«Кому — корона, а кому — вирус». Что имел в виду Дьяков, предлагая выбирать президента в парламенте. Разбор NM
8 мин.

«Кому — корона, а кому — вирус». Что имел в виду Дьяков, предлагая выбирать президента в парламенте. Разбор NM

Почетный председатель Демпартии Дмитрий Дьяков предложил вернуться к выборам президента в парламенте. Он объяснил это эпидемий коронавируса, которая не позволит провести полноценную предвыборную кампанию. Правда, вскорости Дьяков удалил пост об этом в своем Facebook. NM попросил у Дьякова объяснений и обсудил с экспертами, могут ли следующие президентские выборы пройти в парламенте.

x

Дьяков

«Хотел избежать неконструктивных дискуссий»

Дмитрий Дьяков 3 апреля опубликовал в своем Facebook пост, в котором предложил вернуться к выборам президента в парламенте. По его словам, в условиях эпидемии коронавируса будет невозможно провести «нормальную избирательную кампанию».

Позже политик удалил эту публикацию. В беседе с NM Дьяков пояснил, что удалил пост, чтобы «избежать неконструктивных дискуссий». Дьяков рассказал, что написал о президентских выборах в ответ на заявление экс-премьера Иона Стурзы о том, что в связи с пандемией коронавируса выборы необходимо перенести.

«Прямые выборы президента ведут к постоянной конфронтации»

«Я решил объяснить, что выборы в любом случае будут проходить под влиянием пандемии. Я всегда считал, что прямые президентские выборы ведут к постоянной конфронтации. [Мирча] Снегур жаловался, что ему не хватает полномочий, потом пришел [Петр] Лучинский и тоже жаловался, что не хватает полномочий. И, когда в 2000 году мы вносили изменения в Конституцию [о переходе к выборам президента в парламенте], мы практически договорились, что будем голосовать за независимого кандидата», — рассказал Дьяков, напомнив, что Демпартия предлагала тогда поддержать тогдашнего главу КС Павла Барбалата.

«Когда мы работали над проектом, [Владимир] Воронин клялся, что проголосует, что это правильная идея. Но, после того как Конституцию изменили, он сказал, что фракция поручила ему баллотироваться на выборах в парламенте. И с тех пор пошло-поехало», — отметил демократ.

При этом Дьяков считает, что, если вновь перейти к выборам президента в парламенте, молдавский политический класс успокоится, а президент будет стремиться поддерживать диалог между властью и оппозицией, обществом и властью, а также между всеми участниками управления страной.

«Тогда мы жили в других реалиях»

Дьяков также отметил, что, по его мнению, нынешнему главе государства Игорю Додону избрание президента в парламенте совсем не на руку: «Он хочет баллотироваться, хочет прямых президентских выборов. А я говорю о президенте более независимом, менее политизированном. В этом же посте я предлагал, чтобы лидеры партий (у социалистов, и это ни для кого не секрет, лидер Додон) соревновались с помощью программ и идей и возглавляли правительство, а не становились президентами».

Дьяков считает, что, независимо от того, кто победит на президентских выборах (Игорь Додон или Майя Санду), им не избежать конфронтации с политическим флангом оппонента. «Если серьезно отнестись к избранию технократического президента, то все получится», — ответил Дьяков на замечание NM о том, что у Молдовы уже был аполитичный президент Николай Тимофти. При этом Дьяков подчеркнул, что «тогда мы жили в других реалиях».

Дмитрий Дьяков считает, что при изменении Конституции в 2000 году депутаты допустили ошибку, когда рассчитывали на политическую мудрость. «Мы написали, что для избрания президента нужен 61 голос, а надо было написать, что нужен 61 голос и простое большинство во втором туре, если после первого тура избрать не получилось», — сказал он и заявил, что, по большому счету, все предыдущие годы избрание президента блокировали депутаты ПКРМ.

«Легко быть щедрым, не отвечая за бюджет»

Он также отметил, что для третьего тура выборов президента в парламенте можно использовать опыт Германии: там к голосованию привлекают конституционное собрание, куда входят местные органы власти, чтобы президента в любом случае избрали. Политик считает, что это позволит избежать конфронтации в парламенте.

«Всенародно избираемый президент во время избирательной кампании всегда что-то обещает: повышение пенсий, пособия и пр. Но потом все это надо выполнять. Легко быть щедрым, не отвечая за бюджет», — отметил Дьяков и добавил, что рано или поздно эту проблему надо будет решать.

Дьяков также сказал, что в 2016 году не был согласен с решением КС о прямых выборах президента: «Это самодеятельность, когда четыре человека изменяют Конституцию, а парламент до сих пор не проголосовал и не подтвердил это решение». При этом, по словам демократа, он понимает, что в нынешней ситуации людям не до способа избрания президента.

Эксперты

«Или авантюра, или опасная затея»

Экс-глава Конституционного суда Александр Тэнасе (возглавлял КС в 2011-2017 годах) считает «невозможным» возврат к выборам президента в парламенте путем отмены решения КС. «Конституционный суд не может объявить неконституционным свое предыдущее постановление. Если мы говорим об изменении в парламенте Конституции, то это было бы большой глупостью. Если же речь о том, что мы хотим вернуть выборы президента в парламент, но, чтобы его избирали 51-им голосом депутатов, то это более понятно», — сказал Тэнасе NM.

Он подчеркнул, что в разных странах правительства используют такого рода кризисы, чтобы ограничить определенные права и свободы граждан, но это фундаментальные решения, которые нельзя принимать в таких обстоятельствах: «Нужны широкие обсуждения, исследования и только тогда можно изменять Конституцию. А сейчас говорить о конституционной реформе — или авантюра, или опасная затея».

Говоря о сроках, Тэнасе отметил, что теоретически, если КС даст заключение за один день, можно успеть изменить Конституцию в установленные законом сроки: «Но я не вижу в парламенте большинства, которое проголосовало бы за это, а без парламента это невозможно. Надо быть рациональными».

«Политический пиар набирает обороты»

Политолог Анжела Колацки в комментарии NM отметила, что можно «более или менее конституционно» перейти к избранию президента в парламенте, если новый состав КС сам пересмотрит постановление КС от 4 марта 2016 года.

«Дело в том, что принятое тогда решение было противоречивым. КС тогда вторично ответил на тот же вопрос, на который он уже отвечал в 2001 году. Тогда депутаты спрашивали, законным ли было изменение Конституции в 2000 году, [когда перешли к выборам президента в парламенте]. А у нас закон предусматривает, что на один и тот же запрос КС отвечает только один раз. Вот поэтому единственное, что может сделать КС, —  это пересмотреть свое решение», — считает Колацки.

Если же речь идет об изменении в парламенте Конституции, то, по мнению эксперта, на выполнение всех законных процедур уйдет год. «Выборы президента должны пройти в конце ноября — в декабре, максимум в январе. Все равно они не успеют внести изменения в Конституцию в установленные сроки. Если найдется парламентское большинство и консенсус, то Конституцию можно будет изменить. Но на предстоящих выборах все равно будут избирать всенародно президента, а уже на следующих по новым правилам. Так рекомендует Венецианская комиссия», — отметила Колацки.

В то же время она задалась вопросом, кто в нынешнем парламенте будет выступать за возврат к избранию президента депутатами, если блок ACUM поддерживал всенародные выборы президента, ПСРМ — тоже, как и «основная масса Демпартии, за исключением группы Дьякова».

Эксперт также отметила, что Игорю Додону выгоднее избираться всенародно: «Даже по его поведению в этой кризисной ситуации видно, что он купается во внимании, а его политический пиар набирает обороты. Кому — корона, а кому — вирус».

Анжела Колацки считает, что модель избрания президента не решит проблему политической конфронтации. «Эта пудра, которую накладывают на старое, больное лицо. Рано или поздно она отвалится. Надо четко решить, в чьих руках должна быть исполнительная власть: у премьер-министра или у президента», — считает эксперт. Она привела в пример Израиль и Германию, где исполнительная власть находится в руках премьер-министра, и он не конфликтует с президентом. При этом там уже совсем не важно, как избрали этого президента: «У нас же считается, что, если президент избран всенародно, значит, он должен обладать большими полномочиями».

«КС не может просто так взять и пересмотреть свое решение»

Исполнительный директор Ассоциации за демократию участия (ADEPT) Игорь Боцан в беседе с NM обратил внимание на то, что Игорю Додону для изменения Конституции в парламенте не хватает голосов и времени. «На это нужно как минимум восемь месяцев, а, после того как КС примет решение, изменения нужно отложить на полгода и только после этого двумя третями голосов депутатов можно проголосовать за изменение Конституции», — отметил Боцан.

Он напомнил, что Додон всегда был сторонником президентской республики и, кроме того, есть ПСРМ, которая поддерживает Додона и выступает за президентскую республику, а без прямого избрания президента это невозможно. «Позиция Дьякова известна, он и тогда, в 2016 году, публично высказывал свое мнение о решении КС. С одной стороны, Дьяков проявляет последовательную позицию. С другой стороны, это недостижимо. Конституционный суд не может просто так взять и пересмотреть свое решение», — подчеркнул эксперт.

Он предположил, что, выступая с заявлением перенести выборы президента в парламент, Дмитрий Дьяков хотел всем напомнить, «как он был прав, когда говорил, что не надо искусственно создавать рейтинг Майе Санду и Игорю Додону, как это было в 2016 году».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: