Не все *** одинаковые. Надежда Копту о JusticeInside и молдавской юстиции, в которую хочется верить
5 мин.

Не все *** одинаковые. Надежда Копту о JusticeInside и молдавской юстиции, в которую хочется верить

Судья хочет увидеть коллег-взяточников за решеткой, адвокат отказывается защищать виновного клиента, а прокурор ездит на работу на троллейбусе. Думаете, такое в Молдове невозможно? Оказалось, возможно. Вот только мы привыкли видеть в прокурорах, судьях и адвокатах не отдельных людей, а систему, напрочь себя опорочившую. В том, что система неоднородна, я убедилась, пока два года писала о нашем правосудии. И мне захотелось рассказать о тех судьях, прокурорах и адвокатах, которые идут против системы и хотят изменить ее к лучшему. Так родился спецпроект «JusticeInside. Люди внутри системы».

С молдавской системой юстиции я познакомилась в 2018 году, когда стала работать в NM. Я застала ровно тот период «захваченного государства», когда на каждом заседании суда, с которого я писала репортажи, мой здравый смысл отчаянно протестовал: «Ну нельзя же так, есть же закон, в конце концов». Тогда буквально из каждого утюга можно было услышать: «Ах, эти судьи, эти прокуроры — это они во всем виноваты». Судьи и прокуроры, с которыми я тогда сталкивалась по работе, в основном подтверждали эти стереотипы. Кто-то просто хамил, не дослушав вопрос, кто-то убегал посередине разговора, кто-то пытался выставить меня из зала суда с открытого заседания.

Летом 2019 года в стране не только сменилась власть, но изменилось и поведение судей и прокуроров, с которыми приходилось сталкиваться. Они стали более открытыми, и у меня появилась возможность ближе  познакомиться с теми из них, кто шел против течения. В какой-то момент я поняла, что долгое время политики, эксперты и даже журналисты смотрели на них только с одного ракурса. Вне поля зрения оставались постоянные стрессы, большой объем работы и личная ответственность за судьбу каждого человека, чье дело у них оказалось.

«Судьи — не часть стада». Ливия Митрофан о судебной системе изнутри. Новый спецпроект NM

Это вообще большая ошибка нашего общества. Мы привыкли негативные качества одного человека приписывать всем остальным представителям той или иной общественной или профессиональной группы. Вот обидел нас кто-то и начинается: «все *** плохие». И неважно, что будет вместо этих звездочек — профессия, национальность, политическая ориентация. Суть останется та же: есть у нас привычка делать глобальные выводы по единичному случаю. Эта предубежденность у многих остается на долгие годы.

И эти судьи и прокуроры, которые заставили меня по-другому посмотреть на вещи, тоже поначалу не доверяли журналистам. Они просто устали от того, что СМИ приписывают всей системе негативные качества некоторых ее представителей. В такие моменты я выключала диктофон, а они учились мне доверять. Кто-то рассказывал, что ездит на работу в троллейбусе, кто-то о том, как не продлил арест бизнесмену и столкнулся с угрозами, что «истечет кровью», кто-то — как заставил адвоката жертвы изнасилования потребовать компенсацию за моральный ущерб. Почти у каждого из них есть истории о том, как они сопротивлялись тогда, в 2018 году. Многим до сих пор не могут этого простить. И каждый из них хорошо знает о проблемах системы и хочет с ними бороться. Но эти идеи настолько радикальны, что коллеги этих судей, прокуроров и адвокатов обходят их стороной, опасаясь навлечь беду и на себя.

«Все хотят быстрых результатов по громким делам». Инга Фуртунэ о том, почему на прокуратуру надо посмотреть под другим углом.#JusticeInside

Окончательно я убедилась в необходимости показать читателям адвокатов, судей и прокуроров с другой стороны зимой 2020 года. Тогда мы больше двух часов говорили с одним прокурором о том, как все устроено в прокуратуре, что делать с системой, нужна ли внешняя аттестация. Под конец разговора он вдруг решил рассказать мне о единственном оправдательном приговоре в его карьере.

История была такая: в пригороде Кишинева снесли забор, который был частью архитектурного памятника, а на его месте построили новый. Прокурор выяснил, что снос был незаконным, а деньги на новый забор из бюджета мэрии заплатили родственнику мэра, к тому же с нарушением закона. Несмотря на собранные доказательства, мэру удалось избежать уголовной ответственности. Он просто «договорился с судьями». И вот пока этот прокурор рассказывал мне, как он выяснял, был ли снесенный забор частью архитектурного памятника, у него так горели глаза, что я подумала: как жаль, что люди не знают о таких прокурорских историях.

«У нас безжалостная юстиция».Вадим Виеру о том, каково это быть правозащитником в Молдове. #JusticeInside

Мне захотелось с помощью этого проекта дать возможность высказаться как можно большему числу судей, прокуроров и адвокатов, которых по-настоящему заботят права человека и положение дел в системе. Еще хотелось, чтобы общество увидело, что судьи, прокуроры и адвокаты — это не «одна каста». Каждый человек, работающий в этой системе, уникален. И если мы перестанем навешивать ярлыки и видеть реальность только черно-белой, у нас, наконец, появится шанс выбраться из той ямы, в которую мы угодили лет 30 назад. Нам надо учиться принимать друг-друга и прекратить говорить: все вы *** одинаковые. Потому что на самом деле все мы разные. Разные журналисты, разные судьи, прокуроры, адвокаты, разные жители Молдовы, наконец.

Ну и, конечно, мне хотелось бы, чтобы этот спецпроект получил отклик и в системе юстиции. Чтобы герои этого проекта нашли необходимую поддержку среди своих коллег и смогли изменить систему. Как-то одна судья в личной беседе сказала мне: «Я, как маленький ребенок, верю, что справедливость восторжествует. Да, это звучит наивно, но мне хочется в это верить». И мне тоже хочется верить, что все получится.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

  • 135
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: