«Это — деньги наших отцов и бабушек». Что рассказала в суде по делу Платона экс-глава Victoriabank
7 мин.

«Это — деньги наших отцов и бабушек». Что рассказала в суде по делу Платона экс-глава Victoriabank

Экс-глава Victoriabank Наталья Политова-Кангаш дала показания в суде Буюкан по делу Вячеслава Платона.  Ее пытались вызвать на допрос с декабря 2020 года, но под разными предлогами она не приходила в суд. О том, как Политова-Канггаш решила «не быть хорошей», в чем заключался ее конфликт с Платоном, и что рассказала в суде Стелла Пахоми, которую СМИ называли «доверенным лицом Платона», — в репортаже NM.

«Не надо быть хорошей, надо быть правильной»

Самым напряженным моментом заседания суда 21 апреля стал допрос экс-главы Victoriabank (VB) Натальи Политовой-Кангаш, которая выступает свидетелем по делу Платона. Ее адвокат Артур Айрапетян всеми возможными способами пытался защитить свою подзащитную от неудобных вопросов: повышал голос, делал замечания прокурору, судьям, Платону и его адвокатами, выкрикивал, что считает происходящие «цирком».

На все вопросы Политова-Кангаш отвечала максимально коротко и быстро. После третьего круга вопросов она отметила, что «хотела быть хорошей», но ей придется рассказать судьям больше, чем она планировала. «Не надо быть хорошей, надо быть правильной», — отметила одна из судей судейской коллегии

После этого Политова-Кангаш рассказала, что в 2013 году ей было известно о том, что Платон был «непрямым акционером» Victoriabank. По ее словам, у нее с Платоном возникли разногласия, и ей пришлось напомнить ему, что «в банке есть законы, [которые он не может нарушить». Политова-Кангаш отметила, что в ответ Платон предложил ей уволиться.

После этого, по ее словам, она поручила сотрудникам банка проверить кредиты, которые в 2011 году Victoriabank выдал пяти компаниям, подконтрольным Платону. Он выступил поручителем по каждому из пяти кредитов. По словам Политовой-Кангаш, во время проверки выяснилось, что по кредитам фиктивно заложили недвижимость в России. Политова-Кангаш отметила, что ей самой не ясно, как это допустили. Она добавила, что банку предоставили кадастровые документы с мокрой печатью по этой недвижимости.

«Я позвонила господину Платону и сказала, что уйду из банка, если он закроет эти кредиты. Это — деньги наших отцов, бабушек. Я несу за них ответственность», — отметила Политова-Кангаш. Также она рассказала, что после этого разговора выплаты по этим кредитам прекратились на год. По ее словам, общая сумма кредитов составила 800 млн леев — около 50% активов банка. Ситуация с «токсичными кредитами» грозила банку банкротством, сказала она. Кроме того, Платон, по ее словам, начал против нее «очерняющую информационную кампанию».

«Кому было выгодно отправить девочку-наркоманку в банк?»

В 2014 году обязательства выплатить эти кредиты взяла на себя компания Zenit Management. По словам самого Платона, Zenit Management взяла на себя обязательства в рамках сделки Платона с Плахотнюком и Шором. Платон должен был вернуть Плахотнюку активы, которые купил у него в 2011 году, а Плахотнюк, кроме живых денег, должен был заплатить за активы, погасив кредиты Платона.

Несмотря на все попытки прокурора Елены Черуцы и Платона с его адвокатами, Политова-Кангаш не рассказала никаких деталей о том, как компания Zenit Management стала поручителем по кредитам. Так, прокурор пыталась выяснить, не смутило ли банк то, что компанию, которая взяла на себя достаточно серьезные кредитные обязательства, основали за месяц до того, как она обратилась в Victoriabank. Платон пытался выяснить, «кому было выгодно отправить девочку-наркоманку» в банк и открыть счет для Zenit Management на $32 млн, выдав ее за владельца компании. Адвокаты интересовались, каким образом Victoriabank открыл счет компании Zenit Management 13 ноября 2014 года после 20:00 вечера.

Часть вопросов сняли из-за того, что против Политовой-Кангаш ведется уголовное дело, которое касается обстоятельств открытия счета компании Zenit Management. При этом в начале допроса судьи спросили свидетеля, есть ли против нее уголовные дела. Политова-Кангаш подтвердила, что дело есть, но ее адвокат поправил ее: «Нет у вас уголовного дела». Однако, когда дошли до вопросов о Zenit Management, адвокат представил суду документ, подтверждающий, что Политова-Кангаш фигурирует в уголовном деле.

На вопросы о Zenit Management она отвечала уклончиво. Не менее четырех раз Политова-Кангаш напоминала, что «добросовестные дебиторы выполняют кредитные обязательства перед банком», и что «для банка радость, когда выплачивают любой кредит». Не упустила свидетель возможности несколько раз напомнить, что 36 лет работает в банковской сфере, но с ситуацией, возникшей вокруг кредитов Платона, столкнулась впервые.

«Возможно, запуталась»

Довольно долго обсуждали компанию Zenit Management и со свидетелем Стеллой Пахоми. В 2014 году она представляла интересы Платона в переговорах об обратной сделке с несколькими активами Плахотнюка. Эти активы Платон купил у Плахотнюка, но затем Плахотнюк захотел их вернуть. Кроме того, Пахоми рассказала, что как член админсовета Moldova-Agroindbank (MAIB) проконтролировала, чтобы все $75 млн, включая погашение кредитов компаниям Платона, перечисли одновременно. Сделку осложняло то, что 38,2% акций Victoriabank (один из активов этой сделки) продали официально на бирже за $12,5 млн, еще $28 млн должны были перечислить отдельной транзакцией. Выступая в суде 21 апреля, Пахоми рассказала о технических деталях этих транзакций. Также она отметила, что в переговорах с Платоном о покупке акцией Victoriabank вторую сторону представляли Илан Шор и его мачеха Илона Шор.

Прокурор Елена Черуца попросила свидетеля объяснить, как вышло, что, давая показания в суде по делу Платона в 2017 году, она утверждала, что тот был бенефициаром компании Zenit Management. Черуца зачитала показания Пахоми 2017 года, в которых она рассказала, что получила реквизиты компании у родственницы Платона Марины Марохиной. Прокурор отметила, что при этом, выступая в том же году свидетелем по делу Шора, Пахоми уже утверждала, что передала Шору реквизиты Zenit Management, которые получила от Платона.

Сначала Пахоми придерживалась позиции, что ей известно о двух компаниях: Zenit 13 и Zenit Management. Первая, по ее словам, была связана со страховым брокером, а вторая участвовала в сделке между Плахотнюком и Платоном. Пахоми утверждала, что, давая показания в 2017 году, она уточнила, что Zenit 13 и Zenit Management — две разные компании. По ее словам, она убедилась в том, что есть две разные компании Zenit, проверив документы, после того как дала показания. Свидетель затруднялась сказать, когда именно она проверила эти документы и сообщила ли кому-то о своих выводах. В конце концов, Пахоми отметила, что поддерживает именно те показания, которые дала, выступая в суде 21 апреля. Она добавила, что, «возможно, запуталась» давая показания в 2017 году.

Отвечая на уточняющие вопросы, Пахоми рассказала, что в 2016 году полгода находилась под арестом, а, выступая в суде в 2017 году, была под домашним арестом. Также несколько месяцев под арестом находился ее брат. Пахоми не смогла рассказать, в чем ее обвиняли, но отметила, что это дело сейчас пересматривает Апелляционная палата. «Допускаю, что запуталась, [давая показания в 2017 году], учитывая все обстоятельства и объем информации», — отметила Пахоми.

На этом ее допрос завершили. Другой свидетель — бывший заместитель Политовой-Кангаш Корнелий Гимпу не пришел на заседание 21 апреля. Его тоже, как и Политову-Кангаш, около пяти месяцев пытаются вызвать в суд. Вместо Гимпу на заседание пришла его адвокат Нина Лозан и сообщила, что ее подзащитный вынужден самоизолироваться из-за того, что контактировал с больным коронавирусом. Она попросила перенести его допрос на другой день. Судьи согласились, но отметили, что на следующем заседании он должен представить справку, которая подтверждает, что он находился в изоляции.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев.

20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора.

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 12
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: