Поколение офлайн. Марина Шупак о жертвах коронавируса, чей голос вы не услышите в Facebook
6 мин.

Поколение офлайн. Марина Шупак о жертвах коронавируса, чей голос вы не услышите в Facebook

Коронавирус уже повлиял и продолжает влиять на жизнь каждого жителя Молдовы. Это уникальная ситуация, в которой под ударом оказались мы все. В условиях, когда нет сплоченности в обществе и солидарности между разными общественными группами, каждый вырабатывает собственную «стратегию выживания». Причем для определенной части общества речь идет о выживании без кавычек.

x

Безоговорочно самыми уязвимыми в этой ситуации оказались пожилые люди. Статистика показывает, что жертвами вируса в большей степени становятся именно они. Но в этой связи есть еще много других вопросов.

Что до «стратегий выживания», то, пожалуй, в Молдове оперативнее всех отреагировал бизнес. Вскоре после введения карантина появилась петиция бизнес-ассоциаций к правительству о необходимости мер, которые смягчили бы последствия эпидемии и карантина для бизнеса.

Бизнесмены встретились с премьером Ионом Кику, а затем минэкономики разработало план поддержки бизнеса в условиях кризиса и попросило помощи Всемирного банка. Банк заявил о готовности поддержать молдавский бизнес. Власти обсуждали этот вопрос на фоне многочисленных постов в соцсетях о влиянии кризиса на бизнес, а также появления разных флешмобов и хэштегов на эту тему.

То, как в условиях кризиса консолидировался бизнес и выдвинул свои требования, а также сделал возможным обсуждение бизнес-проблем на разных уровнях, — это здорово и важно. Все понимают необходимость поддержки экономики в такой чрезвычайной ситуации. Эти дискуссии нужно продолжать, а меры государства должны быть соразмерны угрозам, с которыми сталкиваются предприниматели.

Но есть категории населения, чьи онлайн-петиции о мерах поддержки вряд ли появятся. А если и появятся, то вряд ли станут темами популярных ток-шоу, флешмобов и заголовков новостей. Просто потому, что у этой категории населения ограниченный доступ к ресурсам, которые позволяют быть услышанными, а среди тех, кто принимает решения, практически нет представителей этой группы населения.

Речь о тех, кто и в «мирное время» находился на периферии общественного внимания и не был в приоритетах госполитик. Речь идет, в частности, о пожилых людей, для которых коронавирус наиболее опасен.

Платформа за активное старение 17 марта отправила в адрес правительства обращение.

В нем общественники предложили властям расширить спектр социальных услуг для пожилых людей, включив в них, например, оплату коммунальных услуг, дезинфекцию дома и др. Но это обращение не стало темой общественных дискуссий. Возможно, потому, что в онлайн-пространстве, где эти дискуссии сейчас происходят, пожилых людей очень мало. У кого-то попросту нет смартфонов или интернета, кто-то не знает, как пользоваться соцсетями и различными приложениями.

При этом важно понимать, что опасность коронавируса для пожилых людей может быть и косвенной. Речь, например, о пожилых людях, для которых наказ «сидеть дома» означает быть 24 часа в сутки с членом семьи, который подвергает их физическому, психологическому или экономическому насилию. И в «докоронавирусные времена» эта тема была табуированной в Молдове, хотя, по данным НПО HelpAge, около 28.6% пожилых людей страдают от разных форм насилия, и в каждом четвертом случае насильник — это родственник.

Хорошо, что у нас есть волонтерские инициативы, когда более молодые люди помогают пожилым с доставкой продуктов и предметов первой необходимости, зачастую рискуя собственным здоровьем. Безусловно, помочь пожилым людям физически выжить в период этой эпидемии — задача номер один. Остается только догадываться, на какие креативные решения авторы этих волонтерских инициатив могли бы направить свою энергию, если бы у пожилых людей Молдовы была финансовая и техническая возможность заказывать себе все самое необходимое онлайн, организовывать видеозвонки по WhatsApp со сверстниками и смотреть Netflix по вечерам, чтобы отвлечься от тревожных мыслей.

Очевидно, что после этой пандемии мир не будет прежним. В разных странах начинают задумываться о том, как выстроить общественные отношения и взаимоотношения между обществом и государством таким образом, чтобы они гармонично функционировали и были устойчивыми к возможным вызовам в будущем. В Молдове, где около 20% населения — люди 60 лет и старше, переосмысление их роли в обществе и государственных политик в их отношении должно быть в числе приоритетных задач.

Давайте признаемся, что до сих пор пожилые люди жили в Молдове в параллельном мире, малознакомом большинству тех, кто сейчас читает эту колонку. Этот мир жил параллельно с миром госструктур, СМИ, гражданского общества. В лучшем случае они соприкасались во время благотворительных акций, когда пожилые люди выступают в пассивной роли получателей чьей-то помощи. Это пассивная роль зачастую вынужденная и обусловлена ничтожными пенсиями.

Но, даже несмотря на отсутствие финансовой безопасности, пожилые люди зачастую готовы и хотят активно участвовать в общественных процессах, которые касаются и их самих, и всей страны. Например, одним из самых ошеломляющих протестов, которые мне довелось освещать в Молдове, был прошедший три года назад в канун Дня независимости протест пенсионеров, организованный Союзом пенсионеров. Несколько сот пожилых людей, многие из которых шли с тросточками, требовали повышения пенсий. Шли практически без ТВ камер и поддержки других общественников.

Но периодические обращения организаций пенсионеров о повышении пенсий традиционно не находят особой поддержки тех, кого это не касается. При этом государство разрешило работодателям увольнять сотрудников только потому, что они пенсионеры. Как и следовало ожидать, эта проблема, кроме самих пенсионеров, особо никого не озаботила.

В то же время у пожилых людей в Молдове есть несколько общественных организаций: Союз пенсионеров, Совет ветеранов, Платформа за активное старение и др. У некоторых есть свои газеты. Например, если бы не карантин, то в марте в моем родном городе Бессарабка состоялось бы совместное заседание Совета ветеранов и местной социальной службы. Но в условиях карантина эти организации в большинстве своем оказались неспособными работать в режиме онлайн.

Таким образом, коронавирус обнажил неравенство пенсионеров в доступе не только к финансовым, но технологическим и информационным ресурсам. Поэтому, кроме повышения финансового уровня пенсионеров, им необходимо обеспечить доступ к знаниям об использовании современных технологий. В современном мире наличие смартфона\компьютера и умение использовать его потенциал перестает быть роскошью, а становится необходимостью для участия в социальных и гражданских процессах. Они позволяют самоорганизовываться, самовыражаться, находить единомышленников, учиться новым навыкам — многие пенсионеры хотят и этого, кроме набора «гуманитарки» и «пасхальной помощи», ведь «пирамида Маслоу» не сокращается с увеличением возраста.

Коронавирус показал, что нам надо найти точки пересечения с «параллельными мирами» разных частей общества, в том числе с пожилыми его членами, чтобы их голос услышали, а потребности учли, принимая решения, и не только в чрезвычайных условиях. И чтобы эти решения принимали не за них, а вместе с ними. Как этот происходит с тем же бизнесом. Иначе 20% общества останется безголосыми именами в фейсбучных постах о том, что пенсионеру X нечем платить за коммунальные услуги.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: