«Мы — не святые». Как судьи и депутаты искали виновных в проблемах молдавского правосудия
10 мин.

«Мы — не святые». Как судьи и депутаты искали виновных в проблемах молдавского правосудия

Судебной системе Молдовы грозит «коллапс» из-за того, что общее собрание судей не созывали уже два года, считают судьи. И речь не только о том, что блокирована работа коллегий Высшего совета магистратуры, которые отвечают за аттестацию и назначение судей, но и о том, что судьи не могут сообща обсудить накопившиеся в системе проблемы. Об этом горячо дискутировали на заседании юркомиссии парламента, на которое пригласили судей. О том, кто и в чем обвинял друг друга, кто кого толкал ногой под столом, и почему общее собрание предложили провести «по частям» — в репортаже NM.

x

«Крики ВСМ никто не слышит»

Заседание парламентской юридической комиссии 17 марта прошло с участием членов Высшего совета магистратуры (ВСМ) и председателей Апелляционных палат (АП) страны. Основными темами дискуссии стали проблемы судебной системы и проведение в условиях эпидемии общего собрания судей. Его не проводили уже два года. И.о. главы ВСМ Луиза Гафтон сообщила, что из-за этого работа судебной системы заблокирована, но «крики ВСМ никто не слышит». Она пояснила, что заблокирована работа многих коллегий при ВСМ, так как мандаты их членов истекли. Новых членов коллегий могут выбрать только на общем собрании судей, но его не могут провести из-за эпидемии коронавируса.

Гафтон рассказала, что в августе 2020 года ВСМ инициировал поправки к закону «Об оценке деятельности судей», чтобы продлить мандаты членов коллегий. По ее словам, минюст проигнорировал это предложение. «В феврале 2021 года минюст дал нам формальный ответ, который нас оскорбляет», — сказала Гафтон. Она пояснила, что из-за того, что комиссия по оценке судей не функциональна, судьи не могут претендовать ни на повышение, ни на продление мандата.

Другой член ВСМ, Нина Чернат отметила, что «до тех пор, пока политики вмешиваются в юстицию, положение дел не изменится». При этом парламент не принимает поправки в Конституцию, которые разработали члены ВСМ, чтобы минимизировать влияние политиков на судей, отметила Чернат. Также она раскритиковала депутатов за то, что на заседании 12 марта они отклонили предложенные ВСМ кандидатуры трех судей Высшей судебной палаты. «[Этим кандидатам] предъявили тяжкие обвинения, но не пригласили на заседание парламента, чтобы они могли защитить себя», — сказала Чернат. Ее также возмутило, что члены юридической комиссии парламента отказались рассматривать кандидатуру судьи Алены Мирон. Чернат отметила, что три члена ВСМ сообщили депутатам о том, что во время голосования за Мирон в ВСМ была допущена ошибка. При этом, как подчеркнула Чернат, решение назначить Мирон судьей ВСП поддержало большинство членов ВСМ, и ей не ясно, почему юркомиссия парламента прислушалась только к трем членам ВСМ.

Член ВСМ Каролина Михайлуцэ-Чугуряну, говоря об общем собрании судей, выразила мнение, что его потому до сих пор не провели, что ВСМ не приложил для этого достаточно усилий. Она также отметила, что с августа 2020 года министр юстиции перестал посещать заседания ВСМ (глава минюста входит в состав ВСМ по праву должности). По словам Михайлуцэ-Чугуряну, если ничего не предпринимать, то в судебной системе начнется коллапс.

Член Партии социалистов (ПСРМ), глава юркомиссии Василий Боля спросил, можно ли провести общее собрание судей в режиме онлайн. На это член ВСМ Елена Белей ответила, что некоторые судьи опасаются того, что при онлайн-голосовании выборы могут сфальсифицировать. Она отметила, что Союз адвокатов выбрал свой новый совет, проводя голосование в течение нескольких дней. Белей добавила, что судьи могут поступить так же.

Нина Чернат, в свою очередь, отметила, что в закон можно внести поправки, чтобы продлить работу комиссий и коллегий ВСМ. Она подчеркнула, что работу аналогичных комиссий при Высшем совете прокуроров продлили. У нее вызвало вопросы, почему и с судьями не поступили так же.

«Я видела смерть своими глазами»

От проблем юстиции члены ВСМ перешли к выяснению отношений. Так, Луиза Гафтон сказала, что хотела бы ответить на заявление Каролины Михайлуцэ-Чугуряну о том, что ВСМ «не хочет» устраивать общее собрание судей. По словам Гафтон, речь идет не о желании ВСМ, а о жизни людей. «Я прошла через это [заболевание коронавирусом] и видела смерть своими глазами. Радуйтесь, что вы легче через это прошли», — сказала Гафтон.

Она подчеркнула, что многие судьи тяжело болели коронавирусом, а работа Высшей судебной палаты практически оказалась заблокированной из-за вируса. «Они тяжело болели и болеют. И говорят мне — иди ты со своим собранием, я через такое прошел, что до сих пор не могу прийти в себя, поэтому не хочу подвергаться риску [повторного заражения]», — рассказала Гафтон. И добавила, что не знает, кто готов взять на себя ответственность за организацию общего собрания судей. «Я не могу взять на себя такую ответственность и собирать вместе 440 судей, каждый из которых в этой ситуации рискует заразиться. Меня смогут привлечь к уголовной ответственности за такое», — сказала Гафтон.

В свою очередь Михайлуцэ-Чугурняу отметила, что члены ВСМ воспринимают как враждебное любое мнение по обсуждаемым вопросам преподавателей права, входящих в состав ВСМ.

Глава юркомиссии Боля решил прервать эту дискуссию не по теме заседания и призвал прекратить судей этот «пинг-понг».

После этого председатель Апелляционной палаты Кишинева Владислав Клима рассказал, что в АП Кишинева вакантны 12 мест, но никто не проводит конкурсы, чтобы назначить на эти места новых судей. «Есть 29 кандидатов, которые хотят работать в АП, но конкурсы не проводят. Или потому что кто-то не хочет, или потому что речь идет о чьих-то интересах», — предположил Клима. Он рассказал, что, например, судья АП Сергей Фурдуй ушел в отставку, а у него на рассмотрении было 480 дел. Другая судья АП — Оксана Робу выиграла конкурс на пост судьи Высшей судебной палаты, теперь ее перевод в ВСП должен одобрить парламент. «У нее на рассмотрении 360 дел. Получается, есть 800 дел, которые должны распределить между десятью судьями, которые специализируются на уголовных делах. По сто дел на каждого судью к тем 400, которые они уже рассматривают», — рассказал о ситуации в АП Клима.

Он также сообщил, что предложил внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, чтобы рассматривать в АП дела о правонарушениях, не вызывая стороны в суд. Клима пояснил, что в этом случае стороны могут представить свои позиции в письменном виде. По его словам, эту идею поддержал и правительственный агент, но министр юстиции не предложил эти поправки парламенту. Клима попросил депутатов рассмотреть этот проект.

Кроме того, он рассказал, что у судей из разных судебных инстанций нет возможности общаться. Говоря о проведении общего собрания судей, Клима отметил, что «в ВСМ идет об этом полемика, но судей никто не спрашивает». По мнению главы АП Кишинева, общее собрание можно провести частями, например, часть на уровне Апелляционных палат.

«Сколько вы там [в ВСМ] бодаетесь. Это некрасиво»

Владислава Климу поддержал председатель АП Кагула Руслан Петров. «Разногласия между членами ВСМ выглядят некрасиво и блокируют работу системы. Была бы возможность закрыть их в комнатке и держать до тех пор, пока из трубы не пойдет белый дым, они нашли бы решение, [как организовать общее собрание]», — сказал Петров. Также он рассказал, что из-за большого объема работы судьям приходится писать мотивировочную часть решений по субботам и воскресеньям.
Петров также сказал, что поддерживает идею проведения общего собрания, но боится везти кагульских судей в Кишинев из-за риска заражения коронавирусом: «Я не хочу брать на себя ответственность за то, что какой-то немолодой судья умрет. Как я потом буду жить? Я привез его на собрание, а он заразился?». При этом, по мнению Петрова, члены ВСМ должны найти способ провести собрание. «Сколько вы там [в ВСМ] бодаетесь. Это некрасиво. […] Влад [Клима] толкнул меня [сейчас под столом], но я выскажусь. Никто вам этого не говорил, но важно, чтобы вы поняли. Вас назначили в ВСМ, чтобы вы решали проблемы судебной системы. Так начните их решать. Председатель АП Кагула не приедет к вам и не будет диктовать, как вы должны поступить. Но, может, и настало время приехать?» — сказал Петров.

Его выступление прервал Боля. Он отметил, что Петров отклонился от темы собрания, и предложил ему подумать над тем, кто выбирал членов ВСМ. «Знаете, чувствуется, что судьи давно не собирались и не обсуждали проблемы, с которыми сталкиваются», — добавил глава юркомиссии.

«Я называю вещи своими именами. Мы — не святые»

Слово взяла и.о. главы ВСП Тамара Кишкэ-Донева. Она отметила, что больше всего сейчас заблокирована работа Высшей судебной палаты. По ее словам, из 33 судей сейчас там работают 19. Кишкэ-Донева обратилась к членам ВСМ и напомнила, что судьи выбрали их, чтобы они представляли их интересы. «Мы должны научиться жить с этим феноменом [эпидемией коронавируса]. Нужно найти помещение, где можно было бы провести общее собрание судей. Если оно не состоится 26 марта (это очередная дата, на которую ВСМ назначил общее собрание. — NM), то можно провести его позже, например, на каком-нибудь стадионе», — сказала Кишкэ-Донева.

Также она рассказала, что судебную систему часто необоснованно критикуют представители гражданского общества и СМИ. «Я называю вещи своими именами. Мы — не святые. Есть проблемы и с неподкупностью, и с качеством судебных решений. Но у нас есть внутренние рычаги, чтобы провести аттестацию судей и очистить систему», — сказала Кишкэ-Донева. Она обратилась к членам ВСМ и попросила их найти возможность провести общее собрание судей.

Глава юркомиссии Боля заметил, что судьи с депутатами могут поспорить о том, «какая власть чаще всего подвергается критике».

После этого взял слово неожиданно появившийся на заседании и.о. министра юстиции Фадей Нагачевский. Он сказал, что не планировал участвовать в заседании юркомиссии, так как правительство ушло в отставку, и его полномочия ограничены. Но решил все-таки прийти, так как слышал много критики в свой адрес. «Я пришел вам сказать, что самая большая проблема не в законодательстве, а в коррупции, от которой страдает вся судебная система Молдовы», — заявил Нагачевский.

Он отметил, что члены ВСМ входили в рабочую группу при минюсте, которая готовила Стратегию реформы юстиции. Нагачевский подчеркнул, что в Стратегии учли пожелания и судей, и прокуроров. «Насколько вы знаете, в 2020 году мы обсуждали, надо ли проводить внешнюю аттестацию судей или действовать, согласно законодательству. Разговоров было много. В конце концов, мы решили действовать, согласно Конституции и, укрепляя существующие механизмы […] Давайте не будем искать виновных, мы все виноваты и все несем ответственность за качество юстиции», — заявил Нагачевский.

Он также рассказал, что структуру минюста тоже изменили, в результате из 250 человек там осталось около 80, у которых очень большой объем работы.

Василий Боля несколько раз пытался прервать Нагачевского, а затем отключил ему микрофон. Боля сказал, что пригласил на это заседание всех членов ВСМ, включая министра юстиции. «Я вижу, есть необходимость, чтобы мы чаще встречались. Будем чаще встречаться», — заверил Боля. Он также предложил судьям отправлять свои законопроекты не только в минюст, но и в парламент. Это предложение поддержали и другие члены парламентской юркомиссии.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: