«Указания давал Шор». Что рассказали в суде свидетели по делу Платона
10 мин.

«Указания давал Шор». Что рассказали в суде свидетели по делу Платона

В суде Буюкан продолжились повторные слушания по уголовному делу Вячеслава Платона. На очередном заседании суд заслушал еще трех свидетелей. О том, как Платон уличал их во лжи, как помощница Илана Шора стала директором одной из его компаний и не глядя подписывала документы, и почему в суд не пришел депутат Денис Уланов — в репортаже NM.

x

Очередное заседание суда, который пересматривает первое дело Вячеслава Платона, состоялось 5 января. По этому делу в апреле 2017 года Платона признали виновным в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег и приговорили к 18 годам тюрьмы.

Перед началом заседания председатель судейской коллегии Ольга Беженарь сообщила, что депутат от партии «Шор» Денис Уланов, который проходит по делу свидетелем, не смог прийти, так как заразился коронавирусом. После этого суд перешел к допросу свидетеля Нани Абашидзе. На прошлое заседание ее доставили принудительно, но не смогли заслушать, так как в суд не пришел ее адвокат Максим Сидоренко.

«Я работала у Илана и абсолютно ему доверяла»

Абашидзе рассказала, что с 2010 года работала помощницей Илана Шора и часто бывала у него дома. Отвечая на вопросы прокурора, она сообщила, что была директором компании Grand Imobiliare. «Насколько я знаю, я была там директором, но не знаю, чем занималась компания. Мне давали подписывать бумаги, в которых было мое имя и название компании», — сказала Абашидзе. На уточняющий вопрос судьи, кто давал ей подписывать документы, она ответила: «Бумаги давал Илан Шор».

«Давайте я поясню. Я работала у Илана и абсолютно ему доверяла. Он давал мне подписывать бумаги, и я их подписывала без всяких вопросов», — сказала Абашидзе. Она отметила, что не помнит, подписывала ли какие-то бумаги, в которых шла речь об оформлении кредитов этой компании.

«Я была директором только на бумаге»

Прокурор Думитру Раилян зачитал отрывки из показаний, которые Нани Абашидзе давала при рассмотрении этого дела в 2016 году. Тогда свидетель сказала, что ходила в банки от имени этой компании. Комментируя это на заседании 5 января, Абашидзе подтвердила, что ходила в банки по поручению Илана Шора, но не знает, какие документы там подписывала.
Прокурор попросил ее уточнить, понимает ли она, какие последствия могут иметь ее действия.

«Я была директором только на бумаге. Я очень доверяла этому человеку и не могла представить, что там что-то незаконное», — сказала Абашидзе. Затем вопросы стал задавать Платон. Адвокат свидетеля Максим Сидоренко несколько раз протестовал против этих вопросов, отмечая, что они не имеют отношения к делу. Так, Платон спросил у Абашидзе, знала ли она, что на счета ее компании поступали деньги из кредита Нацбанка, выданного под гарантии правительства трем банкам, из которых украли миллиард — Banca de Economii, Banca Sociala и Unibank.

«Я до сих пор этого не знала», — сказала Абашидзе.

«То есть вы до сих пор не знали, что участвовали в краже миллиарда?» — спросил Платон, но его снова перебил адвокат Абашидзе, отметив, что считает вопрос некорректным.

Затем Платон спросил у Абашидзе, владеет ли она акциями Unibank. Адвокат снова заявил протест, отметив, что речь идет о другом уголовном деле, которое прекратили против его подзащитной. Однако судья отметила, что Абашидзе должна ответить на вопрос.

«Я была акционером Unibank. Насколько я знаю, этими акциями распорядились. Я не знаю, что это значит», — сказала свидетель. Абашидзе также не смогла ответить на вопросы о том, продолжает ли она владеть этими акциями, и в каком году стала акционером Unibank

После этого Платон поинтересовался, подавала ли она в 2014 году иск в суд Рышкановки, чтобы отменить одно из решений Нацбанка (речь идет о решении, которым НБМ запретил коммерческим банкам РМ размещать в стране или в банках с кредитным рейтингом ниже BBB-/Baa3 [на грани надежности] более 15% средств). Абашидзе снова ответила, что не знает, какие документы подписывала. «О том, что я подавала иск против НБМ, я узнала спустя много лет, когда шло расследование», — уточнила свидетель.

Судья Беженарь спросила, кто давал ей указания подписывать документы. Абашидзе ответила, что указания ей давал Шор. «Какие отношения у вас были с Шором, если вы с закрытыми глазами выполняли все его указания?»  — поинтересовалась судья Беженарь. На это Абашидзе отметила, что отношения были рабочими, и она не ожидала, что Шор «может нарушать закон».

«Хочу доказать, что свидетель лжет»

Затем Платон уточнил у свидетеля, какой адвокат представлял ее интересы в суде по иску, который способствовал краже миллиарда (речь идет об иске против Нацбанка). «Абсолютно не знаю, даже не знаю, какой суд [рассматривал иск]», — сказала Абашидзе. На повторные уточняющие вопросы Платона и его адвокатов свидетель отвечала, что никому не поручала обращаться в суд и не знает, кто бы мог это сделать от ее имени.

«Как вы объясните, что он [адвокат Максим Сидоренко] представлял тогда в суде Рышкановки иск от вашего имени, а теперь представляет вас здесь? Вам не кажется странным, что сначала он представлял ваши интересы по указанию Шора, а теперь ваши?» — спросил Платон. Свидетель ответила, что ей это неизвестно.

В этот момент адвокат Сидоренко снова выразил протест. Он сказал, что вопросы Платона касаются взаимоотношений адвоката с клиенткой и не имеют прямого отношения к делу. «Мы хотим понять, чьи интересы представляет адвокат — Шора или Абашидзе?» —уточнил вопрос адвокат Платона Ион Крецу. А Платон поинтересовался у свидетельницы: «Вы не хотите теперь расторгнуть контракт [с адвокатом]?» Судья сняла два эти вопроса.

Отвечая на следующие вопросы, Абашидзе рассказала, что в офис к Илану Шору заходил Юрий Лянкэ. При этом она не смогла ответить, была ли вице-председатель Нацбанка Эмма Табэрцэ дома у Илана Шора. Абашидзе сказала, что не знает, кто такая Табырцэ, но могла бы узнать ее «визуально».

После этого Платон спросил у Абашидзе, как часто семья Шора приезжала в Молдову. Свидетель уточнила, обязана ли она отвечать на этот вопрос. Ее адвокат сказал, что Платон должен пояснить причины, по которым он задает этот вопрос.

«Хочу доказать, что свидетель лжет. Семья Шора приезжала в Молдову раз в три месяца, она [свидетель] говорила, что не могла работать [как ассистент Шора] по три дня. А в 2010 у Шора еще не было семьи. Сара [жена] в Кишинев приезжала очень редко, а вы там [дома] бывали достаточно часто», — отметил Платон. Свидетель сообщила, что подразумевает под семьей Шора не только жену и детей, но и мать Илана Шора. Кроме того, она подчеркнула, что «заботилась о его доме».

Затем Платон и его адвокаты снова стали расспрашивать Абашидзе о том, осознает ли она причастность своего адвоката Сидоренко к краже миллиарда. «Вы понимаете, что это говорит о вашей связи с Иланом Шором? Вы понимаете, что это саморазоблачение?» — спросил Платон. Однако Абашидзе продолжила настаивать, что не поддерживает связь с Шором. Также она сообщила, что была в Victoriabank. «Не знаю точно, в каком году. Я приехала одна. Илан сказал мне приехать, меня там уже ждали. Не помню, кто», — рассказала Абашидзе.

«Не пытайте, пожалуйста, меня»

Попытки допросить следующего свидетеля — Юрия Контиевского, которого ранее СМИ называли «доверенным лицом Платона», продлились около получаса. В суд его доставили принудительно. Прокурор Раиляну отметил, что Контиевский уже три месяца игнорирует повестки в суд и три дня не появлялся дома, когда полиция должна была обеспечить его принудительный привод. Кроме того, прокурор отметил, что Контиевский говорил, что болен коронавирусом, но не предоставил документы, которые подтверждают его слова. Зайдя в зал суда, Контиевский отметил, что не может давать показания, потому что у него осложнения после коронавируса и повышенное давление. «Не пытайте, пожалуйста, меня. Мне тяжело очень. Дайте мне время прийти в себя», — сказал свидетель. Прокурор предположил, что Контиевский намеренно уклоняется от дачи показаний, а судья отметила, что его могут привлечь к уголовной ответственности, если он отказывается их давать.

«У меня со свидетелем очень испортились отношения. Он старается мне отомстить, затягивая процесс», — отметил Платон.

После этого судьи предложили заслушать Контиевского на заседании 12 января. Однако и на это Контиевский не согласился. Он отметил, что начнет курс лечения и не сможет давать показания раньше 23 января. «Свидетель издевается», — бросил Платон.

«У нас суд, а не цирк и не базар. Ваша обязанность как гражданина прийти и дать показания», — сказала судья Татьяна Бивол, обращаясь к Контиевскому. После этого свидетелю выписали повестку на 12 января и отпустили.

«Не помню точно, все происходило одновременно»

Следующим давал показания экс-глава одного из филиалов Victoriabank Виктор Санду. Он рассказал, что в 2011 году его филиал выдал многомиллионный кредит компании Infoart International. Руководство этим филиалом Victoriabank он совмещал с руководством соседним филиалом, который уже выдал кредиты компаниям Bogdan and Co SRL и Semgroup System SRL. Также Санду рассказал, что после выдачи кредитов его вызвал глава юридического управления Victoriabank Корнелиу Попович и дал подписать поручительства по кредитам, подписанные Платоном. «По словам Поповича, их подписал Платон, а контракт составил Попович по инициативе председателя банка Натальи Политовой-Кангаш», — рассказал Санду.

Он отметил, что в 2014 году кредиты этих трех компаний погасила компания Zenit Management (при рассмотрении дела в 2016 году прокуроры утверждали, что Zenit Management контролировал Платон, а Платон и его адвокаты настаивали, что это компания Владимира Плахотнюка). На вопрос прокурора, откуда появилась компания Zenit Management, Санду ответил, что ему позвонили из центрального офиса Victoriabank и попросили подготовить проекты поручительства по кредитам. «Мы сказали, что у нас нет реквизитов компании, которая возьмет на себя кредитные обязательства, а нам сказали, что сами внесут реквизиты в договор», — сказал Санду.

Он также отметил, что центральный офис одобрил сделку раньше, чем были подписаны протоколы комиссий, которые составляли договоры на уровне филиалов. Санду объяснил это тем, что по проблемным кредитам конечная сумма задолженности рассчитывается вручную. Прокурор попросил его уточнить, погасили ли кредиты раньше, чем подписали договоры о передаче кредитных обязательств. «Не помню точно, все происходило одновременно», — сказал Санду.

Затем прокурор спросил у свидетеля, рассказывал ли он при рассмотрении дела в 2016 году о том, что в 2014 году Zenit Management погасила кредиты. На это Виктор Санду ответил, что его спрашивали только о выдаче кредитов, а не об их погашении. Прокурор подчеркнул, что в 2016 году обвинение настаивало на том, что Платон погасил кредиты деньгами из украденного миллиарда (при этом поручительства по этим кредитам с подписью Платона были в 2011 году, а в 2014 году Zenit Management взяла на себя обязательства по всем кредитам). Но Санду вновь сказал, что ему не задавали вопросов о погашении кредитов.

Адвокат Крецу поинтересовался у Санду, пытался ли кто-то повлиять на его показания в 2016 году. Санду ответил, что на него никто не влиял, и сейчас он дал те же показания, что и тогда.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев. 20 апреля 2017 года Платона приговорили к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в мае 2020 года.

20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор заявил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «искаженных показаниях» Илана Шора. По делу начали ревизионную проверку, а Платона выпустили из тюрьмы на время пересмотра дела. Повторные судебные слушания по этому делу Платона начались 23 октября 2020 года.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 9
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: