«Капитализм одержал верх в худшем смысле». Как может выглядеть Кишинев через год. Интервью NM с соавторами визуального гида города
15 мин.

«Капитализм одержал верх в худшем смысле». Как может выглядеть Кишинев через год. Интервью NM с соавторами визуального гида города

В мэрии Кишинева уже несколько недель не утихают споры вокруг нового регламента наружной рекламы. А тем временем дизайнеры и активисты выпустили к нему визуальный гид, который показывает, как может выглядеть Кишинев без лишних рекламных панно, пластмассовых фасадов и кричащих вывесок. О том, как и почему в какой-то момент Кишинев потерял лицо, что нужно сделать, чтобы быстро исправить ситуацию, и почему все больше молодых людей вовлекаются в решение городских проблем  рассказали NM соавторы гида — дизайнер, сооснователь агентства Piko Creative Константин Шарков и активистка, основательница ассоциации Save Chisinau Анетта Дабижа.

x
«Капитализм одержал верх в худшем смысле». Как может выглядеть Кишинев через год. Интервью NM с соавторами визуального гида города

facebook.com

«У нас уже через год будет кардинально другой центр города»

Какие проблемы города вы хотели решить этим визуальным гидом? И чья это была идея?

Анетта: Все началось с нового регламента наружной рекламы, который мы разрабатываем по распоряжению мэра Кишинева. В процессе многие предлагали сделать и визуализацию этого документа.  Нам всем был знаком пример Москвы и ее визуальный гид, поэтому пришли к тому, что нам нужно что-то подобное. Я предложила Константину и его команде принять участие в его разработке. И ребята согласились.

Константин, что вас как человека с визуальным восприятием больше всего раздражает в городе и с чем хотелось расправиться в первую очередь?

Константин: В первую очередь обилие рекламы в центре города и на старых зданиях. Это большая проблема. Реклама у нас есть повсюду. Но на Чеканах, если честно, даже при том, что я там родился, мне это не очень мешает. А вот в центре да. Я, как и Анетта, постоянно путешествую: Италия, Голландия, Германия. И мы видим, как все должно работать. Та же Москва. На нас, как ни крути, очень влияют страны СНГ. Так вот в Москве сделали такой гид, причем еще в 2013 году. Смешно, что многие из тех, кто сопротивляются новым правилам, говорят: «А вот в Москве это не так». И не знают, что в Москве давно уже все изменилось.

Я думаю, что в центре города не должно быть рекламы. А если и будет, то она не должна быть в приоритете. Сначала люди, потом старые здания, и потом уже вывески. Обилие очень агрессивной рекламы, иногда и со звуком, очень мешает. Я уже не на одной своей лекции говорил, что третий этап для дизайнера — изменять жизнь вокруг. И предложение Анетты стало возможностью это воплотить. Надеюсь, получится.

По какому принципу вы выбирали города для ориентира? У Москвы и Европы очень разный опыт. В той же Москве было много претензий из-за того, что преобразование города — большая собянинская реконструкция — происходило очень стихийно.

Анетта: При составлении регламента наружной рекламы мы ориентировались в основном на румынские города. Искали в Румынии и визуальные гиды. Нашли в Тыргу Муреш. Но взяли все же за модель гиды Москвы и Праги. Московский мы все хорошо знали, и на него у нас в городе давно и часто ссылаются.

С практической, дизайнерской точки зрения, какие простые шаги могут изменить лицо Кишинева?

Константин: Сейчас гид очень краткий. Но, если воплотить те несколько шагов, которые мы предлагаем, у нас уже через год будет кардинально другой центр города. Достаточно даже сделать один шаг — избавиться от пластиковых коробок, которые просто лепят к зданиям. И все, фасада уже просто не видно. Если избавиться от этого, и вместо коробок появятся прозрачные вывески, то будут видны стены, элементы архитектуры. И это уже будет совсем другой компот.

Это один шаг, который изменит очень многое. Потом можно говорить и о материалах. Вместо вывески из пластика с названием компании, повесить такую же самую, но из металла, дерева или стекла — и это тоже совершенно изменяет восприятие.

«Капитализм одержал верх в худшем смысле». Как может выглядеть Кишинев через год. Интервью NM с соавторами визуального гида города

Как вы думаете, почему у нас сложился этот визуальный облик Кишинева, который сложился? Почему все в этом пластике?

Анетта: Думаю, причин много. Как и в принципе в архитектуре. Не хочу быть грубой, но не хватает образования, эстетического вкуса. Это из очевидного.

Константин: Моя теория в том, что до 90-х годов была очень мощная графическая школа. Страну возглавляли не бизнесмены, а всякие комитеты. Это не во всех смыслах было хорошо, но по крайней мере в издательском деле, в рекламе, дизайне и шрифтовом дизайне был абсолютно другой уровень. Это можно увидеть и сейчас. Посмотрите на здание Союза писателей. Просто заметьте, как начертана вывеска. Или старые надписи на советских памятниках. Как они круто сделаны!

После 90-х эти люди куда-то ушли, и на их место пришли бизнесмены. Причем очень жадные. Они привезли из Турции или Китая вагоны пластика, и капитализм одержал верх, в худшем смысле. В одежде, во всем. И так все и пошло.

Изменились приоритеты, думаю. И сейчас мы имеем то, что имеем. Плюс не было регламента строительства. Это значит, что они строят что угодно, во сколько этажей угодно и где угодно. И это происходит непрерывно. Не было никаких визуальных кодов или запретов. Поэтому у нас рядом с Нацбанком три огромных билборда в одном месте. И их владельцы говорят, что это нормально. Что этим «мы даем государству деньги и помогаем городу тем, что платим налоги». Ключевое, думаю, это жадность, глупость и отсутствие регламентирования.

* Картинка интерактивная, сдвигайте бегунок влево и вправо, чтобы увидеть варианты до и после.

«Если это станет модным, то даже бизнесы-гиганты начнут меняться»

Как при радикальных переменах избежать субъективности? В нынешнем гиде есть такие фразы: «яркие цвета», «непропорциональные шрифты». Каждый может понять это в меру своей «испорченности». Как можно к этому подойти объективно?

Константин: Во-первых, непропорциональные шрифты — это не субъективность, а математика. В целом шрифты — это математика. В шрифтовом деле мало креативности. И с математической точки зрения, как нас учили в университете, это просто очень плохо выглядит. И когда ты видишь подобные растянутые надписи на музее архитектора Щусева — это ужасно. Это тоже самое, как если бы фотографию чиновника повесили на стену, а она вытянута, как в зеркалах в комнате смеха.

Именно этот пункт — моя лепта как дизайнера в этот гид. Так просто нельзя делать. Но у нас делают.

С цветом то же самое. Яркие цвета приковывают внимание, и их нужно использовать меньше, если ты — не цирк и не казино. Но цвет — это тоже цифры, тоже математика. Мы же используем яркие цвета в отражающих жилетах полицейских и светофорах, и понимаем это. Это не субъективно. Это цифровые коды.

* Картинка интерактивная, сдвигайте бегунок влево и вправо, чтобы увидеть варианты до и после.

Анетта: Любой гид по большей части — это рекомендации. Обязателен к исполнению регламент, например. Как в нашем случае, так и в Москве, визуальный код — это рекомендации. Правила записаны в регламенте.

Код нужно читать вместе с регламентом. В регламенте уже указано, что именно нужно обязательно соблюдать. Этот гид — его визуальная часть.

Константин: Тут есть еще один нюанс. У регламента есть юридическая сила. Регламент —  это инструмент, который будет эти принципы вводить в жизнь. Но регламент как документ используют и читают в лучшем случае два процента жителей Кишинева. Юристы, люди, которые владеют зданиями в центре города, и т.д. А нам было важно обратиться к обычным, нормальным людям, которым легче считать картинки, увидеть «до» и «после», чем читать регламент где-то на сайте мэрии. Это визуальная интерпретация для массового восприятия.

Если много людей осознают, что город прикольно выглядит без этих объемных надписей и пластиковых коробок, то тогда стейкхолдеров и всех, кто принимает решения, будет легче на что-то сподвигнуть.

К тому, что гид — это рекомендации. Сейчас мы видим, что у нас есть рекомендованные карантинные меры, и как их соблюдают, после того как людей перестали штрафовать. Не будет такая же ситуация? И бизнесу будет удобнее действовать, как раньше, а не тратиться на новую вывеску или логотип.

Анетта: Поэтому и есть регламент, который обязателен для исполнения. Когда кто-то пойдет за новой авторизацией, ему надо будет подчиниться правилам регламента. Как говорит Константин, гид — это в большей степени визуализация регламента, чтобы он легче воспринимался.

Константин: Скажем так. Думаю, есть два типа бизнесменов. Первый — бизнесмены, которые взяли офис на Штефана и хотят превратить его в билборд. И второй — это бизнесмены, которые реставрируют старые здания, пытаются сделать, как в европейских городах, Москве или Питере,  вписаться в центр.

По-моему, этот гид в первую очередь для тех, кому нужна помощь. Тех, кто хочет сделать хорошо, но не знает, как. Если после издания это гида хотя бы два бизнесмена что-то оттуда почерпнут, буду очень рад. Ни у меня, ни у Анетты нет никаких должностей. Все, что мы можем сделать, — предложить людям наше видение.

Хотя нашего видения тут мало. Тут больше удачного опыта из Европы. Будет ли это воплощено в жизнь? Думаю, будет. Сомневаюсь, что поначалу это будет супер массово происходить. Но если это станет модным, то даже бизнесы-гиганты начнут меняться.

Часто мэрию Кишинева критиковали за то, что что-то делается по усмотрению чиновников, а с горожанами не советуются. Тут каким-то образом будет учитываться среднеарифметическое мнение горожан?

Константин: У нас есть e-mail для фидбэка — [email protected]

К тому же, как было: когда мы предложили в мэрии первый вариант гида, там начали появляться идеи: «А давайте сделаем супер большой гид по каждой улице, прорисуем каждое здание». А я как дизайнер знаю, что это долгострой, и это надолго. А нам нужно что-то сейчас. И мы сделали гид кратким и простым именно для фидбэка. После первой публикации на 95% был позитивный фидбэк. И множество интересных идей: по материалам, размерам вывесок, примерам и т.д.

Поэтому мы пока планируем так. Нам нужен фидбэк. Если кто-то хочет помогать — помогайте. Найдется работа для каждого. Но мы будем шаг за шагом улучшать гид. Или пока не умрем, или пока у нас не будет хороший центр города.

Но, я думаю, что этот гид — не мэра. Это гид горожан. Мы тоже это делаем как горожане. В нем, скажем, даже не упоминается названием моей компании. Мы как граждане, которые родились тут, vrem o țară ca afară.

«Капитализм одержал верх в худшем смысле». Как может выглядеть Кишинев через год. Интервью NM с соавторами визуального гида города

«В этом вопросе демократия была бы ошибкой»

В последнее время в работу мэрии включается все больше сторонних организаций, общественников и т.д. У вас это первый опыт сотрудничества с госучреждениями? Какие впечатления?

Анетта: Я впервые принимала участие в рабочей группе в мэрии. Сразу трудно сказать о впечатлениях. В рабочую группу регламента входили до 15 человек, включая бизнесменов, которые занимаются рекламой. Плюс отдел рекламы из управления архитектуры мэрии и несколько мунсоветников. В целом все было ок. Из того, что я видела до сих пор, и отдел рекламы мэрии тоже хочет что-то регламентировать и сделать так, чтобы был порядок.

К сожалению, не могу сказать того же о сотрудничестве с бизнесом. Иногда было все нормально, но часто нападали, жестко критиковали. Думаю, в конце концов мы сможем договориться. Поэтому, если исключить личные нападки, все было нормально.

Константин: Кстати, когда были баталии с представителями рекламного рынка и не только, они приводили один аргумент: «Это все убьет рекламный рынок, будет меньше налогов от этого рынка». Я не большой знаток в этом, но мне кажется, что это немного неверно. Допустим, было 300 билбордов. А останутся 50 или 100. Из моих очень скромных экономических познаний напрашивается вывод: когда число уменьшается, цена увеличивается.

Про вывески. Если не будем тратить деньги на десятки килограмм пластика для вывесок и фасадов, то потратим их на пару кило металла. Что окажется сопоставимо. Все компенсируется.

Думаю, они не учитывают это, потому что им сложно меняться. И я их отлично понимаю. Но, думаю, что в этом случае надо приспосабливаться. Если это произошло в Москве, то без вопросов произойдет и в Кишиневе. Слишком большая вспышка суперновой, чтобы это прошло мимо нас. Люди путешествуют, многое видят, и они должны приспосабливаться. Чем быстрее они это сделают, тем быстрее войдут в новый мир.

Константин,  как вы решились принять предложение в этом поучаствовать? Почему вам было интересно вписаться в городской проект, который наверняка не принесет больших денег?

Константин: Мы делаем это бесплатно, в свободное время. Не тот случай. Это наш гражданский проект как жителей города. Без рекламы, без всего. Мы хотим очистить город.

Ребята из Save Chisinau, Анетта, и Centrul de Urbanism проделали очень большую часть работы: переговоры с мэрией, разработка регламента. Когда у нас появилась возможность помогать, мы сразу же и включились. Потому что это круто. И да, после этого мне многие коллеги по цеху из других агентств написали «к тебе придут с баллистами и начнется». Но я сказал, что это не проблема. Не первый год работаем. Тем более мы знаем, что у нас хорошая цель, и нет личных интересов: протолкнуть свои стройки, например.

Анетта: Да, мы тоже, как и коллеги из Piko, работаем на волонтерских началах.

Константин: Да, этот гид создан на волонтерской основе. Иногда мне люди пишут: «Я знаю, что там немного денег, но…». И отвечаю им: «Там вообще нет денег». Все эти идеи — «давайте сделаем библию Кишинева» — это грантомания. А нам сейчас нужны пять конкретных шагов, конкретных примеров, что надо делать. Чтобы уже завтра кто-то мог это воплотить. А не рисовать каждую улицу. Если честно, большого смысла в этом я не вижу. В этом я вижу больше интерес для тендеров, пропихивания своих контор и т.д.

Мы это делаем вне работы, в свободное время, потому что хотим помочь городу. Будем только рады, если и другие подтянутся. Если нет — как-нибудь разберемся.

Что, кроме наружки, вам хотелось бы изменить в городе?

Анетта: Например, я бы регламентировала то, как на зданиях устанавливают кондиционеры. Как минимум на проспекте Штефана. Но думаю, что самое большое изменение, которое должно произойти — в архитектуре, особенно в центре. Потому что самый заметный визуальный мусор — это здания, которые не имеют ничего общего с пространством, в котором они построены. Это самая большая проблема. В остальном — кондиционеры, реклама, реставрация — это то, что решить несколько проще. Думаю, самое важное — создать правила, по которым можно строить. Особенно в центре города.

Константин: Не знаю, достаточно ли у меня компетенции говорить о том, что нужно изменить в городе. Но согласен с Анеттой, что нужны правила застройки. Я бы пошел по пути Москвы. Они на время остановили стройки. И даже выкупали некоторые объекты, обращались в суд. Бывали случаи, когда там выдавали лицензии на строительство, которые оказывались нелегальными. И мэрии было проще заплатить неустойки, но получить чистый город. И они делали это железной рукой. Думаю, что в этом вопросе демократия была бы ошибкой. Они очистили Москву и получили европейский город. Я не был там, но слежу за происходящим.

У нас, к сожалению, я пока вижу две силы. Одна — истеблишмент. Это люди постарше, архитекторы, девелоперы, застройщики, которые не любят город. Их главная задача  — подороже продать квадратный метр центра и прямо сейчас. И я вижу молодую силу, которая любит город и пытается быть услышанной. Город контролируют девелоперы, и они добиваются чего хотят от мэрии и не только от нее. Суды тоже в их руках. У меня ощущение, что этой страной в принципе управляют девелоперы и застройщики.

И я как молодой человек не покупаю квартиру именно потому, что не хочу рисковать тем, что через год у меня под окнами вырастет десятиэтажный монстр. И это огромная проблема. Идет постоянная борьба. Одни хотят заработать и не любят город, или же просто профнепригодны  как архитекторы, и уже не понимают, что делают. Другие — молодые люди, которые любят Кишинев и которые, надеюсь, смогут все больше влиять на него, и город станет таким, каким его хотели видеть Бернардацци и Карл Шмидт.

Вы говорили про «молодую силу». Многие молодые люди уезжают из Молдовы. Интересно, почему каждый из вас остался в Кишиневе, хотя наверняка был и другой выбор?

Анетта: Хороший вопрос, на который у меня, может быть, еще нет ответа. Как и очень многие молодые люди, я часто думаю о том, что стоило бы уехать. Не могу найти какого-то четкого аргумента, почему я до сих пор здесь. Но я хочу как-то способствовать переменам к лучшему. Один мой хороший друг, активист в сфере энергетики, рассказывал, что, после того как он вернулся из Великобритании, очень часто слышал вопрос: «Почему ты вернулся?». И он сказал то, что во мне отзывается: «Здесь можно делать что-то, и после этого будут заметны перемены. Здесь есть возможность что-то изменить».

В моем случае аргументов, наверное, больше. Но мне дорог и город, и страна, и я хочу внести вклад в их изменение.

Константин:Есть один большой аргумент: там меня никто не ждет. Я это почувствовал во время стажировок. Там на тебя смотрят свысока даже те, кто убирает в офисе компании. А тут ты можешь быть кем-то и что-то менять. Там проблематично что-то изменить, потому что уже все поставлено и плюс-минус хорошо.

Большие проблемы, но тут интересно. Даже смотришь новости каждый день и не знаешь, что будет дальше. Это прикольно и интересно. Даже если тут нет инфраструктуры, творческих возможностей, которые есть там, тут я чувствую себя хорошо, потому что я дома. А дома всегда лучше, даже если у нас пока нет велодорожек.

Анетта: Тут есть куда расти и где расти. За границей мы приезжаем уже на готовое.

 

Полную версию визуального гида Кишинева смотрите по ссылке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: