100 дней после Плахотнюка. Что надеолигархизировала новая власть
9 мин.

100 дней после Плахотнюка. Что надеолигархизировала новая власть

16 сентября коалиционному правительству Майи Санду исполняется 100 дней. Ожидания от новой власти были очень высокими, и многие считают, что они не оправдались. Одни недовольны тем, что коалиция упустила проворовавшихся олигархов, другие указывают на политизацию госинститутов, третьим не нравится, что не будут увольнять никого из судей. NM вместе с экспертами разбирался, что из своих обещаний и планов новая власть уже выполнила, а что — нет, и почему.

Основные планы и обещания новой власти отражены в коалиционном соглашении, которое Партия социалистов и блок ACUM подписали 8 июня.

Большинство пунктов соглашения вроде выполнены — спикером парламента, как и договаривались, избрали лидера социалистов Зинаиду Гречаную, а премьер-министром назначили сопредседателя блока ACUM Майю Санду, приняли декларация о захваченном государстве, создали две комиссии, расследующие «кражу миллиарда» и приватизацию госимущества, отменили смешанную избирательную систему и внесли изменения в избирательное законодательство, продлили торговлю по патентам. Кроме того, отправили в отставку руководителей многих ключевых ведомств (некоторые ушли сами), а также назначили дату очередных местных выборов.

Из почти 20 пунктов коалиционного соглашения пять пока не выполнены или выполнены частично.

Прокуратура

Один из таких пунктов — реформа прокуратуры.

Одна из главных задач, которую ставила перед собой новая власть, — освобождение правоохранительных органов от влияния экс-лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. Партнеры по коалиции решили, что для этого надо внести изменения в закон «О прокуратуре» и назначить нового генпрокурора.

Сместить с должности генерального прокурора стоило власти немалых усилий. После почти месяца упорного противостояния генпрокурор Эдуард Харунжен все же подал в отставку.

Поскольку коалиция не успела внести изменения в законодательство для избрания генпрокурора по-новому, решили избрать временного генпрокурора, разрешив парламенту выбрать кандидата и предложить его на утверждение президенту (ранее предлагать кандидата мог только Высший совет прокуроров).

Таким образом Генпрокуратуру временно возглавил молодой прокурор Думитру Робу.

Тем временем Высший совет прокуроров, руководствуясь действующим законом, объявил о конкурсе на должность генпрокурора. Это возмутило премьера Майю Санду, так как коалиция планировала выбрать генпрокурора уже на основе новой процедуры.

Судебная система

В судебной системе сколько-нибудь заметных изменений не произошло. Члены ВСМ сместили с поста своего председателя Виктора Мику (он сохранил место в ВСМ) и отстранили от работы главу Высшей судебной палаты Иона Друцэ и нескольких руководителей судов Кишинева (из-за жалобы судьи на давление с их стороны). Позже, правда, Апелляционная палата Кишинева восстановила Друцэ в должности.

Генпрокуратура так и не приняла к рассмотрению. Жалобы других судей на «коррумпированность» системы остались и без внимания ВСМ.

13 сентября правительство утвердило законопроект, предусматривающий, что кандидата в генпрокуроры будет выбирать минюст, а составы Высшего совета прокуроров и Высшего совета магистратуры расширят с 12 до 15 членов.

А вот число судей Высшей судебной палаты (ВСП) новая власть предложила сократить 33 до 17. При этом полномочия ВСП предлагается урезать.  Председателя ВСП, как и сейчас, будет назначать президент, а заместителей председателя  — парламент. Все нынешние члены ВСП должы будут пройти аттестацию. При этом законопроект не предусматривает переаттестацию всего судейского корпуса.

Директор Центра политики и реформ Штефан Глигор считает, что предложенная реформа — лишь частичное наступление на систему, поэтому она не даст желаемых результатов. Реформирование Высшего совета прокуроров и Высшего совета магистратуры Глигор назвал «самым страшным» элементом реформы — «политическим подчинением» (дополнительных членов и того, и другого совета будут назначать правительство и президент).

«Самый страшный элемент реформы — политическое подчинение юстиции».

Эксперт Виктор Чобану считает, что после назначения и.о. генпрокурора прокуратура не заработала как надо, и советует властям обратить, наконец, внимание на работу самих ведомств, а не на смену их глав.

Похожей точки зрения придерживается политический эксперт Дионис Ченуша. Он вообще считает, что главным негативным результатом работы коалиции стала смена руководства госучреждений, которая не дала эффекта. То же самое, по мнению эксперта, и со схемами и механизмами, запущенными прежней властью, — все они остались.

Ченуша также указал на то, что новая власть не представила свое видение того, как должны по-новому работать госинституты. «Такое впечатление, что коалиция до сих пор не видит себя у власти», — заметил эксперт.

ЦИК и избирательная система

Отставка членов ЦИК была одним из главных пунктов «антиолигархического пакета» блока ACUM. На одном из первых заседаний парламента новое большинство внесло изменения в Кодекс о выборах, которые упрощали процедуру отзыва членов ЦИК.

После этого в отставку подали председатель ЦИК Алина Руссу, зампредседателя Родика Чуботару и член Центризбиркома Юрий Чокан. Все они объяснили свою отставку несогласием с нововведениями, назвав их вмешательством в избирательный процесс и деятельность ЦИК.
Поправки в Кодекс о выборах раскритиковали и правозащитные организации, которые обвинили коалицию в желании политически подчинить ЦИК.

В итоге президент не промульгировал этот закон и вернул его в парламент. Депутаты к этому закону пока не возвращались.
16 июля парламент назначил на три вакантные должности членов ЦИК Думитру Павла (по предложению фракции партии «Платформа Достоинство и правда»), Дорина Чимила (от PAS) и Максима Лебединского (от ПСРМ). Спустя два дня обновленный состав ЦИК избрал своим председателем Дорина Чимила.

Остальные шесть членов ЦИК сохранили свои мандаты. По словам представителей парламентского большинства, у коалиции нет ни намерений, ни полномочий их менять.

«Есть много вопросов, которые должен был решить ЦИК. Есть, например, вопросы к избирательным спискам. За два месяца я не слышал даже разговоров об этом. И мы идем на местные выборы с теми же проблемами», — отметил Глигор.

С ним согласен Виктор Чобану, который опасается, что особого доверия к местным выборам не будет, потому что в списках избирателей «как было 3,2 млн человек, то есть больше, чем жителей Молдовы, так и осталось».

«Как было 3,2 млн человек, то есть больше, чем жителей Молдовы, так и осталось».

Кроме того, хотя новая власть и отменила, как и обещала, смешанную систему выборов и всю избирательную реформу демократов, эксперты и тут критикуют власть за полумеры. Как пояснил Глигор, если нас ждут досрочные парламентские выборы, о чем неоднократно говорили представители коалиции, их придется проводить по смешанной системе, так как на этот счет есть решение Конституционного суда.

Гражданство за инвестиции

Новые власти, резко критиковавшие программу гражданства за инвестиции и обещавшие ее отменить, ничего пока не отменили. Оказалось, что это не так просто. По словам министра экономики Вадима Брынзана, в этом случае Молдове придется возместить многомиллионный ущерб консорциуму Moldova Investment Company и Henley & Partners, который отвечает за реализацию программы.

Временным выходом из положения стал мораторий на прием новых заявок по программе гражданства за деньги. «Мы проголосовали за мораторий. Рассматривают только те заявки, которые подали до введения моратория. Если бы мы отменили программу, на нас подали бы в суд,» — пояснил NM зампред партии «Действие и солидарность» (PAS) Михаил Попшой.

Спецкомиссии

Как и обещали, депутаты коалиции создали в парламенте несколько следственных комиссий, которые, в том числе, занимаются расследованием кражи миллиарда и приватизации госимущества. При этом о «Ландромате» коалиция пока забыла, хотя обещала заняться и расследованием этой схемы отмывания денег через молдавские банки. Не слышно ничего и об обещанном расследовании апрельских событий 2009 года.

По словам Михаила Попшоя, схемами «Ландромата» частично занимаются комиссии, расследующие кражу миллиарда и приватизацию. «Не было смысла создавать еще одну комиссию. И так слишком много ресурсов задействовано. Есть еще комиссия, расследующая путч (узурпацию власти. — NM). Кроме того, готовимся создать комиссию, которая будет расследовать госзакупки», — пояснил Попшой. Госзакупками, уточнил он, парламент займется после того, как завершит работу хотя бы одна из уже работающих комиссий.

«Люди должны видеть результаты работы этих комиссий», — пояснил вице-спикер.

Индексация пенсий

В соглашении о коалиции один из пунктов предполагал, что президент Игорь Додон инициирует законопроект об индексации пенсий два раза в год — 1 апреля и 1 октября,и его поддержит правительство. По замыслу Додона, индексация пенсий 1 апреля будет проводиться для всех бенефициаров в зависимости от среднего значения индекса потребительских цен за последние 3 года. Вторую индексацию Додон предложил для тех пенсионеров, у которых пенсия ниже прожиточного минимума.

Пока инициированный президентом проект поправок в закон о пенсиях только обсудили в парламентских комиссиях, он еще не получил заключение правительства. Как пояснил NM источник в правительстве, этим вопросом правительство займется, после того как после МВФ одобрит выделение четвертого и пятого транша в рамках программы кредитования.

Пока же, по словам собеседника, денег на индексацию пенсий два раза в год и тем более на материнский капитал в бюджете нет.
Отметим, что за прошедшие сто дней президент так и не выдвинул инициативу о введении материнского капитала.

Новая налогово-бюджетная политика

Утверждение налогово-бюджетной политики на 2020 год не входило в планы коалиционного соглашения, но пройти мимо этой меры новой власти нельзя. Дыра в бюджете в размере миллиарда леев заставила правительство действовать быстро. Оно выбрало относительно дешевый для страны путь — провело переговоры с Международным валютным фондом и согласилось аннулировать наиболее спорные нововведения Демпартии, в том числе те, что вошли в налоговую реформу 2018 года, которую не одобрили доноры.

Коалиция ПСРМ-ACUM по предложению МВФ и минюста отменила налоговые льготы для игорного бизнеса, вернула к стандартным 20% сниженный вдвое НДС для ресторанов и отелей, ввела двухуровневую ставку подоходного налога для получающих высокие зарплаты и т.д. Острая критика со стороны общества, экспертов и прежней власти и протесты представителей общепита почти  ни к чему не привели — власти смягчили лишь несколько пунктов, в частности, решили не отменять талоны на питание, а обложить их налогами.

После этого МВФ согласился выделить  четвертый и пятый транши по кредитной программе с Молдовой. Также о разблокировании обещанной Молдове макрофинансовой помощи в размере 100 млн евро заявили в ЕС.

Эксперт IDIS Viitorul Вячеслав Ионицэ считает заслугой новой власти разблокирование финансовой помощи. «В прошлом году она была самой маленькой за последние годы — 360 млн леев, или 0,2% от ВВП. В этом году уже получили почти 300 млн леев. Если исходить из того, что в 2014 году размер помощи составлял 3% от ВВП, то за последние пять лет из-за заморозки внешней помощи Молдова потеряла около 21 млрд леев», — отметил эксперт.

Говоря о принятой властями налогово-бюджетной политике, Ионицэ отметил, что МВФ выдвинул жесткие условия разблокирования кредитования, поэтому властям пришлось отменить некоторые налоговые послабления и льготы, которые в прошлом году ввели демократы.
Между тем, большинство экспертов, с которыми говорил NM, разочарованы первыми шагами экономического блока правительства.

По мнению экономического эксперта Виктора Чобану, каких-то результатов в экономике у новой власти пока нет, да и не может быть за такой короткий срок: «Чудес не бывает». Переговоры с МВФ Чобану назвал «безусловной капитуляцией». «Талоны на питание, например, не решали бюджетных проблем. Повышение налогов люди никогда не приветствуют. Нынешняя власть в погоне за сиюминутной бюджетной выгодой действует в ущерб своим электоральным позициям», — считает Чобану.

По мнению Диониса Ченуши, в экономике власти допустили несколько серьезных ошибок. «Отношения с МВФ обязательно надо было разблокировать, потому что от этого зависят отношения с другими донорами и пополнение госказны. Но зачем минфин так торопился, почему не обсудил новые налоговые меры с бизнесом и обществом? Ведь именно за непрозрачность решений нынешняя власть еще недавно ругала демократов», — напомнил Ченуша.

«Ведь именно за непрозрачность решений нынешняя власть еще недавно ругала демократов».

Он также раскритиковал власть за излишнюю и пустую «болтливость». «Зачем было, к примеру, заявлять о раскрытии каких-то схем контрабанды, а после ничего не делать для их устранения?», — задался вопросом эксперт.

Он также считает, что новая власть не выяснила ничего нового о краже миллиарда, несмотря на создание специальной парламентской комиссии. «Ничего не сделали по банковской краже, комиссия не раскрыла ничего нового. Даже отчет Kroll о бенефициарах выведенных средств почему-то опубликовал Ренато Усатый, а не, к примеру Антикоррупционная прокуратура. Так и не заработало нормально Агентство по неподкупности», — отметил Ченуша.

Еще жестче высказался Штефан Глигор. «Они [новая власть] совсем не умеют общаться с избирателями. Низкий уровень анализа и упреждения рисков, неспособность объяснить свои решения, надменное общение с прессой и избирателями, негативное отношение к критике. Все это говорит о том, что они еще не вышли из оппозиционных окопов», —подытожил Глигор.

Единственным положительным итогом Глигор назвал сам факт появления коалиции, которая помогла Молдове избавится от режима Плахотнюка.