Среда 13 декабря 2017
$ 17.2471 20.2464

Сценаристы и режиссеры нашей бедности: что привело к кризису банковской системы Молдовы

Прошло три месяца с момента публикации открытого письма экс-министра финансов Вячеслава Негруцэ, адресованного президенту Молдовы Николае Тимофти и экс-премьеру Юрие Лянкэ. Не знаю, как для адресатов и других людей, но для меня, как человека, работающего в области финансов, в частности в банковском секторе, представленные документы стали сенсационными. Они пролили свет на потаенные уголки молдавского банковского сектора, о которых я думал долгое время.

На протяжении последних месяцев произошло много событий. Прошли парламентские выборы, которые были самыми скучными и анемичными за последнее время. Провалилось — практически спланированно — правительство под председательством Лянкэ. Было выбрано миноритарное правительство, которое якобы поддерживается и продвигается Демократической и Либерально-демократической партиями, но на самом деле умело управляется из тени Партией коммунистов. Были и менее масштабные события, освещение которых прессой было минимальным. Большая часть СМИ, обслуживающая политические интересы, спешила перекрывать эти информационные потоки новостями из шоу-бизнеса и происшествий. Таким образом, журналисты упустили из виду одно из самых драматических событий молдавского государства с момента его создания, которое «пеклось» прямо у них на глазах. Таким образом, «бомба», заложенная властями в банковском секторе еще десять лет назад, взорвалась «неожиданно» и масштабно.

Но давайте по порядку. Внимательно анализируя путь становления нашей банковской системы, можно увидеть, что случаи мошенничества начались еще в 1993-1994 годах. Это признает и в интервью радио Europa Liberă экс-президент Петру Лучинский, имя которого фигурирует в отчете Kroll (он является акционером Unibank.— NM). Цитата господина Лучинского: «С этими вещами мы выросли, с различными схемами, которые формировались после объявления независимости».

Можем вспомнить знаменитый Petrol Bank, который «помогал» экономическим агентам не платить налоги государству, проводить операции с деньгами из Приднестровья. Аналогичная практика была и у Businessbanca, вице-председателем которого была теперь уже бывшая вице-председатель Нацбанка Эмма Тэбырцэ. Властям было недостаточно средств, которые приходили из Приднестровья посредством молдавских банков. Аппетит приходит во время еды. Олег Рейдман, с согласия Воронина в бытность его президентства, созывает секретное (!) заседание с высокопоставленными чиновниками. На этом заседании обсуждается мегасценарий: перенаправление потока «грязных» денег из региона в Молдову для легализации их происхождения. Сценаристы после этой памятной встречи с новыми силами взялись за дело — изменение законов. Это была их первоочередная задача. И следует сказать, что они проделали огромную работу. С 2006 по 2014 годы они внесли изменения в законы о Нацбанке, о финансовых институтах, государственном долге и гарантиях, о борьбе с отмыванием денег. Кроме того, они исключили из Уголовного кодекса преследование за нарушения с заложенным имуществом в банках. Изменения вступили в силу в 2009 года — незадолго до коллапса Investprivatbank.

Перед «законотворчеством» великих специалистов можно смело снять шляпу. Следует сказать, что к этому «творчеству» имели отношение и тогдашний президент Нацбанка Леонид Талмач, и премьер-министры Василе Тарлев и Зинаида Гречаная, и спикер Мариан Лупу, и министр экономики Валериу Лазэр, и министр финансов Михай Поп, и председатель парламентской комиссии по экономической политике, бюджету и финансам Николай Бондарчук, и другие государственные чиновники.

Верхом лицемерия было награждение этих участников мегасценария высокими государственными наградами. Назначение Леонида Талмача президентом банка, который фигурирует в «отмывании» денег, совпадение ли? Эти изменения дали возможность легализовать грязные деньги из приднестровского региона, которые впоследствии доходили до латвийских банков.

На протяжении 2010-2014 годов криминальные организации и коррумпированные чиновники из России перевели десятки миллиардов долларов из грязных фондов посредством этой «мойки», которая сформировалась из десятков офшорных компаний, банков, фиктивных кредитов и подставных лиц. Процесс легализации осуществлялся молдавскими судами, а деньги уходили за рубеж — в основном в прибалтийские банки. Здесь появляется и связь с отчетом Kroll, в котором указано, что латвийские банки кредитуют неких людей из Молдовы. Эти изменения в законодательстве позволили расширить возможности кредитования, примеры которых представлены в отчете специалистов Kroll.

Основа для нынешних событий была создана коммунистами, а продолжен мегасценарий был их последователями. Законодательные изменения 2006-2014 годов способствовали исчезновению наших денег из трех банков, а также приведению страны в большой финансовый хаос и отдалению от норм Евросоюза, который категорически исключает практику легализации «грязных» денег.

Последние дни, по праву можно сказать, были больше всего посвящены событиям вокруг трех банков (Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank.— NM). Прошел многотысячный митинг, на который собрались недовольные нынешней властью. Я в числе других был приглашен на встречу со спикером для обсуждения отчета Kroll, но в ту ночь произошла «утечка» отчета. Я послушал выступления чиновников в парламенте. Их выступления были противоречивы, оторваны от реальности и ввели еще в большее заблуждение тех, кто их слушал.

Коллеги, друзья, соседи меня спрашивают: «Кто виноват в мегакраже?» Деньги украла система. А мы были безразличны, когда эта клептократическая система росла, и позволили засунуть руки в наши карманы. Сейчас будет сложнее отрезать щупальца каракатицы, но нам необходимо приложить эти усилия для более достойной жизни.

Автор — директор инвестиционно-консалтинговой компании «Альфа Инвест», доктор экономики Святослав Михалаке.

Святослав Михалаке

Партнерские ссылки