0ºC Кишинёв
Воскресенье 18 февраля 2018
$ 16.7678 20.9077

Наталья Думиника: «Чаще всего в Молдове дискриминируют по этническому признаку»

  • Изображение
    Фото: Facebook

В Молдове с 6 по 12 апреля под эгидой ООН прошла неделя интеграции ромов. Корреспондент NM МАРИНА ШУПАК поговорила с правозащитницей и руководителем проекта Romaversitas НАТАЛЬЕЙ ДУМИНИКА о том, с какими проблемами сталкиваются ромы.

— Согласно переписи населения 2004 года, ромов в Молдове всего около 12 тыс. Как сообщается в отчете Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, опубликованном в 2013 году, у гражданского общества другие данные: ромов в Молдове около 200 тыс. Почему такая разница?

— Не все ромы при проведении переписи населения пишут о своей этнической принадлежности, потому что объявить себя ромом означает одновременно принять на себя обязательства борьбы с теми предрассудками, которые существуют в обществе относительно них. Для меня момент публичного оглашения своей этничности и стал началом борьбы с маргинализацией ромов. Осторожное отношение к раскрытию ромами своей идентичности связано с их трагичной историей: ромы массово уничтожались во время Второй мировой войны, а до XVIII века в Румынии вообще были рабами.

— С какими нарушениями прав сегодня сталкиваются ромы в Молдове?

— В рамках исследования и документации феномена дискриминации я пришла к выводу, что чаще всего в Молдове дискриминируют по этническому признаку. И ромы становятся основной целью такой дискриминации. Зафиксировано много случаев дискриминации ромов при найме на работу, при попытке доступа к услугам местной публичной администрации. Часто встречаются случаи дискриминации в системе образования: в некоторых школах для детей ромов создают отдельные классы, потому что они якобы менее способные, нежели дети-неромы. Список подобных случаев можно продолжать. Я столкнулась с дискриминацией при попытке арендовать квартиру.

— Один из случаев расовой сегрегации ромов в Молдове был внесен в отчет Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью, опубликованном в 2013 году.

— Верно, речь идет о городе Атаки, где в 2012-2013 годах были созданы специальные классы для ромов. Благодаря вовлечению национальных и международных правозащитных организаций эти классы удалось расформировать и распределить детей по разным классам. Однако администрация лицея до сих пор не признает, что имела место настоящая расовая сегрегация. Администрация мотивировала свою политику тем, что родители неромов не хотели, чтобы их дети учились с ромами в одном классе. Это привело к ситуации, когда часть ромов вынуждена была посещать школу в украинском городе Могилев-Подольский. Учителя лицея говорили, что у ромов слабая успеваемость, они много пропускают, и создание специальных классов, по их мнению, является решением этих проблем. Приходилось слышать от них и такое: «А зачем им много знать? Главное, чтобы писать и считать деньги научились». Я общалась с учениками-ромами — они хотят учиться в одном классе с другими детьми. Они считают себя менее способными и менее талантливыми, потому что они — ромы.

— Как освещают подобные конфликты в СМИ?

— Меня раздражает то, как некоторые телеканалы поднимают тему ромов в Молдове. К примеру, один из каналов обязательно конкретизирует этническую принадлежность виновных или подозреваемых в преступлениях, если речь идет о ромах. А по мне, так у преступников нет национальности.

Молдавские журналисты не знают, как писать о ромах и как представить имеющуюся у них информацию корректно. К примеру, каждую статью, опубликованную в интернете, сопровождают комментарии читателей. Чаще всего они расистские и призывают к ненависти: «Нужно сжечь всех цыган», «Сколько можно их терпеть в Молдове» и так далее. К сожалению, модерация комментариев со стороны молдавских онлайн-медиа оставляет желать лучшего. Обычно, когда я вижу подобного рода новости или комментарии, направляю письма в соответствующие редакции.

— Пользуются ли ромы национальными средствами правовой защиты в случаях дискриминации?

— В РМ был принят закон «Об обеспечении равенства». Одним из защищенных критериев в рамках этого закона является этничность. Естественно, если я посчитаю, что меня дискриминировали потому, что я рома, я могу обратиться в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства. К сожалению, у решений совета только рекомендательный механизм (на самом деле решения совета носят обязательный характер, но отсутствует механизм принуждения их выполнения.— NM) и нет механизма санкций. Максимум, что грозит нарушителю,— штраф.

В рамках Национального центра ромов, с которым я сотрудничаю, мы помогаем ромам обращаться в совет или суды. Расскажу об одном из таких случаев — деле «Зэпеску против Andy`s Pizza». Молодого человека отказывались трудоустроить, потому что он ром. К сожалению, мы проиграли суд первой инстанции, сейчас дело находится на рассмотрении во второй. Если исчерпаем все средства национальной правовой защиты, то обратимся в Европейский суд по правам человека. У нас есть все необходимые доказательства, и Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства уже вынес решение, что в данном случае идет речь о дискриминации по этническому признаку.

Есть и другой случай, связанный с высказываниями политика Анатола Плугару. Он сравнил негативные действия политиков с действиями представителей ромов. (Плугару сказал, что правящий альянс ведет себя как «цыгане себя ведут с немытым ребенком: они скорее заведут другого, нежели его вымоют»). Дело было выиграно нами в суде, и господина Плугару обязали принести публичные извинения сообществу ромов, чего он до сих пор не сделал.

— Как вы оцениваете действия, предпринимаемые государством для интеграции ромов и защиты их прав? Я знаю, что был разработан отдельный план действий поддержки ромов. Этот документ работает?

— План действий по поддержки ромов на 2011-2015 годы является единственным государственным документом, который фокусируется исключительно на этничности ромов, но на его реализацию не выделены средства из бюджета.

Были прописаны мероприятия и акции, однако в графе «расходы» указано: «в пределах государственного бюджета». Возникает вопрос: где предел государственного бюджета? Необходимо, чтобы в следующем плане поддержки ромов в графе «расходы» значились конкретные суммы для конкретных действий.

— Как же тогда выполнялись прописанные в плане меры?

— Для меня это до сих пор остается загадкой, равно как и полученные результаты. По сравнению с планом 2007 года, новый документ, безусловно, является прогрессивным. Но можно создать еще более качественный рабочий документ. Необходимо участие самих ромов в разработке такого плана. Для создания плана на 2011-2015 годы была создана рабочая межминистерская группа. По-моему, необходимо сделать четкие выводы относительного того, какие были плюсы и минусы этого плана действий, и разделить новый план по логическим секциям: дети, женщины, молодежь, потому что они являются самыми уязвимыми в сообществе ромов и нуждаются в индивидуальном подходе.

— В плане поддержки ромов было прописано появление общественного посредника. Что это означает?

— Медиатор — это пункт связи между сообществом ромов и местной администрацией. Когда у кого-то из ромов появляются проблемы, они в первую очередь обратятся к общественному посреднику, который отправится представлять интересы ромов в местную администрацию. Институционализация общественных посредников является самым большим достижением политики государства по отношению к ромам. Изначально шла речь о выделении средств из госбюджета для найма 52 общественных посредников. В настоящий момент работает лишь 21 общественный медиатор.

— Может, причина недобора в низкой зарплате? На одном из круглых столов лидеры общественных организаций, специализирующихся на правах ромов, говорили, что медиатор получает 1600 леев.

— Зарплата действительно символичная. Но у нас есть люди, которые настолько полны энтузиазма, что на протяжении десяти лет работали в качестве общественного медиатора бесплатно. И когда мне, как сотруднику неправительственной организации, требовалась информация о ситуации с ромами на местном уровне, то я обращалась именно к ним. На протяжении десяти лет эти люди участвовали в тренингах по повышению квалификации, организованных ЕС и Советом Европы. Они — настоящие профессионалы.

На данный момент в Молдове есть три активные организации ромов, которые реализуют проекты на протяжении многих лет. Это Национальный центр ромов, где работаю и я, НПО Ograda noastră и молодежная организация «Молодой ром». Национальный центр ромов фокусируется на правовом аспекте проблем сообщества, на судебных процессах, адвокатуре, юридических консультациях в случаях нарушений прав человека. Также у нас было много образовательных проектов для молодых ромов дошкольного и школьного возраста. Сейчас мы реализуем проект Romaversitas. Его цель — подготовка студентов первых курсов для того, чтобы помочь им в последующем трудоустроиться. Это пилотный проект для Республики Молдова. Через два года можно будет узнать его первые результаты.

— Почему ромов нет на государственных должностях?

— Продвижение ромов — это отдельная проблема. Когда было сформировано правительство Юрия Лянкэ, была учреждена функция, которая называлась «советник премьер-министра по проблемам ромов». Эту должность занимал Руслан Стынга. Это первый и пока единственный случай в истории РМ, когда человек, принадлежащий этнической группе ромов, занял государственный пост на центральном уровне. Что касается местного уровня, то, по нашей информации, только три представителя ромов являются местными советниками. И это несмотря на то, что практически в каждом населенном пункте страны живут ромы.
Участие ромов в политике оставляет желать лучшего. И тут я не имею в виду повышение количества и качества инициатив, исходящих от ромов, с этим все в порядке. Эти инициативы, к сожалению, не продвигаются, потому что предложены ромами. Мне бы хотелось больше позитивных краткосрочных мер со стороны государства, которые бы регулировали политическое участие ромов в жизни страны.

— В исследовании, проведенном Информационным центром по правам человека, сообщается, что этнические меньшинства, в том числе ромы, представлены в молдавских учебниках истории маргинальным образом, их вклад в развитие Молдовы не освещен. Если бы у вас была возможность посредством учебников рассказать о ромах, которые внесли вклад в развитие Молдовы, то кто бы это был?

— Это больной для меня вопрос. Было бы логично, чтобы в учебниках по истории хотя бы отдельная глава была посвящена этническим меньшинствам, чтобы мы знали, как в Молдове появились гагаузы, болгары, ромы... Мы не знаем истории друг друга. Я бы предложила написать о лидерах ромов, которые добились институционализации должности «общественный посредник». Это Николае Радица, Руслан Стынга. Конечно, стоило бы рассказать о композиторах, исполнителях разных лет, о легендарной исполнительнице Марии Драган.

— Согласно исследованию «Восприятие дискриминации населением РМ», опубликованном фондом Сороса в 2011 году, меньше половины жителей Молдовы согласились бы принять в качестве своего соседа, друга или коллеги по работе человека из сообщества ромов. Как можно изменить такое предвзятое отношение?

— В Молдове нужно организовывать как можно больше социальных кампаний по борьбе со стереотипами. Но самое главное — это продвижение позитивного образа ромов в прессе. В СМИ ромы чаще всего упоминаются в контексте бедности, воровства. Хотелось бы видеть и истории успеха с участием ромов, а таковых тоже немало. Было бы желание их узнавать.

— В Молдове большинством используется термин «цыган» вместо политкоректного «ром». Есть ли разница между этими двумя понятиями?

— Большая часть тех, кто употребляет слово «цыган», не знает его значения. Дословно оно означает «тот, которого нельзя трогать». В языке романи такого слова не существует. Большинство людей ассоциируют этот термин с ромами, чтобы наделить их определенным социальным статусом. В языке романи есть термин «ром», что означает «человек». И я, зная значение обоих терминов, предпочитаю, чтобы меня называли рома, а не цыганка. И я хочу гордиться своим происхождением.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки