Постправда в глаза. Александр Ройтман о том, как работают молдавские фейки
6 мин.

Постправда в глаза. Александр Ройтман о том, как работают молдавские фейки

История с фейковой фотографией премьер-министра Майи Санду, которая будто бы выступала на инаугурации башкана Гагаузии Ирины Влах на фоне российского флага, показала, как охотно многие в Молдове готовы слепо верить любой информации. И хотя, чтобы увидеть монтаж, достаточно чуть более внимательно рассмотреть фото, даже умудренные опытом политики принялись взахлеб комментировать «вопиющий случай национального унижения». В чем истоки такой слепой доверчивости?

Волатильность медиа-рынка

В не столь уж далекие времена в условиях тотальной советской цензуры в газетах и по телевизору говорили только «правду». Тогда аргумент «об этом писали в газете» или «сказали по телевизору» был исчерпывающим, и значил, что «правда» непоколебима. У старшего поколения такое восприятие за прошедшие годы не особенно изменилось.

В СМИ, симпатизирующим Демпартии, и в соцсети Facebook появились фото с инаугурации башкана Гагаузии Ирины Влах, где премьер-министр Майя Санду…

Сегодня, когда у нас есть мгновенный доступ к большому числу СМИ и к соцсетям, каждый из нас круглосуточно находится в информационном пространстве. В этих условиях, помноженных на вещательные возможности каждого отдельного индивидуума через собственные профили в соцсетях, медиа-рынок превращается в неконтролируемое пространство, где акторами становятся далеко не только журналисты, и где все сложнее отличить правду от лжи. В погоне за сенсацией и вниманием читателя, в условиях нескончаемого цейтнота в ход идут любые методы.

«Слухи о моей смерти несколько преувеличены»

На днях российские и молдавские СМИ заживо «похоронили» президента Туркменистана Гурбангулы Меликгулыевича Бердымухамедова. А через некоторое время «воскресили» его: в туркменском посольстве в Москве шокирующую новость опровергли.

Вспоминается знаменитая реакция Марка Твена на ошибочный некролог в New York Journal: «Слухи о моей смерти несколько преувеличены».

В прошлом году мир содрогнулся от признания автора немецкого журнала Spiegel, лауреата многих журналистских премий Клааса Релотиуса. Прославленный журналист признался, что просто придумывал детали своих историй, яркие цитаты из несуществующих интервью и несуществующих персонажей. А люди годами читали и верили, верили и читали.

Эпоха постправды

Историки и исследователи относят появление первых фейк-ньюс еще к XV веку.

В 2016 году Оксфордский словарь, ежегодно отбирающий «слово года», признал таковым слово «постправда» (post-truth). По версии составителей словаря, оно наиболее удачно описывает эпоху развития массовых коммуникаций, когда истина становится не принципиально важной.

Постправда олицетворяет обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям.

Мюнхенская конференция по безопасности, по праву считающаяся главной площадкой для обсуждения мировых тенденций, в 2017 года прошла под слоганом «Пост-правда, пост-запад, пост-порядок». Это хорошо описывает современные мировые реалии, когда один слегка дезинформирующий заголовок способен разрушить судьбу и карьеру отдельно взятого человека, свергнуть правительство или, на худой конец, поколебать народное единство сверхдержавы.

Молдавские фейк-мотивы

Упомянутая в начале история с Майей Санду и «неправильным флагом» в Комрате закончилась только после того, как советник премьер-министра Анастасия Кондрук потребовала, чтобы редакция электронного издания удалила недостоверную информацию, пригрозив подать в суд.

Но, как показывает практика, первоначальный фейк распространяется куда активнее, привлекает внимание и закрепляется в памяти намного прочнее, чем опровержение.

Можно вспомнить, как молдавская пресса в 2017 году сообщала о введении виз между Молдовой и Россией, потом о функционировании на территории Молдовы биологических лабораторий, потом о танках НАТО у границ Молдовы. Пару раз за последние несколько лет сообщалось об отмене для Молдовы безвизового режима с ЕС, о притоке беженцев в Молдову и тому подобное.

Как это работало?

Визовый режим с Россией

Корреспондент «Известий» в интервью спросил президента Молдовы Игоря Додона о возможной законодательной инициативе ввести визовый режим между Молдовой и Россией, ссылаясь на источник в молдавском парламенте. Президент сказал, что не позволит этому случиться. В молдавских СМИ весьма своеобразно восприняли этот ответ, забив тревогу о возможности введения визового режима между двумя странами. После официального опровержения МИДЕИ вопрос отпал.

Отмена безвиза с ЕС

В связи с миграционными проблемами в Европейском союзе в Брюсселе разработали новый дополнительный механизм для повышения безопасности границ — систему авторизации въезда в ЕС. Молдавские СМИ на фоне определенных политических событий в республике несколько раз сообщали о том, что безвизовый режим с Европейским союзом могут отменить. И, несмотря на неоднократные заверения властей о том, что никаких причин для такого решения нет, публикации такого рода не переставали появляться.

Молдова приняла «первых беженцев из Бангладеша»

Об этом случае подробно писал портал StopFals. А дело было так: о том, что двоих несовершеннолетних молодых людей родом из Бангладеш задержали на молдавско-румынской границе, на оперативном совещании в кишиневской примэрии сообщила начальник управления защиты детей Лучия Качук. После этого несколько СМИ опубликовали новость о том, что первые беженцы прибыли в страну, а следующие уже на подступах.

«Просто премьер»

Наверное, нет в Молдове минимально интересующегося политикой человека, который бы не знал это, уже ставшее нарицательным, выражение о Юрие Лянкэ. Но если посмотреть, откуда оно пошло, то можно увидеть, что политик, отвечая на вопрос журналиста Вала Бутнару, пытался объяснить принцип разделения властей. Он тогда сказал: «Я был только премьер-министром, я не был ни прокурором, ни судьей». Политически предприимчивые граждане заменили слово doar («только») на слово simplu («просто») и пустили фразу в оборот. Так и пошло.

Обманываться рады?

Некоторые страны, среди которых и Молдова, в определенный момент даже пришли к выводу, что с лживыми новостями надо бороться законодательно. Как показывает мировая практика, пока к большим успехам в борьбе с фейк-ньюс это не привело.

Все дело в реалиях, в которых мы живем. В обществе существует определенный запрос на фейк-ньюс, на медийные скандалы, на выдуманный наратив.

Есть такой термин — «гипернормализация». Его сформулировал американский ученый российского происхождения Алексей Юрчак в своей книге «Это было навсегда, пока не кончилось». В ней он описывает жизнь людей в эпоху заката СССР. Люди прекрасно знают, что общество поражено коррупцией, что политики с трудом контролируют происходящие процессы, что их со всех сторон окружает ложь и лицемерие. Но в то же время никто не видит альтернативы этому миру.

Это вполне подходит и к нынешним мировым реалиям, когда наше внимание настолько рассеяно огромным количеством контента, и есть запрос на «что-то такое нетривиальное». И вот мы с радостью окунаемся с головой в шокирующие воображение новости, чтоб как-то разбавить каждодневную рутину.

Что же делать тем, кто не хочет потреблять информационный контрафакт? Как минимум соблюдать информационную гигиену. Если вы видите «кричащий» заголовок, уже стоит насторожиться. Все эти «вы не поверите», «невероятно», «новость дня» — такие статьи нужно воспринимать с долей здорового скепсиса. Внимательно смотрите на источник информации, довольно часто это помогает определить правдивость новости. Всегда ищите первоисточник: перейдя по ссылкам, иногда можно удостовериться, правдива ли новость. И, наконец, проверяйте информацию в альтернативных информационных ресурсах.

Автор — Александр Ройтман, пресс-секретарь МИДЕИ

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.