«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM
11 мин.

«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM

В 26 лет жить в Дрокии, вести Instagram и преподавать математику в школе. Ко Всемирному дню учителя, который отмечается 5 октября, NM поговорил с преподавательницей математики в русском лицее в Дрокии Михаелой Ротарь. Она рассказала, с какими сложностями сталкиваются молодые учителя в Молдове, как она объясняет ученикам, что математика — это классно и как родители, и дети реагируют на ее сториз в Instagram.

«Михаела Викторовна, мне нужен ремень. Можете его одолжить?»

Почему вы решили стать учителем?

Честно признаться, я никогда не представляла себя учителем и не хотела быть им. В школе я проработала три года только потому, что училась на бюджете и, согласно условиям договора, должна была это отработать. Спустя три года мне захотелось заняться чем-то другим. На год я переехала в Кишинев, а потом вернулась в Дрокию.

Все это время я вела дополнительные занятия по математике. И только тогда поняла, что школа не только отнимает энергию, но и заряжает ею. Этакий баланс, когда за сильным спадом следует такой же подъем. До сих пор не понимаю, как это работает. Поэтому вернулась в школу. На этот раз осознанно.

Часто молодые педагоги говорят о давлении старшего поколения учителей. Вы это чувствуете?

Уже нет, но раньше, когда только пришла в школу, чувствовала. Тебя воспринимают как такого… Немного глупого коллегу, который совершенно ничего не знает и никаких прав не имеет. А еще должен делать только так, как ему сказали.

Сейчас, конечно, я понимаю, что после университета не была готова к тому, чтобы преподавать. Но, думаю, первый год сложный не только у преподавателей. К тому же учитель — это творческая профессия. Ты немного артист. Надо выйти и показать себя. Ведь учеников чаще всего притягивает не предмет, в том числе математика, а учитель. И только через личность учителя воспринимаются знания.

Сейчас большинство моих нынешних коллег — в прошлом мои учителя. Они относятся ко мне как к своей ученице, и мне это очень нравится.

Вы активно ведете Instagram, Facebook, TikTok. Почему и для кого вы это делаете?

Часто хочется бросить. Иногда кажется, что это уже не серьезно. Ладно, в 23 это было прикольно, да и учителя так не делают. Например, в прошлой школе коллеги относились ко мне очень скептически и даже обижались на мои посты в соцсетях. Обсуждали и думали, что это и их как-то касается, но моя жизнь не ограничивается школой.

А потом я понимаю, что ученикам будет полезно видеть другую сторону меня, и то, что учитель — тоже человек. И быть учителем — это здорово.

«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM

Фото: личный архив Михаелы Ротарь

На ваши соцсети есть фидбэк от учеников? Например, говорят ли они «а мы видели ваши сториз»?

Да, говорят. «Вы такая красивая», «прикольная» или что-то еще. Конечно, обращают внимание, делают комплименты или замечания. В любом случае, учитель — это объект повышенного интереса. Да и сами родители, за редкими исключениями, хорошо к этому относятся.

Пишут ли вам ученики в соцсети, когда непонятно домашнее задание или решение задачи? Буквально сегодня вы выложили сториз с призывом писать вам в Facebook, Instagram или прямо на телефон по QR-коду, который наклеен на вашу машину.

Пока нет. Но хочется верить, что будут.

Благодаря блогу в Instagram находите ли вы учеников для дополнительных занятий, или это ученики из вашего лицея?

Нет, это как раз благодаря блогу в Instagram. Из лицея учеников очень мало. Более того, я избегаю этого. Это создает определенный конфликт интересов и дискомфорт, в том числе между детьми. Они могут сказать: «Ну да, он же ходит к ней на дополнительные, поэтому она ставит десятки». Хотя на дополнительных мы не делаем домашние задания. Мы решаем то, что ученик не понял на предыдущих занятиях, или разбираем то, что не включено в программу.

Сейчас большинство учеников — 12-классники, в основном из Кишинева. Мы готовимся к БАКу. Многие из них подтягивают знания, чтобы хорошо сдать экзамены и уехать учиться в Румынию, Польшу, Голландию или куда-нибудь еще.

В этом году на Берлинском международном фестивале главный приз получил фильм румынского режиссера «Неуместный трах, или Безумное порно», по сюжету которого карьера и репутация школьной учительницы оказываются под угрозой, когда в интернет попадает интимное видео с ее участием. Как вы думаете, насколько допустима открытость учителя и может ли учительница, например, выкладывать в соцсети фото в купальнике?

Мне сложно ответить на этот вопрос. У меня есть определенные моральные принципы. И вовсе не потому, что я учитель, а потому что я — Михаела, и мама меня так воспитала. Например, даже на волосы синего цвета мама отреагировала довольно остро. Что касается открытости тела, то, мне кажется, что выкладывать в соцсети фото в купальнике — это ненормально. И я бы не позволила себе этого, даже если бы не была учительницей.

Например, я не выкладываю фото из спортзала, куда давно хожу, если они кажутся мне откровенными или сексуальными. Но это, повторюсь, только мой выбор.

Кстати, встречаете в спортзале своих учеников?

Да (смеется). «Михаела Викторовна, мне нужен ремень. Можете его одолжить?»  Это очень интересно. Но я ближе к ним, и это здорово.

«Не платите мне эти 50-60 леев и заберите тетради себе»

Почему принято считать, что молодые учителя якобы не хотят работать? Вроде, они «ищут легкие деньги», приходят и уходят, а старшее поколение остается.

То, что молодые люди ищут легкие деньги, в какой-то степени правда. Хочется купить айфон, машину, дом. Надо же еще содержать семью, и так, чтобы на заработки не ездить. У нас ведь большинство живет на две страны.

После университета зарплата — 5-6 тыс. леев. На эти деньги не проживешь, поэтому ребята и уходят. У учителей в возрасте уже есть свой дом,  обустроенный быт, а у нас всего этого нет.

Основная зарплата учителя — это часы. Еще есть дополнительные выплаты, например, за проверку тетрадей. Сейчас у меня пятый, шестой, седьмой, девятый и десятый классы. По правилам, у пятого класса мы собираем тетради на проверку два раза в неделю, у шестого-седьмого — раз в неделю, а у старших классов — один раз в две недели. За проверку тетрадей в одном классе доплачивают около 50-60 леев.

«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM

Фото: личный архив Михаелы Ротарь

Сколько в среднем тратите времени на проверку тетрадей в одном классе, например, пятом?

В пятом классе — 22 тетради. Примерно два часа. Итого четыре часа в неделю или 16 часов в месяц. Получается, за 16 часов проверки тетрадей в месяц платят 50 леев.

Иногда я думаю: не платите мне эти 50-60 леев, и заберите тетради себе.

Насколько я знаю, вы учились и в молдавской, и в российской школе. Есть ли разница между учениками и преподавателями тут и там?

В Дрокии я окончила девять классов, а потом мы всей семьей переехали в Москву. Там я училась в 10 и 11 классе. Сдала ЕГЭ, а потом мы вернулись в Молдову. Тут я сдала БАК и поступила в университет.

Разница, конечно, есть. Я жила и училась практически в центре Москвы. Там у старшеклассников есть цель — поступить в университет. Они знают, что высшее образование дает им возможность найти работу и хорошо зарабатывать в будущем.

У нас же большинство старшеклассников очень скептически относятся к университету. И, хотя многие в итоге туда идут, но только для того, чтобы «получить высшее образование». Они понимают, что не будут работать по специальности. Некоторые вообще учатся на заочном, и зачем тогда «париться». Остальные понимают, что работать тут негде, и у них только одна цель — уехать. И это очень чувствуется. Что же касается уровня преподавания, то значительной разницы я не заметила.

«Я часто задаюсь этим вопросом: а чем мне математика помогла в жизни?»

А как вам, молодой учительнице, удается наладить отношения с детьми: авторитаризм, дружба, убеждения — какие методы используете? Непросто, наверное, когда разница между учителем и учеником каких-то десять лет.

Думаю, что учитель почти ничего не может добиться жесткой позицией. Стараюсь налаживать дружеский контакт: да — я учитель, а ты — ученик, но мы заодно. Мы вместе для того, чтобы тебя чему-то научить.

Для этого я и веду соцсети, чтобы быть ближе к ним. Для этого иногда шучу на уроках. Такие моменты им запоминаются, и они между собой потом говорят: «Вот, классная учительница».

Ставите двойки?

Поставила пару раз. И…ничего. Мне неприятно ставить двойки. Это очень крайняя мера, когда я исхожу из принципа: ты ничего не делаешь, ты два урока ничего не делаешь, ты две недели ничего нее делаешь… И вот тебе двойка. Давай, просыпайся.

Математика глазами большинства — это ужасно скучно. Наверняка, вам говорили, что она «не нужна в жизни», или «деньги я и так считать умею». Как вы мотивируете заниматься и интересоваться ею?

Правильно, как говорится, я же не прошу в магазине «корень из девяти» килограмма картошки.

Я часто задаюсь этим вопросом: а чем мне математика помогла в жизни? Да, математика учит думать, считать. Да, я умею вычислять интегралы и корни. Но мне хочется верить, что математика учит настойчивости, усидчивости, когда решение задачи — в поиске ответа.

Я часто говорю ученикам: в математике, как и в жизни, — всегда есть решение проблемы. Ты пробуешь один метод, другой, третий. И в любом случае будет решение. На уроках ученики меня спрашивают: «А как тут решать?». А я не знаю, как тут решать. Я знаю, что тут можно сделать вот так, а дальше уже будет видно. Вот так и в жизни.

Почему же тогда одним детям дается математика, а другим нет? Они более умные, усидчивые, понятливые или у них просто склонность к предмету?

После первого или второго урока в 10 классе я задала на дом задание, которое было, скажем, не простое, хотя что-то подобное решали на уроке. Из всего класса решили только двое.

Один из них потом признался, что два часа пытался решить и, наконец, решил. И вот мне кажется, что разница между теми, кто понимает математику и любит ее, и теми, кто не понимает и не учит, в том, что один может и хочет потратить два часа, а другой — нет. И это желание дисциплинирует. Другой же пойдет в школу и просто скажет, что не смог решить.

«Из-за онлайна приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“»

Что больше всего раздражает и не нравится в школе?

Наверное, это отношение некоторых родителей. Да, это нечасто встречается, но бывает, когда мне говорят: «А вы понимаете, каково это — исправить двойку?» или «Зачем вы портите жизнь моему ребенку».

Когда я уходила из прошлой школы, одна родительница написала мне: «Поздравляю, давно надо было это сделать. Вы испортили всю жизнь моему ребенку». Родители зачастую ведут себя хуже, чем дети, и ты думаешь: ну как такое возможно?

Очень часто учителя старшего поколения говорят, что вот «раньше дети были другие». Так ли это, если сравнивать ваших одноклассников и нынешних детей?

Все меняется. То, что было 15 лет назад, например, нельзя сравнить с тем, что происходит сейчас. Конечно, дети отличаются, в том числе из-за желания быть активными и стремления к экшену. Даже мои дети, а их у меня двое, всегда хотят движения. С другой стороны, дети всегда такими были, но сейчас нашли «виновного» — и это TikTok.

«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM

Фото: личный архив Михаелы Ротарь

Как вы думаете, жизнеспособно ли онлайн-образование?

Я провожу уроки онлайн. Уже почти два года. И считаю, что да, но не для всех. Для старших классов можно вообще некоторые курсы сделать онлайн. У лицеистов больше ответственности и усидчивости. Для средних классов, с 5-го по 8-й — это сложнее, поэтому онлайн возможен только в очень критических ситуациях.

Сейчас я преподаю онлайн дополнительные занятия по математике на айпаде. Пишу на нем и делюсь экраном. Это очень удобно и видно даже лучше, чем на обычных уроках.

Что бы вы хотели изменить в школьной системе образования?

Математика не меняется последние две тысячи нет, не считая теории вероятности и других относительно новых теорий, но это не уровень школы. Поэтому математике в некотором роде повезло, в отличие от той же физики или химии.

Что касается преподавания, то, думаю, математику можно и нужно приблизить к жизни. Например, на одном из курсов, уже во время обучения на мастерате, мы составляли задачи из жизни. Например, есть возможность поехать в один и тот же город на машине и на поезде. И надо было рассчитать стоимость топлива, парковки и прочего, и, сопоставив все расходы, выяснить, что дешевле.

В одном из классов был такой случай. На столе лежал кусок леевой купюры. Кто-то из ребят пошутил, что мне дали взятку. И тогда я ответила, что если тут есть 65% процентов от размера купюры, то ее можно обменять в банке. В итоге мы нашли целую банкноту, составили пропорцию и рассчитали, обменяют ли мне ее или нет. Вот в таких случаях ребята понимают, зачем нужна математика.

«Приходит время тех самых „tineri frumoși și deștepți“». Молодая учительница из Молдовы — о соцсетях, математике онлайн и школьных зарплатах. Интервью NM

Фото: личный архив Михаелы Ротарь

Вы через 15 лет: какой видите себя, и будете ли вы и дальше в школе?

Наверное, да, но не только в школе. Для меня важно развиваться во всех направлениях, в том числе в материальном. Хочется увеличить свой доход. Когда ты ходишь с айфоном, который можешь сама себе купить — это здорово. Ученики тоже обращают на это внимание, да и ты чувствуешь себя по-другому.

Когда я только начала работать, то попала на конференцию учителей. Тогда директор одной из школ сказал про молодых специалистов то, что меня очень задело.

Он сказал, что «молодые специалисты — это, конечно, здорово». Да, они будут развиваться, но «пока призовые места на олимпиадах приносят пенсионеры». А еще он сказал, что «tineri frumoși și deștepți sunt numai în povestea lui Harap alb». И вот эту фразу я помню уже четыре года.

С одной стороны, учителей старшего возраста действительно больше. Директора школ не хотят менять учителя с опытом на молодого специалиста, такая проблема тоже есть. С опытным учителем проще: ему не надо все объяснять, не надо учить и он не уйдет из школы, как может уйти молодой специалист. Но, с другой стороны, когда изначально тебе говорят, что «ты проработаешь три года, а потом уйдешь», то какой смысл кому-то что-то доказывать: В конце концов, если я захочу работать в школе, то я пойду туда, где ко мне будут нормально относиться, как я и сделала. А еще мне кажется, что, в том числе, из-за онлайна приходит время тех самых «tineri frumoși și deștepți».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: