«Пустырь имени Штефэницэ». Как в Кишиневе обсуждали проект реконструкции парка Штефана чел Маре. Репортаж NM
8 мин.

«Пустырь имени Штефэницэ». Как в Кишиневе обсуждали проект реконструкции парка Штефана чел Маре. Репортаж NM


Проект реконструкции центрального кишиневского парка, который обнародовал в соцсетях глава Агентства инспектирования и реставрации памятников Ион Штефэницэ, кишиневцы восприняли в штыки. Проект назвали «евроремонтом», «обустройством территории вокруг десятиэтажного курятника», а ведомство Штефэницэ переименовали в «агентство ликвидации памятников» и посоветовали ему экспериментировать в других местах. После этого агентство решило провести общественные слушания по проекту. О том, как кишиневцы отстаивали свой парк, но не нашли общего языка с инициаторами его «ревитализации», — в репортаже NM.

«Веселые картинки»

О проведении 13 февраля публичных слушаний Ион Штефэницэ сообщил на своей личной странице в Facebook за сутки до мероприятия. К началу слушаний в офисе Агентства инспектирования и реставрации памятников было четыре человека, включая самого Штефэницэ.

newsmaker.md/rus/novosti/kak-agentstvo-inspektirovaniya-i-restavratsii-pamyatnikov-predlagaet-obnovit-park-41687

Первое представление проекта было кратким. Штефэницэ рассказал, что это только «эскиз проекта ревитализации» центрального парка (в урбанистике ревитализация — процесс воссоздания и оживления городского пространства). Штефаницэ подчеркнул, что первая публикация проекта в соцсети в ноябре 2018 года не вызвала такой критики, как несколько дней назад.

По словам Штефэницэ, вместе с авторами проекта он хочет восстановить облик парка, приближенный к тому, каким он был в начале XIX века, когда его только создали. Для этого предлагается убрать несколько аллей, появившихся в нем в советское время, чтобы восстановить прежнюю планировку, а также добавить бордюры. Кроме того, проект предполагает и появление новых элементов. Например, двух сухих фонтанов. Штефэницэ заверил, что при разработке проекта он «вместе с юными архитекторами изучал архивные данные» и историю парка.

newsmaker.md/rus/novosti/proekt-obustroystva-territorii-vokrug-desyatietazhnogo-kuryatnika-kak-v-sotssetyah-41706

Пришедший на слушания по проекту археолог и доктор истории Марк Ткачук сразу пояснил, что не хочет «обсуждать проект с точки зрения вкусовщины» и решать, где будут памятники и фонтаны. Как подчеркнул Ткачук, согласно международным стандартам в области реставрации и консервации, любому проекту изменения памятника должно предшествовать научное исследование объекта с участием историков города, археологов, ботаников, почвоведов и других специалистов. Об этом, например, говорится во Флорентийской хартии 1981 года об охране исторических садов.

«До того как появляются веселые картинки, должен быть научный отчет квалифицированных специалистов», — подчеркнул Ткачук, отметив, что такой документ агентство не может составить в одиночку. Именно поэтому, считает он, «сейчас обсуждать нечего», а представленный проект — не более чем «веселые картинки, нарисованные будущими дизайнерами».

Ткачук также заметил, что сейчас в молдавском законодательстве о наследии нет термина «ревитализация». И выразил надежду, что научное исследование все-таки проведут, иначе вместо парка кишиневцы получат «пустырь имени Штефэницэ».

В ответ Штефэницэ пообещал, что не будет ничего делать «без консультаций со специалистами», а проект обязательно «пройдет через Нацсовет исторических памятников», в котором он состоит. Про полномасштабное исследование глава агентства так ничего и не сказал.

Ткачук посчитал, что дальнейшее обсуждение не имеет смысла и покинул слушания.

«Как в Европе»

Спустя 40 минут после начала слушаний на них пришли авторы проекта и еще несколько кишиневцев. Авторы проекта — четыре молодых архитектора, недавние выпускницы Политехнического университета Молдовы.

С их появлением Штефэницэ призвал к новому раунду обсуждений: «Нужно обсуждать все вместе, как в Европе, во Франции. Нас два-три человека в городе осталось, которые хотят сделать для него что-то хорошее». Он подчеркнул, что авторы проекта разработали его абсолютно бесплатно, и это был настоящий «альтруизм с их стороны».

Отвечая на вопросы корреспондента NM, почему проект для такого исторически важного для Кишинева места разработали на волонтерской основе, и как для работы над ним отбирали архитекторов, Штефаницэ сослался на опыт знаменитого кишиневского мэра конца XIX века Карла Шмидта. Он напомнил, что тогда на возведение ограды вокруг парка и установку бюста Александра Пушкина горожане вместе собирали деньги.

Штефаницэ считает, что такой подход к преображению города и сейчас должен быть в Кишиневе: через личный вклад его жителей. «Настоящими патриотами», по его мнению, должны показать себя и бизнесмены, которые могут вложиться в общественно-важные проекты.

Почему и как выбрали именно этот проект реконструкции парка, Штефаницэ не ответил.

А авторы проекта в своей презентации уверяли, что хотят сохранить главные достоинства парка и «навести порядок в его геометрии». «Нашим первым правилом было — не навреди», — уверяла архитектор Наталья Винтилова. Именно поэтому, уточнила она, в проекте решили сохранить композиционные оси парка. За счет ликвидации нескольких поздних аллей, пояснила она, авторы проекта рассчитывают на 5-10% увеличить площадь зеленых насаждений.

Авторы проекта также рассказали, что они планируют замостить дорожки гранитом, подсветить все фонтаны и некоторые деревья, установить на Аллее классиков современные низкие фонари, постелить газоны, установить новые скамейки из бетона и дерева, а также копии старых фонарей и новые урны.

«Проект евроремонта»

Присутствовавший на презентации инженер-технолог, представившийся Владимиром, в целом похвалил проект, но отметил, что идея установить сухие фонтаны нуждается в более детальной проработке. «Для двух таких фонтанов надо как минимум 16 шкафов электрики, но я пока не вижу, где их можно разместить», — заметил инженер. Он также подчеркнул, что в парке надо максимально сохранить «все исторические ценности», а подобные проекты раньше в Молдове вообще не реализовывали.

В ответ на это Штефэницэ спросил: «А вам урны в парке нравятся? Нет? Вот!». И добавил, что они нуждаются в замене, так же как существующие в парке фонтаны в ремонте.

Ландшафтный архитектор Анатол Пынзару, как и Ткачук ранее, подчеркнул, что «подобная работа должна начинаться с исторического анализа». По его словам, со своего основания в 1816 году парк пережил восемь этапов трансформаций и как минимум три полноценные реконструкции. «И что мы тогда берем за основу и почему именно это?» — задался вопросом архитектор.

Некоторые дорожки, по его словам, появлялись в парке по принципу «как овцы ходят», то есть их обустраивали так, чтобы люди могли пройти самым коротким путем. Оставлять их такими или нет, как отметил Пынзару, — отдельный вопрос. Он также добавил, что в парке растут более 500 видов растений, и некоторых из них нет даже в Ботаническом саду. При этом за неимением специалистов их инвентаризация давно не проводилась. «Но их нельзя просто выкорчевывать и переносить. […] Без ландшафтного анализа мы не имеем права прикасаться ни к чему», — сказал архитектор.

Он также отметил, что нельзя просто сделать ремонт в парке с использованием современных материалов. «Не обижайтесь, но это проект качественного капитального ремонта, евроремонта», — сказал Пынзару. И добавил: «Золотые мои, такое вмешательство запрещено по закону».

Комментируя детали проекта, он заметил, что предложенные сухие фонтаны превратят парк, созданный для отдыха, в «парк развлечений». Освещение деревьев, по его словам, распугает птиц, а газон, «пригодный для теневых садов и вытаптывания, стоит сумасшедших денег». Архитектор сказал, что не поддерживает проект в таком виде.

В ответ на его критику Штефаницэ снова спросил: «А вам нравятся урны в парке?». А после предложил Пынзару войти в некую «рабочую группу» для усовершенствования этого проекта. Пынзару отказался.

Архитектор Владимир Дубасов свой комментарий тоже начал с того, что до разработки проекта в парке надо было провести дендрологическое исследование. «Кроме того, раньше это был парк для гуляний, сейчас он — транзитная зона, где никто не задерживается. […] Как вернуть парку функцию отдыха? В проекте это не акцентируется», — сказал Дубасов. Он уверен, что для создания полноценного проекта нужна четкая концепция и видение того, для чего нужен этот парк. «Это проект капитального ремонта парка. […] И, кстати, в законе действительно нет слова “ревитализация”», — подытожил Дубасов.

Архитектор и сооснователь Centrul de Urbanism Андрей Ватаманюк присоединился к коллегам и сказал, что для реставрации парка надо провести исследование. Он подчеркнул, что для того, чтобы в этом проекте не выйти за рамки закона, надо «вернуться на пять шагов назад» и публично рассказывать обо всех этапах разработки. «Иначе все приглашения на обсуждения бессмысленны», —считает архитектор.

Пынзару добавил, что пока работа команды архитекторов сравнима с «курсовым проектом» студентов, но центральный парк — очень сложная структура, сравнимая с кубиком Рубика. «Что ни дернешь, все меняется», — пояснил архитектор.

После этого Штефэницэ закрыл слушания, поблагодарив всех за обсуждение и снова призвав «сделать что-то красивое у нас дома». Он сказал, что будет выслушивать только «аргументированную критику» и совершенствовать имеющийся проект. Всех собравшихся он пригласил в рабочую группу. Про упомянутое не раз полномасштабное исследование парка он так ничего и не сказал.

newsmaker.md/rus/novosti/gospodstvuyushchaya-vysotka-chto-hotyat-postroit-na-meste-kafe-guguta-v-tsentralno-37809

Отметим, возможное переустройство аллей и фонтанов — не единственная перемена, которая в скором времени может ждать центральный парк Кишинева.

На месте детского кафе Guguţă построят десятиэтажный бизнес-центр. В июле 2018 года его проект одобрил Нацсовет по историческим памятникам при министерстве культуры, куда также входит Штефэницэ. Тем не менее, пока работы не начались. 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: