«В Европе думают, что Приднестровье — это экзотичное место». Шведский режиссер сняла документальный фильм о подростках Левобережья Молдовы
4 мин.

«В Европе думают, что Приднестровье — это экзотичное место». Шведский режиссер сняла документальный фильм о подростках Левобережья Молдовы


На одном из главных европейских фестивалей документального кино Vision du Reel в Швейцарии 6 апреля показали фильм «Transnistra» шведского режиссера Анны Эборн. Главные герои ленты — группа 16-летних подростков из Каменки, которые взрослеют, влюбляются и мечтают в городе, который будто застрял в прошлом. Корреспондент NM Екатерина Кожухарь побывала на презентации и узнала у режиссера, как она попала в Приднестровье, чем на самом деле оказалась «экзотичная» непризнанная республика и почему ее фильм там вряд ли разрешат показывать.

Швейцарская премьера фильма Эборн «Transnistra» («Приднестровье») состоялась в рамках одного из крупнейших фестивалей документального кино Vision du Reel в городе Ньон. На показ в назначенный день билетов уже было не достать. Тем не менее свой рассказ о фильме режиссеру пришлось начать с уточнений о том, где находится Молдова и как можно попасть в Приднестровье.

«Transnistra» — это полуторачасовой документальный фильм о группе 16-летних подростков из Каменки. Таня и ее компания поклонников слоняются по заброшенным стройкам, ходят на речку, рассуждают о любви, обильно приправляя свои дискуссии ругательствами. Историю взросления в непризнанной республике Эборн сняла с вниманием к деталям. Вот Таня со своим младшим братом-кадетом Суворовского училища Ваней на огороде ест огурцы и рассуждает о будущем. Вот Толя гонит по сельским улочкам гусят к дому, проводит через двор и запирает в сарае.

Обстоятельства их жизни в непризнанном государстве пробиваются сквозь истории о попытках добиться любви и победить летнюю скуку. Мимолетом упоминается, что раньше Таня пыталась причинить себе физическую боль, а теперь мечтает выбраться из Каменки и уехать в Афины. Толино будущее еще более туманно: из-за проблем с речью и зрением он боится, что следующий год ему придется провести в психиатрической больнице.

В Приднестровье режиссера Анну Эборн привела работа над другой лентой. «Все началось с моего предыдущего фильма „Лида“ о шведских поселенцах, который я снимала на Украине. Тогда один из героев „Лиды“ рассказал мне о Приднестровье», — вспоминала в беседе с NM Эборн. Она призналась, что раньше почти ничего не знала об этом непризнанном государстве, но тема ее увлекла. Едва закончив работу над предыдущим фильмом, Эборн с головой погрузилась в приднестровскую историю.

Как признается режиссер, она очень полюбила деревенскую жизнь на Украине и «сельские домики, утопающие в зелени огородов и садов». Эборн понимала, что Приднестровье в этом смысле вряд ли будет сильно отличаться.

Герои будущей ленты нашлись случайно, уже по приезду в Приднестровье. «Как-то вечером я увидела Таню на газовой заправке. Она попросила меня подбросить ее в Каменку. Там ее встретили друзья — та самая компания ребят. И я поняла, что они идеально подходят для фильма. Они все очень талантливы», — рассказывает Эборн. И добавляет: «Ну вы же слышали, как Толя поет».

Как такого сценария к документальному фильму не было. Эборн с коллегами просто следовала за ребятами. «Мы снимали их такими, какие они есть, и все что они делали, говорили», — вспоминает Эборн.

Работа над фильмом заняла полтора года. Как рассказала NM режиссер, за это время она шесть раз прилетала в Молдову на несколько недель: снимала своих героев в Каменке, а потом возвращалась в Стокгольм монтировать.

 

В фестивальном буклете фильм «Transnistra» описывали как «чрезвычайно точный портрет стремления к лучшему будущему в мире, где каждый день — это новый вызов».

Как признавалась в разговоре с NM сама Эборн, во время съемок она «нашла гораздо больше, чем ожидала». «В Европе, в Швейцарии люди думают, что Приднестровье — это экзотичное место, но люди во всем мире примерно одинаковые», — поясняет Эборн. В Левобережье она встретила обычных подростков, с которыми происходит все то же самое, что и с их сверстниками  во всем мире. Разница — в возможностях, которые у них есть в непризнанной республике. И тут подростковое разочарование в любви тесно переплетается с окружающей безысходностью.

Важным открытием для режиссера стало то, что в Приднестровье она, по ее словам, столкнулась с обществом, в котором нет языковых конфликтов.
«Мать одного из героев — Толи — говорит на молдавском или румынском, мама главной героини Тани говорит на украинском. Люди там говорят одновременно на украинском, румынском, русском и вместе живут, хорошо друг друга понимают», — рассказывает Эборн.

По словам Эборн, она надеется вскоре привезти свой фильм в Кишинев. Однако режиссер сомневается, что его удастся показать в Приднестровье: Эборн считает, что местная цензура не пропустит его на экраны тираспольского кинотеатра.

Справка NM: Анна Эборн — шведский кинорежиссер. Ее первый фильм 2013 года «Pine Ridge» об индейской резервации в США показывали на Венецианском международном кинофестивале. Кроме того, его признали лучшим документальным фильмом на Международном кинофестивале в Гетеборге (2014). 

В 2016 году Эборн выпустила фильм «Epifania» о том, как жительница отдаленного Фарерского острова переживает смерть матери, а в 2017 году — «Lida» о последней жительнице Украины, говорящей на старо-шведском языке. Фильм «Transnistria» 2019 года уже завоевал две награды кинофестивалей Big Screen Award — International Film Festival Rotterdam (Голландия) и Dragon Award Best Nordic Documentary — Göteborg Film Festival (Швеция).

Екатерина Кожухарь, Ньон, Швейцария