подобной двуполярности власти в Молдове не было с 2001 года, а внешнеполитическое раздвоение — и вовсе премьера. Даже в период конфликтов президентов Мирчи Снегура или Петра Лучинского с тогдашними депутатами разногласия касались полномочий и внутриполитических вопросов. Во внешней политике сохранялось относительное единство. 

После 2001 года всей полнотой власти в стране на протяжении восьми лет обладала Партия коммунистов. Ограниченность президентских полномочий в парламентской республике не помешала лидеру ПКРМ Владимиру Воронину сконцентрировать в своих руках все рычаги управления. Под его жестким контролем находилась и исполнительная, и законодательная ветви власти. Он лично выстраивал и внешнюю, и внутреннюю политики, а также приднестровское урегулирование. И хотя за два президентских срока Воронина внешнеполитический курс не раз менялся, линия поведения президента и ветвей власти оставалась общей.

После 2009 года, когда к власти пришла «проевропейская» коалиция, появилось два уровня противостояния. Во-первых, между условно «проевропейским» правящим альянсом и «провосточной» левой оппозицией. Во-вторых, между партиями-партнерами в самой коалиции. Такие конфликты носили, скорее, личный характер, серьезных внешнеполитических разногласий между правительством, парламентом и президентом не возникало: все дружно декларировали проевропейский вектор. 

Ситуация изменилась после того, как весной 2016 года Конституционный суд отменил конституционную реформу 2000 года, вернув всенародную процедуру избрания президента. При сохранении формально «проевропейского» парламентского большинства и правительства главой государства был избран социалист Игорь Додон, позиционирующий себя, скорее, как пророссийский политик и евроскептик.

Первые же шаги избранного президента были наполнены внешнеполитическим символизмом. Он распорядился снять флаг ЕС с фасада президентской резиденции. Должность президентского советника по внешней политике лишилась приставки, связанной с европейской интеграцией. Президент Молдовы впервые за восемь лет встретился с приднестровским лидером Вадимом Красносельским.

Свой первый зарубежный визит Додон намерен нанести в Москву. Поездка намечена на 16-18 января. Показательно, что в состав делегации не вошли ни представители МИДЕИ, ни вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан. Кроме посла Молдовы в РФ Думитру Брагиша и еще одного сотрудника посольства Додона будут сопровождать лишь его советники Ион Чебан, Андрей Негуца и Василий Шова, лидер Партии социалистов Зинаида Гречаная, башкан Гагаузии Ирина Влах, президентская охрана и фотограф.

По словам бывшего постпреда Молдовы в Совете Европы и при ООН Алексея Тулбуре, сосуществование президента и правительства различных политических ориентаций — не редкость в политической практике различных государств. В то же время не стоит ждать резких перемен во внешнеполитической ориентации Молдовы, считает эксперт. Провосточный курс Игоря Додона, по его мнению, ограничится заявлениями и действиями символического характера: «Во-первых, президент не определяет приоритеты во внешней политике, его политические, институциональные возможности что-либо изменить в этом плане ограничены. Во-вторых, это не должно быть приоритетом для серьезного политического актора. На теме внешней политики слишком много спекуляций и манипуляций, разрушительных для страны».

Гораздо больше перспектив у президента для создания «новой динамики» и попытки изменить что-то внутри страны, уверен Тулбуре. «В этом плане несовпадение взглядов и подходов президента и правительства (и режима в целом) должно не только приветствоваться, но и всячески поддерживаться и стимулироваться. Если президент Додон сконцентрируется на внутренних проблемах страны, — а это коррупция, захваченные институты власти, продажное правосудие, безработица, нищета и т. д., — то в этих вопросах у него есть шансы получить поддержку не только сторонников Партии социалистов, но и других сегментов молдавского общества», — сказал NM эксперт. 

Исполнительный директор Института стратегических инициатив Владислав Кульминский, впрочем, уверен, что желание заработать политические очки возьмет верх, и до следующих парламентских выборов в Молдове будет разыгрываться сценарий «холодной войны» — Восток против Запада. «Этот перформанс неизменно собирал полные залы: его ставили и коммунисты, и до них, и после них. В то время как [сами власти] решали свои вопросы», — отметил эксперт.

Президент Додон, по его мнению, будет всячески изображать из себя лидера, которого, как ему кажется, Москва хотела бы видеть в Молдове: «проводить много заседаний по Приднестровью, громить ЕС и США (не говоря уже о Румынии), останавливать НАТО». «Но все останется на символическом уровне. Во-первых, потому, что у президента нет полномочий. Во-вторых, потому, что он не будет лезть на амбразуру, когда дойдет до реальных дел», — считает Кульминский. 

Правительство, парламент и представители гражданского общества, по его словам, будут бороться с президентом, позиционируя себя как основную прозападную силу в Молдове и «последний барьер на пути во власть пророссийских сил». Эксперт не исключил, что на каком-то этапе в ход могут пойти и уличные протесты.


Тем временем Молдова, по словам Кульминского, рискует стать «просто картой, которую по-своему разыграют большие игроки» — Москва и Вашингтон, которые, судя по всему, все-таки попытаются договориться о правилах игры. «Скорее всего, там пойдет речь об определенных “нейтральных зонах”, не входящих в сферу влияния ни Запада, ни России. Возникает, уже в который раз, запрос на внешнюю политику, в основе которой — наши национальные интересы. Пока такой политики не видно ни со стороны президента, ни со стороны правительства», — подвел итог эксперт.

Евгений Шоларь