Тяжелые погоны министра. Экс-глава МИД Приднестровья Валерий Лицкай о заявлении Попеску и гражданской войне
4 мин.

Тяжелые погоны министра. Экс-глава МИД Приднестровья Валерий Лицкай о заявлении Попеску и гражданской войне


Высказывание главы МИДЕИ Нику Попеску, который 1 июля в Бухаресте назвал приднестровский конфликт 1992 года гражданской войной, вызвало полемику в молдавском обществе. На следующий день Попеску сказал, что сожалеет об этой фразе и считает ее ошибкой. Бывший главный переговорщик от Приднестровья Валерий Лицкай написал для NM о том, почему высказывание министра вызвало такую реакцию, почему дипломату важно взвешивать каждое слово, и почему некоторые мифы не надо трогать руками.

Что такое гражданская война? Это когда жители одной страны по каким-то причинам убивают друг друга. Этим гражданская война отличается от войны между двумя государствами, где воюют граждане двух разных стран, и это всегда очевидно. Во многих странах мира были гражданские войны — и в США, и в России, и в Англии, и в Испании. У многих из них ушли десятки, а порой и сотни лет, чтобы преодолеть последствия.

newsmaker.md/rus/novosti/ne-sovsem-udachnaya-fraza-glava-midei-sozhaleet-chto-nazval-pridnestrovskiy-konfli-44666

Нику Попеску — хороший ученый, который прошел неплохую школу в Европе. И в своем заявлении он исходил из простых академических понятий.

Но надо понимать, что спокойно рассуждать о гражданской войне можно только по прошествии длительного периода времени. Потому что для тех, кто участвовал в этих событиях, это животрепещущая, незаживающая и психологически очень глубокая рана. Касаться этой раны просто так человеку со стороны не следует.

В нашем случае это связано еще и с формированием нации. Так получилось, что события 1992 года пришлись на самое начало формирования независимого молдавского государства и независимой молдавской нации. И эти события начали приобретать уже мифологические черты. Начал создаваться миф об этих событиях. Миф о героической борьбе, о злобных врагах, о победах…

Этот миф лежит в основе самоощущения множества людей. Это живой факт. Пытаться покушаться и разрушать этот миф со стороны просто рассказом объективных академических понятий — это неправильно. Да и просто невежливо. Я бы даже сказал — оскорбительно. Особенно для человека, который тогда не участвовал в этих событиях и не понимает всей глубины и всей боли, которая была тогда у людей.

newsmaker.md/rus/novosti/vy-chuzhak-dlya-etogo-klochka-zemli-kak-v-sotssetyah-obsuzhdali-slova-glavy-midei-44684

Мы столкнулись с этой проблемой еще в 1994 году. Тогда впервые начались переговоры Мирчи Снегура и Игоря Смирнова. Мы встретились при посредничестве ОБСЕ. И столкнулись с тем, что нужно было как-то начинать объяснения и описывать дальнейшие действия с того, что произошло. Что у нас случилось?

Конечно, не было недостатка в разговорах: «Вы агрессоры!» — «Нет, вы агрессоры!» — «Россия агрессоры!» Нам с моим тогдашним коллегой с молдавской стороны Николаем Осмокеску (Валерий Лицкай тогда был советником главы Приднестровья — NM) поручили найти приемлемую формулировку. Мы пошли, творчески помучались и создали абзац, который стал основой документа.

Что мы написали? Что произошла ТРАГЕДИЯ. Трагедия, которая имела тяжелые последствия и потери. И наша задача — сделать все, чтобы последствия этой трагедии как можно быстрее залечить, и чтобы она не повторилась. Мы нашли такой компромисс, который бы не оскорблял никого. Трагедия для левого берега. Трагедия для правого берега. Трагедия для всех. И надо эту трагедию как-то залечить.

Это было написано спустя два года после войны. И это была посылка, от которой пошли уже конкретные вопросы, действия и решения. Эта формулировка помогла создавать и последующие документы, в том числе, и «меморандум Примакова» и другие соглашения, которые действуют и сейчас. Это помогло нам продолжать переговоры, включая в них и другие государства, избегая полемики о том, кто агрессор, а кто нет.

newsmaker.md/rus/novosti/a-est-a-evgeniy-sholar-o-sile-i-pravde-novoy-vlasti-v-moldove-44658

Надо изучать и уважать уже подписанные документы, которые уже обсуждали и прорабатывали эти вопросы. И не в том дело, что Нику Попеску сказал, что это гражданская война, а в том, что он — дипломат высокого ранга. Если бы он сказал это месяц назад в Париже, как ученый, никто бы и внимания не обратил. Но он сказал это, как министр иностранных дел, причем находясь в чужом государстве. То есть сказал от имени всей Молдовы.

Он еще не понял, что ответственность за слова у него гораздо выше. Не понял, что он министр, и вес его слов огромен. Он остался ученым, а носит звание министра. И ответственность несет, как министр. Я желаю Нику Попеску, чтобы он побыстрее почувствовал, что такое тяжелые погоны. Что надо больше взвешивать слова.

Слова — это не игрушка. И нужно быть очень осторожным, особенно когда касаешься мифов, которые владеют большими массами населения, при незажитых ранах и отсутствии покаяний. Нужно время.

Мифы есть у каждого сообщества. Это часть культуры, часть жизни общества и самосознания людей. Другое дело — чтобы, когда мы выходим уже на дипломатический уровень и начинаем переговоры, мы не основывались на мифах. Иначе мы ни о чем не договоримся и ничего не сможем создать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции