«Мы не выходили, это очень страшно». Уроженка Молдовы о протестах в Беларуси. Эксклюзив NM из Минска
6 мин.

«Мы не выходили, это очень страшно». Уроженка Молдовы о протестах в Беларуси. Эксклюзив NM из Минска

В Беларусь уроженка Молдовы Татьяна (фамилия не указана в целях безопасности) переехала в 2015 году, когда ей предложили работу в одном из минских отелей. В Минске Татьяна вышла замуж, у нее двое детей. Незадолго до президентских выборов она решила сменить работу, но после последних событий в Беларуси она не знает, как сложатся обстоятельства дальше. Татьяна рассказала NM о том, что сейчас происходит в Минске, как они пережили день выборов и протесты, почему белорусы «обезумели», и что будет дальше, если «тиски не разожмут».

x

О предвыборной обстановке

Предвыборная обстановка была напряженной. Задолго до выборов создавали оппозиционные группы, проводили опросы, снимали видеоролики. Люди были напряжены, но настроены очень решительно.

Мне есть с чем сравнить. Это мои вторые выборы здесь. Прошлые я даже не заметила: выборы и выборы. В этот раз все было масштабнее и страшнее. Люди были готовы к протестам. Изменилось очень многое.

О выборах

Я вышла 9 августа на улицу, стояла оглушающая тишина. Было страшно, очень напряженное состояние. Люди с утра уже обивали пороги пунктов голосования. В Лебяжьем (крупный район в Минске. — NM.) перед одним из участков стояла огромная очередь. Я в принципе не видела таких очередей на выборах. Она была длиной в несколько километров, люди стояли в очереди по шесть часов! Видела, как у женщины брали интервью, она нашла в списках своего умершего мужа. И сразу написала заявление в прокуратуру.

Здесь так странно устроены выборы, еще как в СССР: с буфетами, ларьками, где продают всякую всячину, детям раздают конфеты. На участках было много милиции. И была группа наблюдателей, которые вели независимый подсчет голосов.

Нарушения начали фиксировать еще до начала выборов. Мои знакомые, которые работали наблюдателями, рассказали, что подсчитали, что на участок зашли 27 человек, а ЦИК выложил, что зашли 159 человек.

Муж мой, кстати, в воскресенье ездил по работе, он видел и стянутые войска, и перекрытые в город и из города выезды.

О начале протестов

Протесты начались сразу после выборов. Я живу в Первомайском районе, недалеко от того места, где были выстроены баррикады (ТЦ «Рига»). Автомобили начали сигналить, поднялся такой шум и гул. Стрельба началась ближе к часу-двум ночи.

Мы практически не спали, потому что был гул, мы не могли прорваться ни на какие информационные порталы, чтобы узнать, что происходит. Выходить на улицу, разумеется, было страшно.

А в понедельник город просто встал. Потому что все завязано на интернете, работа остановилась, люди повыходили на улицы, общались между собой.

В районе, где работал муж, наоборот, улицы были довольно пустые, но те, кто ходил, у всех были белые ленточки, футболки с надписями ПСІХОЗ%.

В целом в спальных районах днем было довольно спокойно, выходить было не страшно, но после трех часов дня я уже не выпускала детей на улицу. Ну понятно, что все делают: сидят, пьют, общаются, дебаты политические во дворах. Поэтому мы никуда особо не выходили, разве что в магазин и все.

О доступе в интернет

У меня он пропал еще в воскресенье, в четыре часа. У мужа еще был некоторое время, ему удалось каким-то образом попасть на скрытые сайты, где выкладывали инструкции, как можно подключиться. Ему этого хватило на два часа, потом заблокировали абсолютно все. Телевизор, правда, работал.

О сегодняшнем дне

Сейчас пока сложно сказать об ограничении жизни. Мы еще не вышли из этой ситуации. Еще вчера ночью была стрельба, были баррикады, байкеры, все это шумело, все гоняли туда-сюда. То, что сегодня включили интернет в 6.50 утра, мы не ожидали, что его включат. Думали, что сегодня еще все продолжится.

И, вроде, войска из города убирают, судя по нашим внутренним новостям. То есть пока непонятно, что происходит и будет происходить дальше. В город мы еще не выходили.

Но, возможно, все возобновится после шести вечера. Уже сейчас появляются предупредительные сообщения, посты, многие работают до 5-6 вечера. Но войска, вроде, вывели.

О драме

Мы действительно опасаемся драматического развития событий. Потому что народ так возмущен. Мой муж, который прожил в Беларуси 40 лет, вообще такого никогда не видел. И ему очень больно и обидно, что белорусы идут против белорусов. Очень страшно, как валили людей, тягали в эти автозаки. Было страшно передвигаться по городу.

Что будет дальше, непонятно. Может, сделают какой-то перерыв, и потом опять начнутся протесты. Хотя, если посмотреть, как  их пресекают, неизвестно, чем это закончится.

Больше всего страдает частный бизнес. И как будут развиваться события, непонятно. Потому что никаких послаблений нет, и в ситуации с ковидом никто ничего не давал. И сейчас не будет поблажек. Рынок просел, насыщен безработицей. Людям некуда идти работать.

Странная ситуация с ценами: на продукты не первой необходимости цены очень упали, а на питание — растут.

О белорусах

Белорусы очень мирный народ, не склонный к протестам. Они никогда особо не выступали против власти. Я бы их назвала даже слегка зашоренными — лишний раз не улыбнутся, ничего лишнего не сделают. Но они очень устали. Они долго были под таким тяжелым гнетом, им это надоело. Белорусы просто хотели честно высказать свое мнение, и чтобы его услышали. Поэтому и возникла вся эта ситуация.

Смешно было смотреть, как до 8 часов вечера уже объявили результаты выборов, по итогам которых победил действующий президент. Вот реально смешно.

Молдаване в этом плане более яркие, более эмоциональные. Повторюсь, чтобы довести белорусов до такого состояния, их надо было очень достать.

У меня очень многие друзья участвовали в этих мероприятиях, некоторые были наблюдателями. Они очень вовлечены в этот процесс. Я думаю, они не остановятся. Сейчас обнажилась больная рана белорусского народа. Это была такая рана-рана, она заживала, а сейчас вскрыли, и народ просто перестал бояться. Учителя стоят возле школ, подсчитывают голоса и понимают, что завтра их могут уволить. Двух пацанов, которые спели песню «Перемен!», и которых закрыли, для них белорусы собрали $25 тыс. за два дня, чтобы помочь им как-то, потому что их моментально уволили с работы. Вообще люди очень поддерживают друг друга, они сейчас очень сплоченные.

О спорах

Никаких споров особых нет. Я знаю только одного человека, который выразил свою гражданскую позицию в интернете в поддержку власти и получил жесткий отпор. У остальных единая позиция, споров по ней нет. Да, все обсуждают ситуацию, это понятно.

О правилах

Белорусы привыкли жить по правилам, они привыкли подчиняться. Здесь много приказов, указов, распоряжений, законов, все они соблюдаются. Но те тиски, в которые люди были зажаты все это время, надо ослабить, и тогда они успокоятся. Их зажимали и зажимали, они устали ждать изменений, и сейчас просто обезумели, это очень страшно.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: