Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак
7 мин.

Самоизоляция остается самым надежным способом остановить распространение коронавируса вне зависимости от страны и ситуации. NM уже третью неделю работает в условиях изоляции: журналисты выходят из дома только на задания, а офисные цветы переехали к одному из сотрудников. В новой серии материалов редакция делится своим опытом переживания карантина: как он изменил нашу работу и быт, и как журналисты и редакторы справляются со стрессом, когда приходится постоянно писать о том, как пандемия захватывает мир и Молдову.

x

Внештатный корреспондент NM Марина Шупак сейчас живет в Лондоне. Что она там делает и чем занимается в условиях изоляции, она рассказала, продолжив «карантинный дневник» NM.

Британский дневник среды

Внештатный корреспондент Марина Шупак

Мяо Мяо, Ли, Айден и я

Я, Мяо Мяо, Ли и Айден самоизолировались больше двух недель назад, когда в Британии это еще не было обязательной мерой. Мяо Мяо, Ли и Айден — это китайские студенты, с которыми я снимаю квартиру в Ислингтоне, северном районе Лондона. Кстати, от этого округа в парламент Британии семь раз переизбирался лидер Лейбористской партии Джереми Корбин.

Наша квартира маленькая и скромная: без евроремонта, хотя и со стеклопакетами. Каждый проводит большую часть времени у себя в комнате — общей гостиной у нас нет. Кухня с трудом может вместить одновременно двух готовящих что-то людей, поэтому, проснувшись, первым делом  по звукам пытаюсь понять, есть ли там сейчас кто-то.

Параллельно открываю соцсети, проверяя, нет ли срочных сообщений от родственников и друзей. Еще слежу в Facebook за реакцией на мою недавнюю колонку в NM о коронавирусе и пожилых. Ну и, конечно, с утра открываю сайт NM, чтобы быть в курсе того, что происходит в Молдове.

«Колдунья»

Территория кухни свободна, и я тянусь к полке с кофе. Но не тут-то было: кофе, оказывается, закончился. Мои соседи пьют исключительно чай, поэтому одолжить кофе не у кого, а жить без него, особенно в изоляции, невыносимо грустно. Придется идти в магазин.

Для поднятия настроения собираюсь под музыку. Собираясь, думаю о том, что сегодня я буду писать дневник для NM, поэтому надо прожить день достойно (улыбаюсь). Накатывает ностальгия по редакции, поэтому включаю «Колдунью» Надежды Кадышевой и подпеваю. В углу тем временем ждет своего часа «юбилейная» бутылка вина от Newsmaker, которые дарили на праздновании пятилетия издания. Этот праздник, как и молдавский карантин, я пропустила из-за учебы в Лондоне. Я здесь благодаря стипендии британского правительства Chevening: с сентября прошлого года учусь в магистратуре в University College of London по специальности «документальное кино».

Одинокая весна

Это моя первая вылазка на улицу за последние три дня. В Британии разрешается выходить из дома раз в день — за покупками или на пробежку. Но мне пока не настолько надоел карантин, чтобы полюбить бег, поэтому выхожу только за едой.

Как и в Молдове, здесь выход в магазин — ответственное мероприятие, поэтому на всякий случай проверяю, что еще из продуктов на исходе, чтобы как можно дольше избежать вылазок.

У меня всего несколько масок, поэтому решила оставить их на «черный день». Выхожу в перчатках. На улице одинокая весна. Погода в Лондоне еще никогда не была такой солнечной, как во время этого карантина, но в моей сумке все равно на всякий случай зонт и, конечно, гель для дезинфекции рук.

На улице — ни души и это…неожиданно спокойно и приятно. Спокойствие длится недолго. Вскоре замечаю, что в пабе недалеко от моего дома окна и двери заколочены фанерой. Не очень оптимистическое зрелище. Зато в очереди у входа в магазин всего три человека.

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

Мамалыга и букет роз

Я становлюсь у специальной «черты» и слушаю любимый подкаст On being с американской журналисткой Кристой Типет. В новом выпуске она рассуждает, отвечая на вопрос слушательницы. Вопрос интересный: можем ли мы во время карантина позволить себе уважать себя просто за то, что живем? Ведь для многих людей основанием для самоуважения обычно являются профессиональные успехи.

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

Философские рассуждения в подкасте прерываются прозаичным выбором кофе и других продуктов. Прохожу мимо полки с мясом и вспоминаю, что давно обещала Мяо Мяо, Ли и Айдену угостить их мамалыгой, но все времени не было. Решено. Беру свиное мясо, а кукурузная мука у меня и так всегда в запасе.

На выходе из магазина замечаю на себе неодобрительный взгляд женщины из заметно разросшейся очереди. Взгляд нацелен на букет роз, который я купила. Вчера в британской прессе начали появляться осуждающие материалы о том, что люди идут в магазин за предметами далеко не первой необходимости. Но меня не мучают угрызения совести — цветы мне были необходимы всегда, даже до коронавируса.

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

«Овсянка, сэр»

Дома «обеззараживаю» себя после вылазки и выгружаю покупки. Но на кухне меня ждет сюрприз. Оказывается, холодильник и морозилку уже забили мои китайские друзья, которые основательно закупились еще вчера. Сердито пытаюсь втиснуть купленный кусок сыра в холодильник. Вызываю на переговоры Мяо Мяо, а про себя думаю, что мамалыга подождет до лучших времен. Но мы быстро приходим к консенсусу, решив ликвидировать некоторые запасы Айдена, которые оказались просроченными. В общем, дружественной мамалыге быть.

Настало время завтрака. На завтрак у меня, конечно, «овсянка, сэр» и кофе. Обычно ем у окна, представляя, что нахожусь где-то на террасе. Наслаждаюсь видом на проезжую часть, потому что скоро, судя по гулу стиральной машины, мои соседи зашторят это «окно в мир» своей стиркой.

Иногда встречаюсь взглядами с людьми, которые живут в домах напротив. Особенно приятны встречи с младенцем, которого молодые родители иногда подносят на руках к окну. Но сегодня он еще «не выходил во двор».

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

«Домашка»

Пока завтракаю, читаю новости и просматриваю уведомления в мессенджерах и чатах. Во время коронавируса студентка из меня не самая примерная. Сложно сфокусироваться на учебе, когда столько всего странного, страшного, грустного и воодушевляющего происходит в мире и особенно в Молдове. Хочется что-то делать.

Вместо «домашки» занимаюсь новым материалом для NewsMaker, над которым работаю вместе с Надей Копту. Переписываюсь с Надей и источником, одновременно успешно игнорируя чат студентов, с которыми прохожу курс по антропологии смартфона. Нам надо сдать групповой проект, и я отвечаю за его креативную часть. «Отвечаю» пока так себе… Зато появилась еще одна идея материала для NM — о том, как коронавирус влияет на одну из самых уязвимых категорий населения. Пожалуй, возьмусь за него тоже, а «домашка» еще подождет. Надеюсь.

И снова танцы

Пока дописываю этот дневник, для студентов нашего курса проходит онлайн-показ документального кино Алана Берлинера «Wide awake». После состоится его обсуждение с основателем нашей магистерской программы и руководителем лондонского кинофестиваля Open City London Майклом Стюартом, куда я надеюсь успеть подключиться из своего кресла.

Наши учителя настоятельно советуют нам изучать примеры фильмов, которые были созданы если не в изоляции, то с существенными ограничениями ресурсов. Также просят, чтобы мы делали короткие фильмы о нашем опыте изоляции. Благо, каждый из студентов находится в изоляции с камерой, которую нам дали в пользование на время учебы. Сегодня вечером буду работать над вторым коротким видеодневником, темой которого будут мои отношения с Молдовой на расстоянии. Но этот видеодневник, кроме преподавателей, вряд ли кто-то увидит.

Мяо Мяо, «овсянка, сэр» и одинокая весна в Лондоне. Как редакция Newsmaker работает в изоляции. Британский дневник Марины Шупак

Марина Шупак / NewsMaker

Смотрю на часы. Мне нужно было сдать текст этого дневника еще 20 минут назад, я опаздываю на виртуальный кинопоказ для студентов, а в скайпе ждут звонка любимые родители. Гудят обновления в многочисленных переписках, мелькают обновления в Телеграме от разных изданий с очередными новостями о коронавирусе и его жертвах. Пожалуй, самое время еще раз включить «Колдунью» и потанцевать. Кажется, танцы — одна из рекомендаций ВОЗ о том, как сохранить ментальное здоровье в это непростое и странное время.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: