«Пандемия — это цунами». Интервью NM с главой ВОЗ в Молдове о рисках ослабления карантина
9 мин.

«Пандемия — это цунами». Интервью NM с главой ВОЗ в Молдове о рисках ослабления карантина

Действительно ли Молдове пора отказываться от карантина? Почему продолжает расти число новых случаев заражения коронавирусом? Когда эпидемию можно считать побежденной? Об этом в интервью NM рассказал глава офиса Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Молдове Игорь Поканевич.

x

«Снятие ограничений в Молдове обусловлено в большей степени социально-экономическими факторами»

Постепенно в Молдове снимают жесткие карантинные меры. Все больше людей видно на улицах, открывается часть бизнеса. Но можно ли сейчас говорить, что мы победили эпидемию и бояться нечего?

Однозначно мы не можем говорить, что победили эпидемию. Мы победим эпидемию, когда снимут глобальную чрезвычайную ситуацию. До тех пор, пока в 215 странах — а это почти весь мир — подтверждают новые случаи, нельзя говорить о победе. Сейчас на глобальном уровне число новых случаев увеличивается. То есть риск остается таким же, как и раньше — достаточно высоким.

Как объяснить тогда, что некоторые страны, как и Молдова, снимают ограничения? Та же Италия, где одно время была очень жесткая ситуация и высокая смертность.

Снятие ограничений — это решение национальных органов здравоохранения и местных властей. Ограничения снимают при определенных условиях. Если мы говорим об Италии, то там число новых зарегистрированных случаев сокращается, меньше людей госпитализируют.

Если говорить в общем, то здесь нужно использовать прагматичный подход и взвешивать две стороны вопроса: социально-экономическую и здравоохранение. Решение снять ограничения в Молдове сегодня обусловлены в большей степени социально-экономическими факторами, чем эпидемиологическими.

Сегодня мы на более-менее ровной прямой — примерно 200 новых случаев в день. По выходным, как правило, меньше, потому что частные лаборатории закрыты, а в середине недели мы, соответственно, получаем всплеск после обработки накопившихся образцов.

Но в целом процесс продолжается, и нужно быть готовыми, что число новых случаев будет расти. Контактов между людьми становится больше, значит, и риск увеличивается.

Новых случаев за последнее время стало больше именно из-за ослабления карантинных мер?

Однозначно. При любом росте числа случаев надо «откатиться» на 5-7 дней назад (примерно такой инкубационный период у вируса) и посмотреть, что предшествовало этим всплескам. Например, всплески были 14 мая и 21 мая. Минус 5-7 и смотрим. В это время как раз начали ослаблять карантин, и в праздничные выходные 8-9 мая люди активно выходили на улицу. Всплеск 21 мая тоже было в большей степени связан с выходными днями.

Igor Pokanevich OMS

Максим Андреев, NewsMaker

Вы говорите, что надо взвешивать социально-экономические факторы и здравоохранение. Но в Молдове жалоб много со всех сторон — и случаев все больше, и социально-экономическая ситуация пока не спасена: детские сады закрыты, часть бизнеса не работает. Правильно ли власти выбрали стратегию?

ВОЗ все-таки, в основном, фокусируется на здравоохранении. Но смягчение ограничений обусловлено, в том числе, тем, что за эти месяцы система здравоохранения смогла лучше подготовиться. Сегодня мы можем четко сказать, что это уже совершенно другая система по сравнению с тем, что было два месяца назад. Она сильнее, больше специалистов знают, что такое коронавирус, как защищать себя и пациента. Тут двусторонняя дорога.

Мы тоже понимаем, что невозможно долго держать ограничения. Страна должна жить, людям нужно работать, детям нужно ходит в школу и детсад. Ограничения, которые снимают, дополняются и должны дополняться определенными мерами безопасности.

Если мы говорим об открытии рынков, должен быть очень четко продуман план передвижения покупателей, обеспечены дезинфицирующие средства, должны проводить постоянную уборку территории, должно быть расстояние между продавцами и покупателями. Это же касается и торговых точек. Если мы говорим об открытии моллов, то нужно обеспечивать дистанцию, доступ к санитарно-гигиеническим средствам.

Вы упомянули о готовности системы здравоохранения. За это время многие врачи говорили о том, что из-за отмены плановых мероприятий к ним уже сейчас поступают пациенты с серьезными осложнениями из-за других заболеваний, которые они «додержали» до обострений. Такая проблема только в Молдове?

С этим сталкиваются все системы здравоохранения. Мы должны понимать, что пандемия — это цунами, которое обрушилось на системы здравоохранения всего мира. Здесь всегда дилемма, на что мы должны обращать больше внимания: на наплыв неизвестного заболевания и пациентов с симптомами, которые подвергают риску себя и окружающих, включая медработников, или на сопутствующие заболевания, которые в принципе можно через какое-то время вылечить.

Сейчас восстанавливают возможность оказывать медицинские услуги и при других заболеваниях. Это тоже определенный индикатор: у системы есть возможность это сделать.

«Лучше было бы, чтобы сейчас у нас эта кривая новых случаев шла вниз. Но это не так»

У нас очень многие говорят, что 7 тыс. зараженных и меньше 300 погибших — это мало по сравнению с общим населением. В частности, этим часто манипулируют и политики, говоря, что «истерия» вокруг коронавируса приносит больше вреда, чем сам вирус. Какие выводы  можно сделать из этих цифр?

Здесь нужно учитывать несколько цифр. Подтвержденные случаи, легкие случаи, сложные и требующие госпитализации: все это надо рассматривать по группам, а не исходя из одной цифры. COVID-19 сегодня — не вакциноуправляемая инфекция. Вакцины просто нет. Но есть меры, которые возможно применять, чтобы предотвратить заражения, смерти и нагрузку на систему здравоохранения.

Если отвечать на вопрос, нужно ли обращать внимания на эти цифры: нужно. Эти 7 тыс. случаев завтра могут превратиться в 20 тыс., а могут и на 8 тыс. остановиться. Поэтому это нужно четко контролировать, отслеживать контакты. Проводить тестирования, госпитализировать и т.д.

Можно ли все-таки по этим цифрам оценить, справляемся ли мы с этим вызовом? Выдерживает ли давление вируса система здравоохранения?

Если говорить о госпитальной системе и первичной медицинской помощи, то принятые меры сработали. Они справляются: мы не видим переполненных больниц, как это было в некоторых странах Западной Европы. Там реанимации были переполнены, не хватало аппаратов для искусственной вентиляции легких, и появлялась дилемма, кого спасать. К счастью, до этой ситуации в Молдове не довели. Этого удалось избежать.

Но, если говорить с эпидемиологической точки зрении, то лучше было бы, чтобы сейчас у нас кривая новых случаев шла вниз. Но, к сожалению, это не так. Этот показатель на прежнем уровне. И сейчас делается все возможное для того, чтобы улучшить систему эпидемиологического надзора, обеспечить более широкое тестирование. Все это нужно делать до тех пор, когда появится  вакцина, и будет больше фактических данных о том, как предотвратить распространение вируса.

Igor Pokanevich OMS

Максим Андреев, NewsMaker

В идеальной ситуации, если такая вообще существует, когда стоит отменять карантинные меры?

ВОЗ разработала группу индикаторов, которые нужно учитывать при принятии решения об ослаблении карантинных мер. Первый индикатор — так называемый индекс заражаемости. Он показывает, сколько один человек с COVID-19 заражает других людей. Когда в Молдове были первые случаи вируса, это число доходило до 2,5-3. Это очень высокая контагиозность (заразность).

В середине апреля этот показатель удавалось снизить до менее 1. Но после ослабления мер он снова увеличился. Сегодня это в среднем 1,3. В идеале меры нужно облегчать, когда этот показатель ниже 1. Это как раз один из индикаторов, на которые нужно обращать внимание.

Кроме того, есть показатели, которые касаются всей эпидемиологической ситуации. В течение двух недель должно быть постоянное снижение числа новых случаев. Еще один индикатор — процент положительных случаев из числа протестированных. Для смягчения карантинных мер мы рекомендуем, чтобы этот показатель был не больше 5%. То есть, если мы говорим об одной тысяче протестированных, то должно быть не больше 50 случаев. А у нас сейчас при протестированной тысяче — в среднем примерно 150 новых случаев.

Сейчас мы с чрезвычайной комиссией по здравоохранению работаем над тем, чтобы эти индикаторы включить в дальнейшие решения комиссии, чтобы меры пересматривали  каждую неделю. И в зависимости от эпидемиологической ситуации принимали решения — и об ослаблении, и, возможно, об усилении карантина. Никто не говорит, что, если сейчас мы что-то отменим, то дальше так и будет.

В Молдове сложилась такая ситуация: было достаточно много ограничений, но они все равно давали людям возможность передвигаться, общаться, ходить в магазин и в гости.

В странах, которые сегодня уже отменяют карантин, например, в балканских странах, ограничений было намного больше, чем в Молдове. Вплоть до комендантского часа, полного запрета выхода из дома за редкими исключениями, пропусков и т.д. Тут снова дилемма. Или мы в течение двух месяцев живем по очень жесткому графику и выходим из карантина, или в течение более длительного периода живем с большим числом вариантов передвижений.

В Молдове пошли по пути более мягких ограничений. Эта стратегия продолжается.

«Молдова сегодня среди средних показателей смертности»

С какими странами релевантно сравнивать Молдову?

Здесь много факторов, на которые надо обращать внимание. Мы не можем сравнивать Молдову со странами, в которых больше 100 млн населения, где совершенно другая динамика, взаимоотношения. Однозначно надо сравнивать со странами с похожей демографической ситуацией и географическими особенностями. Поэтому мы смотрим в основном на некоторые балканские страны.

Там несколько раньше начали регистрировать случаи. Допустим, в Албании. Но там приняли более жесткие меры, и это помогло снизить число новых случаев. Еще схожа по населению Армения. Там смертельных случаев меньше, но в последние недели тоже растет число новых случаев.

Различных данных очень много. В публичном пространстве обсуждают, что в Молдове на миллион населения достаточно высокий уровень смертности. Действительно ли он велик по сравнению с другими странами? И можно ли вообще сравнивать?

Сегодня в мире нет единой системы регистрации смертельных случаев COVID-19. Страны пользуются разными подходами. Если взять европейский регион, то мы увидим, что сегодня страны с наивысшими показателями смертности — это Бельгия и Италия. Говорить о том, что у них ситуация хуже, мы не можем. Там совершенно другая система регистрации.

Там регистрируются случаи заболеваний, когда люди попадают в больницы. Смертельные случаи тоже подтверждаются лабораторно. То есть там процент выше.

Молдова следует рекомендациям ВОЗ в определении случая смерти от коронавируса. Например, у человека есть сахарный диабет, и подтвержден коронавирус.  Причиной смерти указывают коронавирус, а не диабет. В некоторых странах этого не происходит. Там причину смерти указывают — сахарный диабет, а коронавирус как сопутствующее заболевание. Соответственно, в тех странах, где такая методика, ниже смертность. Молдова сегодня среди средних показателей смертности.

Более важный показатель — процентное соотношение подтвержденных случаев с теми, которые требуют госпитализации и интенсивной терапии. В этом отношении Молдова попадает в общемировые средние показатели. Сегодня есть четкие данные, что около 80% регистрируемых случаев — это легкие заболевания, которые не требуют госпитализации. Соответственно, 20% требуют госпитализации. Из них 5% требуют искусственной вентиляции легких, реанимационных мероприятий. И, к сожалению, 2-2,5% — это летальный исход. Сегодня мы примерно укладываемся в эти 2,5% от всех зарегистрированных случаев. Мы не можем говорить, что в Молдове избыточная смертность.

Как вы думаете, нужно ли сейчас вводить дополнительные ограничения для отдельных групп риска?

Риск действительно остается. Он никуда не девается. Я бы даже сказал, что он увеличивается с более широкими контактами людей, активными передвижениями и т.д.

Поэтому и есть четкие рекомендации, которые касаются людей старше 60, и людей с сопутствующими заболеваниями — сахарным диабетом, гипертензией, избыточным весом и ожирением. Это те, кому чаще всего в итоге нужна реанимация. Поэтому входящим в эти группы риска стоит ограничить передвижения и оставаться по возможности дома.

На заседаниях комиссии нас услышали, и часть запланированных отмен ограничений отодвинули на более поздний срок, на 15 июня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: