«Это вызов выступить перед людьми, для которых мы — это преступления, которые мы совершили». Как в Резинской тюрьме сыграли «Гамлета»
7 мин.

«Это вызов выступить перед людьми, для которых мы — это преступления, которые мы совершили». Как в Резинской тюрьме сыграли «Гамлета»


15 сентября в Резинской тюрьме строгого режима состоялась премьера спектакля «Гамлет». Роли в нем исполнили пожизненно заключенные. За социально-театральным экспериментом, эмоциями заключенных-актеров и реакцией зрителей наблюдала корреспондент NM МАРИНА ШУПАК.

newsmaker.md/rus/novosti/kartsery-i-zabory-my-stroim-u-sebya-v-dushe-reportazh-nm-s-teatralnoy-repetitsii-p-26440

«Как хорошо, что вы пришли! Гримерку актеров не хотите посмотреть?» — встречает прессу Сергей Мовилян. Он стоит возле импровизированного партера и пожимает руку каждому журналисту. Проходящие мимо сотрудники посольств, минюста, представители международных организаций не обращают на Сергея никакого внимания.

Через два часа все узнают, что Сергей — пожизненно заключенный за убийство, а театральные режиссеры из Украины, приехавшие в Молдову специально ради этой премьеры, будут говорить, что после освобождения надеются увидеть Сергея на своих постановках . Он играл Гамлета.

А пока мужчина проводит журналистов в пристройку, ловко переделанную заключенными в гримерку. Здесь три помещения без дверей. Стены каменные, вместо потолка — решетка. Но о чрезмерной строгости Резинской тюрьмы здесь больше ничего не напоминает.

Надзиратели туда и не заходят — спокойно сидят в конце коридора. Заключенные-актеры помогают друг другу застегивать сценические костюмы. Почти все в черном, только красной волной захлестывает пространство длинный шлейф Дорианы Зубку — профессиональной актрисы, исполняющей роль королевы Гертруды.

Кто-то громко объявил, что министр юстиции Владимир Чеботарь уже занял место среди зрителей. Заключенные-актеры отнеслись к этому спокойно. Самых важных зрителей они приняли днем ранее. Тогда спектакль играли для родственников.

newsmaker.md/rus/novosti/byt-ili-ubit-monologi-zaklyuchennyh-ispolnyayushchih-roli-v-spektakle-gamlet-27311

«Что мама сказала мне после премьеры? Да ничего. Она плакала. Моя мама пенсионерка, но работает в Италии, на заработках там. Специально приехала в Молдову на спектакль. Я все время был маленьким человеком за рулем трактора. Она меня таким привыкла видеть. А теперь я на сцене. Я и „Гамлет“, представляете?» — смеется Лилиан Меленчук.

В их гримерке все самое необходимое: костюмы, кофе, сигареты. «Кальян будете?», — внезапно спрашивает Михаил. И вмиг лицо его скрывается за пухлым облаком дыма. «Я сам научился курить кальян три дня назад. Мне для роли надо (Михаил играет короля Клавдия — NM). На сцене курить буду», — объясняет он.

Из коридора раздался голос актера Януша Петрашку: «Скоро на выход. Готовимся». Михаил сразу посерьезнел. «В начале спектакля мы будем говорить монологи про себя, которые сами написали. Много, конечно, написали, [режиссер] Луминица Цыку сократила. Но ты слушай, слушай. Слушай внимательно. И дойдет прямо сюда», — показывает Михаил в область сердца. Судя по реакции зрителей, дошло.

«Это процесс, который принес жизнь. Я бы хотел, чтобы он никогда не останавливался», — говорит Серджиу в роли Гильденстерна. «Это процесс, который принес в тюрьму свободу. Я свободен в тюрьме. Для нас тюрьма больше не тюрьма», — уверяет Олег Николаев в роли Розенкранца.

«Я не знал, что попаду в тюрьму. Я не знал о театре. Но я вошел в этот процесс, и он продолжается», — неожиданно громко заявил Владимир Гэлушкэ. Молодому человеку 26 лет, три из которых он провел в тюрьме. Он отказывается давать интервью и фотографироваться для прессы. Но вчера заговорил в роли Лаэрта.

«Мы можем изменить и измениться. Изменить создание. Что такое создание? Любовь, предательство, месть, слово, дела, смелость, покаяние», — рассуждает Думитру Спатарь. «Мне не нужны аплодисменты. Это процесс равенства. От равного к равному. После 15, 20 лет заключения мы нуждаемся в этом», — признался Михаил.

«Это процесс борьбы против системы. Это смысл, это вызов выступить перед людьми для которых мы — это преступления, которые мы совершили. Это процесс, в котором наше отражение выглядит иначе», — уверяет Максим Ткач. Он сидит за убийство полицейского. Два года назад ЕСПЧ признал власти Молдовы виновными в пытках над Максимом: в 2005 году его вскоре после задержания изнасиловали и избили в инспекторате полиции. Максиму был тогда 21 год.

«Я выбрался на поверхность из ямы. Один текст. Один процесс. Процесс перемен. Я буду могильщиком. И это не моя могила», — говорит Серджиу, исполняющий роль могильщика.

«На свободе я был в театре, на балете, — продолжает другой могильщик, Игорь. — А сейчас я сам участвую в процессе. Гамлет — процесс. И не дай Бог все это остановится».

Но через час все закончилось. Все 150 приглашенных аплодировали актерам стоя.

«Встреча с нашими ребятами — одно из самых важных событий в моей жизни. Я желаю вам удачи, мальчики», — сказала режиссер спектакля Луминица Цыку и, вытерев глаза, обернулась. Позади нее, выстроившись в ряд, стояла труппа из десяти заключенных-актеров, не скрывающих слез.

Зрители долго не уходили: выстраивались в очередь, чтобы побеседовать с заключенными. Посол Польши Артур Михальски в их числе. Дипломат выглядел ошарашенным. «Вы это видели? Что это было? Как такое вообще возможно?» — разводил он руками. Такими вопросами задавались многие.

Михаил, проведший большую часть своей жизни в заключении, говорит, что ответ прост: «А мы не играли. Мы жили. Там [в „Гамлете“] борьба. А я каждый день борюсь. С утра до вечера».

За спектаклем в режиме реального времени наблюдали и люди, которые не смогли приехать на премьеру в тюрьму: около 300 человек смотрели трансляцию на экране, установленном в сквере лицея «Георге Асаки». Еще 14 000 следили за игрой на сайте Privesc.eu. В записи спектакль можно посмотреть на сайте Realitatea. А на днях общественный телеканал Moldova 1 покажет полную версию спектакля.

Пользователи соцсетей активно делятся впечатлениями от увиденного. «Я всегда считала, что терапия заключенных с помощью театра — очень смелая идея. Но никогда бы не подумала, что будет возможен „Гамлет“, особенно в Резине. […] Браво всей команде актеров. И тем, которые находятся за решеткой, и тем, которые знают, как эти решетки открывать», — написала эксперт Комитета ООН по предотвращению пыток Анна Раку. 

«Поздравляю всю команду и актеров жизни. Кроме театра это еще и жизнь, это драма, это социальная акция. Я рада, что социальный театр все больше завоевывает сцену Молдовы», — отметила основательница социального фэшн-проекта Dare Нати Возиян. 

Были и другие мнения. «Человек, который пострадал из-за этих заключенных, не вышел бы со спектакля с такими эмоциями… возможно», — написала в Facebook Ирис Крецу. Она смотрела спектакль онлайн.

Ей возразила другая зрительница — Лучия Апроду. Она была на премьере и пообщалась с актерами-заключенными. «Если бы с ними проводили больше времени, в том числе консультируя [заключенных], можно было бы им предложить интимный момент катарсиса — признание поступков, некоторые из которых 25-летней давности, встречу с семьей жертвы, очищение. Можно было бы найти способ проиллюстрировать это очищение и вынести его на свет публики», — предположила она.

Резинский пенитенциар № 17 — тюрьма с самым строгим в Молдове режимом содержания заключенных. Здесь отбывают наказание 366 человек, включая 108 приговоренных к пожизненному заключению. Остальные приговорены за особо тяжкие преступления на срок от 10 лет и выше. В основном здесь сидят за убийство. Для заключенных этой категории не предусмотрены курсы профессиональной подготовки, а прогулки на свежем воздухе организуют на крыше здания.

Около 33% всех молдавских заключенных отбывают сроки более 10 лет. Это в три раза больше, чем в европейских странах. Например, в Германии только 1% заключенных отбывает срок свыше 10 лет, в Норвегии — 9%, а в Румынии 18%. В Молдове также один из самых высоких в Европе уровней рецидивной преступности — 60% (лучший показатель у Норвегии — 20%). Согласно исследованию ООН «Восприятие и отношение к равенству в Молдове», бывшие заключенные — самая дискриминируемая после ЛГБТ категория людей.

Постановка спектакля стала возможна благодаря совместному проекту Евросоюза, Норвежской миссии по продвижению верховенства права, Швейцарского агентства по развитию и Департамента пенитенциарных учреждений Молдовы.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: