Особенный театр
Как игра в спектаклях помогает жить «детям с особенностями»
«А это вы нас приехали снимать?» — нетерпеливо спрашивают нас на входе двое мужчин и явно волнуются.
NM отправился узнать, чем живет театр для «детей с особенностями», как называют его организаторы. Детям в среднем — от 20 до 40 лет.
Центр ассоциации «Планета милосердия» (юридическое название — Planeta Caritatii. — NM) — одна из немногих организаций в Молдове, которая работает с людьми старше 18 лет с ментальными отклонениями. Для маленьких детей с особенностями развития есть спецшколы и дневные центры. Как только человек с диагнозом синдром Дауна или, например, умственная отсталость становится совершеннолетним, пойти ему некуда: в Молдове нет никаких государственных программ или центров для такого возраста.

Восполнять этот пробел остается родителям и энтузиастам. Создателями «Планеты» стали именно они: в центре работают девять педагогов, из которых четверо — мамы ребят, которые в нем учатся. Все без исключения трудятся бесплатно.

В своем нынешнем виде «Планета» существует уже шесть лет. С воспитанниками центра занимаются физкультурой и учат их обслуживать себя — пришивать пуговицы, стирать, готовить простую еду, мыть посуду (для многих все это — целая наука). Но и родители, и педагоги признают, что самое яркое и перспективное направление их совместной работы — театр. NM побывал на новогоднем спектакле о Бременских музыкантах и заглянул за кулисы самого особенного театра Молдовы.
«Добираться не трудно, на двух троллейбусах»
Центр располагается в здании бывшего детского сада на верхней Ботанике. В назначенный час сюда съезжаются артисты, зрители и их родители. Многие добираются сообща на такси и машинах: общественный транспорт для некоторых — непреодолимое препятствие.

Спектакли, кстати, становятся одним из немногих поводов в году, когда удается собрать всех подопечных центра вместе. В «Планете» занимаются 30 ребят с разными диагнозами. Но одним слишком трудно добираться из-за колясок, другие не ориентируются в городе, и без родителей не могут уходить далеко от дома. Не у всех есть свободное время, чтобы отвести своего ребенка на репетиции. Лишь 10-15 человек постоянно участвуют во всех занятиях.
Одним из первых добрался Саша, хотя ему и пришлось ехать с Чекан через весь город. Он не отчаивается. Говорит, «добираться не трудно, на двух троллейбусах». Обычно одна беда — по вечерам народу слишком много: «В пять часов уже много людей. Троллейбусы и автобусы переполненные, маршрутки переполненные. Единственный пустой транспорт — такси».

Кстати, Саша помнит наизусть почти все маршруты общественного транспорта. А еще всегда готов подсказать, где найти караоке, чтобы бесплатно петь до утра. Сам при этом не поет. На вопросы о музыке меланхолично отвечает: «Может, и нравится». Он из тех, кто частенько пропускает репетиции, поэтому полученной ролью петуха особенно доволен. «Я же самый настоящий петух огненный, я родился в 1981 году», — рассказывает он. 1981 был годом петуха.
В бывшем здании детского сада, где располагается «Планета», чего только нет: и муниципальная библиотека, и кружки, и оздоровительная гимнастика для детей. Центру «Планеты» от муниципалитета досталась небольшая комнатка: там артисты и их преподаватели чаевничают, обсуждают планы, переодеваются и хранят костюмы.

«Спрашивайте», — садится на стул напротив молодой человек, явно готовый давать интервью. «Ты, Леня, славу любишь», — с легким упреком говорит ему мама. «Леня родился на сцене», — продолжает она. Леня не возражает. «Родился на сцене. В 1980 году», — лихо отчеканивает он и поправляет шляпу. Спорить с этим трудно. Его отец — певец, основная работа мамы — ведение юбилеев и свадеб, в остальное время — трудится в театре. Любовь Сергеевна — художественный руководитель «Планеты».

«Ребенок на сцене полностью преображается. Не столько на репетиции даже, сколько на выступлении. Когда они видят зрителей, то так мобилизуются, что мы, руководители, в шоке. Еще вчера — не туда, не так, не сяк. Ответственность плюс симпатия зрителей их просто преображают», — рассказывает Любовь Сергеевна.
По ее словам, за шесть лет работы театрального направления ребята научились слышать и слушать преподавателей. И гораздо лучше ориентироваться на сцене. Добиться того, чтобы никто никого не толкнул и нашел свое место, какое-то время было одной из первоочередных задач.
«Картинка была не из лучших»
В «гримерке» перед спектаклем людно. Костюмы здесь — отдельная история. Их шьют специально к каждому спектаклю, каждому герою — свой. Петух получает шляпу с перьями, Трубадур — залихватскую рубашку с жилетом, принцесса — платье в пол и корону. Большинство костюмов шьет одна из мам — Наталья. Ее дочка Даша ходит на занятия в «Планету» почти с самого основания центра. Даше всегда достаются роли принцесс и прекрасных дам: корона ей очень к лицу.
Про Дашу говорят, что она — «звезда, но не оттого, что она единственная, а оттого, что неповторимая». Даше 22 года, и она действительно единственная девушка в театральной труппе. Специфика определенных ментальных отклонений: чаще всего им подвержены мужчины.

Даше и ее маме до театра приходилось нелегко. Девушка 24 часа в сутки находилась рядом с матерью. Оставаться одна отказывалась. Отходить слишком далеко боялась. На первых репетициях забивалась в угол и плакала. Спустя несколько лет, как рассказывает Наталья, ее ребенок «совершенно преобразился»: ее речь по-прежнему на уровне трех-четырехлетнего ребенка, но это больше не мешает ей общаться с другими людьми.
«Теперь мы счастливы»
«Понимаете, проблема в том, что, как правило, мама, у которой ребенок — инвалид, считает, что это крест на всю жизнь. И мысль, что это неизлечимо, неисправимо, очень давит. Нужно, чтобы кто-то со стороны помог. У меня не было даже мысл, что она сможет танцевать. Нам ставили [диагноз] тетрапарез, ДЦП. Картинка была не из лучших. И я даже подумать не могла, что она сможет танцевать и крутить пируэты», — рассказывает Наталья. И несколько раз повторяет: «Теперь мы счастливы».
Ее чувства разделяет и другой подопечный центра — Борис: в спектакле ему досталась роль осла. Боря с расстановкой и вдумчиво проговаривает: «Благодаря центру я пришел в себя как человек». До театра, говорит, было «плоховато», а сейчас «профессионалы очень хорошо помогают».

Раньше Боря жил с мамой и бабушкой, но бабушки недавно не стало. «А отец не стоит даже разговора», — уверен он. Пожалуй, с ним могли бы согласиться многие актеры театра. За редкими счастливыми исключениями особых детей в одиночку воспитывали матери. Отцы, узнав о диагнозе ребенка, в большинстве случаев сбегали.
«Их предлагают оставить в роддоме»
В похожей ситуации оказалась и мама Мансура. Он — самый младший в основном костяке театра. Ему почти 18 лет. У Мансура болезнь Дауна. О диагнозе сына его мама, Антонина, узнала уже после родов. За его жизнь ей пришлось сражаться с первых дней.
«Сначала был шок. А потом мне его не отдавали. Как я поняла, это практикуется везде. Детей с болезнью Дауна и другими похожими особенностями не хотят отдавать. Во-первых, предлагают оставить в роддоме. Во-вторых, можно сказать, даже заставляют», — рассказывает Антонина.
После родов сына на два дня забрали на какое-то обследование и отказывались ей возвращать.

Избавившись от назойливой системы здравоохранения, мать и сын оказались перед выбором — что делать дальше? К счастью, нашлись те, кто сказал: «С таким ребенком — сколько ты ему дашь, столько он и будет иметь». Антонина восприняла это как руководство к действию.

«В три года он уже рассказывал стихи. И когда мы пришли к врачу-психиатру оформлять инвалидность, и она спросила, как зовут ребенка — я сказала, что он сам может ответить. Она удивилась: «Нет, эти дети не могут». Я говорю: «Могут. Он и стихи читает, и танцует», — вспоминает Антонина. Врач тогда очень удивилась.

Антонина по профессии швея. Но успела и на заработках в Италии побывать, и побыть ассистентом стоматолога. Сейчас ее основная работа — Мансур. Государство позволяет родителям инвалидов 1 группы работать «персональными ассистентами» и числиться госслужащими. Это дает Антонине возможность активно помогать в театре и постоянно заниматься с Мансуром. Кроме участия в спектаклях, он берет уроки игры на фортепиано: Мансур уже давно лучше мамы разбирается в нотах и терпеливо пишет музыкальные диктанты. Про себя он говорит: «Я — солнечный ребенок».
В театре Мансур обрел друзей и поклонников. «Здесь, в роли артистов, общество лучше принимает таких людей, начинает понимать их сущность, кто они, на что они способны. С ними дружат, общаются на равных. Обычно общество их отталкивает. А тут все понимают, что это такие же люди, как и остальные. И даже могут чем-то порадовать, что-то дать обществу. Повеселить, вдохновить, дать стимул к жизни», — делится Антонина. Мансуру очень повезло с мамой, а репетиции и спектакли дают возможность больше общаться и чувствовать себя уверенней.
«Театральность из него так и идет»
В постоянном пользовании центра только небольшая комнатка на первом этаже размером со стандартную кухню. Для репетиций и спектаклей «Планете» разрешают пользоваться залом этажом выше.

Зал заполняется стремительно. На каждое выступление педагоги театра зовут ребят из других организаций, помогающих особых детям, и специальных центров, общественников, профильных чиновников и даже дипломатов. Свободных мест в небольшом помещении не остается.

Никаких пандусов в здании нет. Несколько колясок вместе с ребятами приходится на руках поднимать на второй этаж. У выхода с крутой лестницы на стенах развешены плакаты, на которых перечислены права ребенка.
История о том, что Леня родился на сцене, оказывается правдой. Именно он первым выходит к зрителям. «Белый-белый снег...», — доносится из колонок. Леня подпевает в микрофон. Иногда забывает слова, но неукоснительно следует мелодии. Не тушуется и не останавливается. «Театральность из него так и идет», — комментируют зрители.

Спектакль — это мюзикл на основе сюжета «Бременских музыкантов». «Пусть будет полон этот год чудес и перемен — прекрасных и счастливых», — читает Любовь Сергеевна. Она в театре не только худрук, но и ведущая. Кстати, Любовь Сергеевна — не единственная мама, задействованная в постановке.

Ольге достались парик с длинными кудрями, корона и усы: на сцену выходит Луи Второй, не желающий отдавать дочь замуж за Трубадура и сам лишенный семейного счастья. Под «говорят, мы — бяки-буки» и, размахивая полами юбок, перед зрителями появляются и другие мамы. Наталье в этом спектакле особенно повезло: ей достались сразу две роли — разбойницы и Зимы.

Ее дочь Даша, играющая принцессу, кажется, и не помнит, что когда-то боялась других людей: она улыбается и машет зрителям, танцует с Трубадуром. В «Планете» считают, что у каждого нужно найти его самую сильную черту и помочь ее развить. Убедиться в этом очень просто. Особенно, когда на сцену выходит Мансур и танцует под ирландскую музыку из постановки Lord of the Dance. Попадает в такт без промашек. Музыкальные диктанты не прошли даром.
Кстати, в зрительном зале — «выпускник» театра Владимир. У Вовы — аутизм. До занятий в «Планете» он боялся заговаривать с людьми, не мог ответить ни на один вопрос и предпочитал место где-то в углу. Сегодня он в первых рядах и с готовностью пританцовывает. А еще Вова поступил в прошлом году в колледж, учится на плотника: теперь он может рассчитать, на сколько прогибается диван, сколько на него помещается «толстых и худых» и умеет вышивать на машинке цветы и растения. У Вовы будет настоящая профессия.

Но занятия в театре он вспоминает с любовью. «Нравилось, что под музыку, танцы, выговаривать все словами, танцевать. Нравились музыкальные сеансы, красивые они были, с такой яркой одеждой», — рассказывает он. Вова сбился со счета, но помнит, что сыграл примерно в 12-14 спектаклях.

После постановки Леня облачается в Деда Мороза, а Даша — в Снегурочку. Они принимают подарки от зрителей, чтобы вручить и свои: девушка с аутизмом читает стихи собственного сочинения, парень с нарушениями моторики поет все куплеты рождественской Let it snow.
«После 16 лет они будто нигде»
Как рассказывает директор центра Людмила Шишкина, главная задача театра — социализация. «У ребят развивается чувство пространства, тренируется память, отрабатываются определенные логопедические навыки. Но самое главное — они общаются между собой, с преподавателями. На сцене они выражают себя как личности. Когда они играют, то понимают, что кому-то нужны», — поясняет Людмила Павловна.
«Обычно, когда таким людям исполняется 16 лет, они будто нигде. Точнее — или дома сидят, или оказываются на улице, где из-за своих болезней абсолютно не защищены», — рассказывает директор центра.
Родители, оставшиеся один на один с ребенком с ментальным заболеванием, часто не знают, что с ним делать, как можно помочь ему развиваться.

В «Планете» учатся и сами родители: они отрабатывают дома с детьми навыки, полученные на занятиях, делятся между собой опытом, поддерживают друг друга. «Мы часто собираемся вместе и не в театре — выезжаем на природу, например в Вадул-луй-Водэ, где владелец базы уже не один год бесплатно предоставляет нам места, ходим в театры, иногда на выставки», — рассказывает Людмила Павловна.

Бывает, ездят даже на гастроли. В прошлом году театр побывал в гагаузском селе Конгаз. Несмотря на волнение, артистам удалось настолько очаровать зал, что гагаузские организации приезжали в Кишинев в гости к «Планете». Обмениваться опытом, учиться.

Важная деталь в работе центра — у всех его подопечных есть семьи. Во-первых, социальные навыки прививаются только тогда, когда есть с кем их отработать дома. Во-вторых, у «Планеты» нет финансовой возможности поддерживать ребят без родителей. Никакой господдержки, кроме льготной аренды помещения, центр не получает. Иногда удается выиграть международные гранты на некоторые проекты. Например, благодаря Швейцарскому посольству в театре появились колонки, усилитель и микрофон.

Но помощь бывает не только финансовая. Благодаря международной организации Advita в центре почти всегда работают один-два волонтера. Они делятся своим опытом, помогают ребятам на занятиях, иногда даже участвуют в спектаклях. Например, если волонтер — немец, король внезапно может заговорить по-немецки. Многие готовят визуальные путешествия для подопечных центра и рассказывают о своих странах: Италии, Германии, Великобритании, Бельгии и многих других.

За шесть лет в «Планете» поработали волонтеры почти из всех европейских стран. Был даже доброволец из Японии. Волонтеры из Молдовы в центр не приходили ни разу. В ответ на вопрос «почему?» Людмила Павловна только пожимает плечами: «Удивительно, но это так».

После спектакля все получают заслуженные подарки — от благотворительной организации «Ротари-Клуба» и других друзей центра. Все спешат за конфетами и мандаринами к столу, а Леня успевает поделиться планами на каникулы: «Сейчас уезжаем с мамой в Сергеевку, лечиться, отдыхать. А потом — снова творчество. С Мансуром. Зажигать!».
Справка NM
Центр ассоциации «Планета милосердия» находится в Кишиневе по адресу ул. Гренобля, 163/5. Занятия проходят с понедельника по пятницу. Своей интернет-страницы у ассоциации еще нет.
По данным Национальной кассы социального страхования за 2016 год, в Молдове живут почти 26 тыс. человек старше 18 лет, которые получили степень инвалидности в детстве. Из них около 8% имеют ментальные отклонения и расстройство поведения.
От государства им полагается пенсия от 719 до 770 лев в месяц. Зарплата персонального ассистента после вычета налогов — примерно 1100 леев.
Ольга Гнаткова
Корреспондент NM
Фото: Татьяна Булгак
Видео: Александр Антониу