Спецпроект NM
«Если я выйду из гонки, кто сможет победить Чебана?»
Один день с кандидатом в мэры
Андреем Нэстасе
«Если я выйду из гонки, кто сможет победить Чебана?»
Один день с кандидатом в мэры
Андреем Нэстасе
NewsMaker продолжает проект «Один день с кандидатом в мэры Кишинева». На этот раз корреспондент NM провела более 13 часов с кандидатом от ACUM Андреем Нэстасе. И узнала, почему он решил покинуть МВД и баллотироваться в мэры, что думает о коалиции с социалистами и о конкурентах-унионистах Дорине Киртоакэ и Октавиане Цыку. О том, как Нэстасе боролся с «менталитетом раба», как агитировал людей на улицах, и как провел первый день в мэрии – в репротаже NM.
«Это менталитет раба»
«Это менталитет раба»
Семь утра. По улице Леха Качинского едет темно-синий автомобиль Toyota Prius. На заднем сидении – Андрей Нэстасе. Он признался NM, что стал ездить на заднем сидении с тех пор, как стал министром. На переднем чаще узнают и отвлекают от работы.

Первая встреча — с сотрудниками зеленных хозяйств — назначена на 7:30. «Рабочий класс... Это на встречу со мной?» — спросил Нэстасе водителя, увидев вереницу людей, направляющуюся к зданию зеленхоза. Во дворе его уже ждали более сотни сотрудников, стоящих полукругом. Нэстасе со многими поздоровался за руку.

– Вас что, привезли так рано на встречу со мной? — спросил он, оглядывая толпу.
– Нет, у нас рабочий день начинается рано. У кого в четыре, у кого в пять, — ответили с задних рядов.
Следующий час Нэстасе рассказывал людям об успешной смене власти в Молдове, реформе юстиции, борьбе с коррупцией и необходимости найти внешнее финансирование, чтобы развивать Кишинев. Люди охотно слушали, улыбались, кивали. Многие напомнили, что были с Нэстасе на протестах.
Следующий час Нэстасе рассказывал людям об успешной смене власти в Молдове, реформе юстиции, борьбе с коррупцией и необходимости найти внешнее финансирование, чтобы развивать Кишинев. Люди охотно слушали, улыбались, кивали. Многие напомнили, что были с Нэстасе на протестах.
Некоторые в первых рядах недоумевали по поводу коалиции с президентом Игорем Додоном и Партией социалистов. Нэстасе объяснил, что у блока ACUM в парламенте было только 26 депутатов, и не было другого выхода, чтобы сменить власть.

Вспомнили и экс-лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. Нэстасе попытался объяснить, что при нынешней власти многое изменилось. Вспомнил, например, недавнее решение суда, обязавшее его уничтожить 60 тыс. агитационных листовок с изображением Штефана чел Маре.

«Скажите, разве мог суд при прошлой власти вынести решение против министра внутренних дел?» — спросил он.

«А завести уголовное дело против председателя Высшей судебной палаты?» — добавил кандидат.
Когда Нэстасе предложил задать ему вопросы, многие стали жаловаться на повышение пенсионного возраста, низкие пенсии и тяжелую работу. Одна из женщин рассказала, что боится не дожить до пенсионного возраста. Нэстасе стал объяснять ей, что за повышение пенсионного возраста ответственны Плахотнюк и Додон, которые были у власти. Многие с ним согласились.

«Помоги вам бог! И не забывайте о людях! Будет праздник — хотим и мы премию, чтобы поесть вкусно», — сказала женщина в большой красной шапке с отворотом. Несмотря на холод, она была только в серой вязаной кофте и улыбалась, показывая золотые зубы.

Нэстасе резко подошел к ней и, приобняв, вывел в центр круга.
«Это менталитет раба, — громко объявил он, не отпуская женщину. — Если мы и дальше так будем думать, то рабами и останемся. Мы должны хотеть повышения зарплаты и достойной жизни, а не подачек на праздники, как это делал Плахотнюк».
«Это менталитет раба, — громко объявил он, не отпуская женщину. — Если мы и дальше так будем думать, то рабами и останемся. Мы должны хотеть повышения зарплаты и достойной жизни, а не подачек на праздники, как это делал Плахотнюк».
«Изменений не надо ждать, их надо делать»
«Изменений не надо ждать, их надо делать»
Следующая встреча с избирателями была у палатки блока ACUM, которую установили напротив столичной мэрии. Нэстасе сам раздавал прохожим листовки и газеты. Некоторые торопливо брали, не догадываясь, что их приветствует глава МВД. Другие, напротив, узнавали, здоровались, желали удачи, просили сфотографироваться.

«Замерзла? Я очень», — сказал Нэстасе корреспонденту NM, спустя полчаса «дежурства» у палатки. Кандидат был в одном костюме, хотя на улице — не больше 10 градусов тепла и холодный ветер.

Приветствуя прохожих, он спрашивал, из Кишинева ли они и просил передавать листовки знакомым. Одна женщина отказалась брать листовку, заявив, что никому не верит. «Почему не боролся? Почему дороги не сделал?», — спросила она сердито. Нэстасе ответил, что не имеет отношения к действиям экс-мэра Дорина Киртоакэ.
«А он не ваш друг?! Я думала, вы за одним столом сидите, а потом делаете вид, что по-разному смотрите на политику. Вот давайте я специально за вас проголосую, а потом [когда победите] сама к вам приду и поговорим». С этими словами женщина взяла газету, которую ей протягивал Нэстасе, и торопливо ушла.
«А он не ваш друг?! Я думала, вы за одним столом сидите, а потом делаете вид, что по-разному смотрите на политику. Вот давайте я специально за вас проголосую, а потом [когда победите] сама к вам приду и поговорим». С этими словами женщина взяла газету, которую ей протягивал Нэстасе, и торопливо ушла.
Пробыв на холоде почти полтора часа, Нэстасе отправился на первое заседание мэрии. Это было на следующий день после того, как Апелляционная палата объявила его победителем на прошлогодних выборах мэра. Он сообщил сотрудникам, что на время избирательной кампании складывает с себя полномочия мэра. И призвал всех прийти на выборы 20 октября: «Изменений не надо ждать, их надо делать».

После заседания Нэстасе «перехватили» журналисты. Они практически заставили его осмотреть кабинет мэра. Заметив в кабинете иконы, журналисты начали расспрашивать Нэстасе, откуда они, и не он ли их принес.

На выходе из мэрии Нэстасе снова «перехватили», но уже горожане, которые настойчиво пытались поведать ему о своих проблемах. Далее у него были запланированы встречи с врачами в Центре матери и ребенка (ЦМИР) и в частной клинике Sancos.

Встречи прошли друг за другом и мало отличались. Нэстасе в очередной раз рассказывал о своей борьбе с режимом и о том, что только ACUM может добиться внешнего финансирования для Кишинева.
Нэстасе немало критиковал Додона и своего оппонента-социалиста Иона Чебана. Время от времени доставалось и унионистам Дорину Киртоакэ (а заодно его дяде Михаю Гимпу), Валериу Мунтяну и Октавиану Цыку за то, что прикрываются унионизмом и не думают о городе. Критикуя их, Нэстасе, не забывал напомнить, что Молдове есть чему поучиться у Румынии. Например, тому, как модернизировали города Клуж и Орадя. Впрочем, как выяснилось, почти никто из участников встреч в этих городах не бывал.

Врачи слушали сосредоточенно, но вопросы задавали неохотно. В ЦМИР одна из врачей жаловалась на доступ к горячей воде и ЖЭК. В частной клинике врач предложила не перекрывать улицу Штефана чел Маре на время различных мероприятий.

И, хотя Нэстасе пытался найти подход к каждой аудитории, одна часть выступлений оставалась неизменной. В определенный момент Нэстасе просил поднять руки тех, у кого хоть один родственник живет за рубежом, и сам поднимал руку первым. За этим следовала история о том, что на встрече в Госуниверситете он спросил одного преподавателя, почему тот не поднял руку: «И он мне ответил: „А у меня рук не хватит, ведь сколько моих родственников уехали"».
«Смотри, Нэстасе, Нэстасе!»
«Смотри, Нэстасе, Нэстасе!»
Историю с преподавателем кандидат повторил и в художественном лицее имени Березовского. Встреча там получилась более оживленной с первых минут. На школьном дворе с Нэстасе охотно здоровались ученики начальной школы. «Смотри, Нэстасе, Нэстасе!» — кричали дети друг другу, дергая за руки. «А кто это?» — осторожно спросил мальчик помладше.

На встрече в актовом зале были только учителя и ученики 12-х классов, которые сами решили прийти. Пришел и депутат от партии «Действие и солидарность» Дан Перчун, и несколько его однопартийцев.

И, хотя Нэстасе снова стал рассказывать о привлечении зарубежного финансирования для Кишинева и модернизацию Клужа с Орадей, некоторых учителей больше волновало, почему тот согласился на коалицию с Додоном. Нэстасе сказал, что и сам в такой ситуации «чувствует себя некомфортно». Но отметил, что большинство ключевых постов в правительстве и парламенте заняли члены блока ACUM, а не ПСРМ.

Бывший директор лицея посетовал, что Нэстасе отказался «от румынских идей». Нэстасе возмутился, что мужчина «обвиняет его, поддавшись на манипуляции СМИ, а не спрашивает напрямую».
«Нельзя просто бить кулаками в грудь и кричать, что ты самый большой националист. Чем измеряется национализм?» — задался вопросом Нэстасе. Он вспомнил, как сказал в одном интервью, что он — «румын по крови, а не по паспорту», а журналисты вырвали его слова из контекста.
«Нельзя просто бить кулаками в грудь и кричать, что ты самый большой националист. Чем измеряется национализм?» — задался вопросом Нэстасе. Он вспомнил, как сказал в одном интервью, что он — «румын по крови, а не по паспорту», а журналисты вырвали его слова из контекста.
Полемику прервала директор лицея. Она пожаловалась, что ее школа — единственная в районе: там учится 2 тыс. человек, а классы переполнены. Она попросила Нэстасе помочь решить проблему, построив еще одну школу. Кандидат в ответ пустился в рассуждения о том, что на Чеканах много незаконных построек.
Создание коалиции ACUM и ПСРМ волновало и сотрудников Дендрария, с которыми Нэстасе встретился после визита в лицей. Несколько десятков человек в рабочей одежде обступили кандидата. Тот снова поспешил откреститься от Додона и Чебана и принялся их критиковать.

Неожиданно пожилой мужчина, назвавшийся Ионом, достал из кармана куртки аккуратно сложенный листок. Он прочел статьи Уголовного кодекса, по которым можно привлечь виновных в краже миллиарда, и спросил, почему их еще не привлекли. Нэстасе спросил, не подготовил ли мужчине кто-то вопрос. Но тот ответил, что сам днем читал Уголовный кодекс.
Другой мужчина в потрепанной кожаной куртке посетовал, что по две недели не может записаться к врачу. Нэстасе рывком подошел к нему и стал объяснять, что такое происходит во многих странах Европы, а не только в Молдове. Правда, добавил, что у граждан Молдовы похуже со здоровьем.

Следующий мужчина вернул беседу к теме политики. В отличие от многих участников встреч, критиковавших союз ACUM с ПСРМ, его, напротив, волновало, почему члены коалиции открыто конфликтуют. «В семье, когда родители ссорятся, они скрывают это от детей. Вы в коалиции тоже так можете», — посоветовал он Нэстасе. Тот в ответ снова обрушился с критикой на социалистов.
«А вы сегодня ели?»
«А вы сегодня ели?»
Не забывали о политике и социалистах и на последней за день встрече. Она прошла на Чеканах, недалеко от палатки блока ACUM. Впервые за день на встрече собралось много молодежи, но ближе к кандидату стояли люди постарше. Собравшиеся много хлопали, ругали социалистов и уверяли кандидата и друг друга в том, что Нэстасе победит.

Женщина, которая представилась Анной, призналась, что голосовала за Нэстасе, но недоумевает, почему он «бросил МВД и борьбу с коррупцией».
«Давайте сделаем маленькое упражнение. Представьте, доамна Анна, что завтра я выйду из гонки? Кто тогда сможет победить Чебана?», — спросил Нэстасе. «Никто!» — стали выкрикивать люди, стоявшие по кругу.
«Давайте сделаем маленькое упражнение. Представьте, доамна Анна, что завтра я выйду из гонки? Кто тогда сможет победить Чебана?», — спросил Нэстасе. «Никто!» — стали выкрикивать люди, стоявшие по кругу.
«Доамна Анна» попробовала оппонировать, что можно было бы найти такого кандидата, если бы об этом подумали заранее. Но Нэстасе уверил ее, что МВД останется в надежных руках. «А если в МВД пойдет такой, как [вице-спикер от DA] Александр Слусарь, будете голосовать?» — спросил Нэстасе. Его слова встретили бурными аплодисментами.

Нэстасе продолжил объяснять, что был вынужден участвовать в избирательной гонке, потому что в прошлом году обещал избирателям «бороться до конца». И добавил, что, «если бы думал только о себе», то остался бы в МВД.

«А вы сегодня ели?» — внезапно спросила пожилая женщина, подойдя к нему ближе. Нэстасе ответил, что за день успел съесть целый бургер. «Давайте отпустим его, пусть человек отдохнет», — обратилась женщина к окружающим.

Минут за 15 люди, и правда, разошлись. (Встреча закончилась после 20:00). А Нэстасе сел в машину и отправился домой. По дороге он обсуждал с секретарем план действий на следующий день, который обещал стать не менее напряженным.
Текст: Надежда Копту
Оформление: Кристина Демиан
Фото: Игорь Чекан