Дети-матери
Истории и факты о подростковых беременностях в Молдове
Молдова входит в топ-5 стран Европы с самым высоким показателем подростковых беременностей. Каждый год около 3 тыс. молдавских девушек 15-19 лет становятся мамами, на этот же возраст приходится каждый десятый аборт. Эти показатели в два раза выше, чем в ЕС. За каждым таким случаем — история, которую большинство этих девушек не хотят рассказывать, опасаясь презрения и издевательств. NM попытался разобраться в причинах такой ситуации и поговорил об этом не только с экспертами, но и с девушками, которые стали мамами в 14-15 лет.
«Все показывали на меня пальцем»
В 14 лет Анне пришлось сменить общеобразовательную школу на школу материнства — вместо учебы ее обязанностью стала забота о ребенке. Анна забеременела во время первого сексуального контакта. Ее партнер был на пять лет старше. Девушка училась в восьмом классе, когда при посещении врача выяснилось, что она на пятом месяце беременности.

Новость быстро разнеслась по всему селу и дошла до родителей ее партнера.
«Но они даже не хотели слышать об этом. Распространяли всякие слухи обо мне. Все показывали на меня пальцем, а его семья говорила, что я все придумала и это не его ребенок», — рассказывает Анна.
Мать отказалась от нее, и Анна с помощью социальных работников поселилась в специализированном столичном центре. Со своей давней мечтой — стать кондитером — пришлось расстаться. «Я не училась лучше всех в классе, но у меня были отметки 7-8. Хотела окончить девять классов, сдать экзамены и поступить в профессиональную школу», — делится Анна.
Ее мать вскоре после рождения внука умерла. Единственной родней Ани остались брат, живущий в другой стране, бабушка и две тети, которые постоянно заняты и не могут опекать Аню. Поэтому пока она с сыном живет в столичном центре, где ей выделили комнату. Вся ее жизнь сегодня — это забота о сыне и о себе. Никаких долгосрочных планов она не строит, поэтому не знает, чем будет заниматься через год или два.
«У мам-подростков в Молдове нет голоса»

Директор Центра помощи молодежи из Кагула Зинаида Доменко
Чтобы узнать подробнее о проблеме подростковых беременностей, NM побывал в двух Центрах помощи молодежи — в Оргееве и Кагуле, где молодые люди могут бесплатно и конфиденциально получить помощь в области сексуально-репродуктивного здоровья. Таких центров в Молдове 41. Они подведомственны минздраву и обычно располагаются возле государственных поликлиник.

И в Оргееве, и в Кагуле NM рассказали, что чаще всего в подростковом возрасте беременеют девушки из сельской местности, у которых один или оба родителя уехали на заработки за рубеж. У таких девушек зачастую заниженная самооценка, поэтому им сложно в отношениях, в том числе сексуальных, высказывать свою точку зрения. А в Молдове решение начать сексуальную жизнь, равно как и использовать контрацептивы, в паре принимает обычно парень.

Психолог оргеевского Центра Светлана Тарас
В большинстве случаев беременность не входит в планы подростков. Но, узнав о ней, многие девушки решают оставить ребенка. По словам психолога оргеевского Центра Светланы Тарас, это решение не всегда осознанное и зачастую основано на невротическом желании удержать партнера. В результате таких беременностей действительно нередко создаются браки, но длятся они, как правило, недолго.

В одном из Центров NM рассказали историю 16-летней девушки, которая, оставшись без родителей, начала жить с взрослым мужчиной и забеременела. «Ей очень хотелось создать нормальную семью», — отметила психолог. Но вскоре после того как девушка родила, мужчина попал в тюрьму.
В Центрах также рассказали, что бывают случаи, когда после первого полового контакта у юных девушек при обследовании обнаруживают ВИЧ или гепатит.

NM обратился в эти и другие центры, а также в профильные НПО с просьбой организовать встречи с такими мамами-подростками, чтобы они на условиях анонимности рассказали свои истории. Несколько девушек согласились на встречу, но в последний момент большинство из них отказались. Эксперты объясняют это тем, что чаще всего этих девушек осуждают и высмеивают, поэтому им сложно довериться кому-то и рассказать о своем опыте.
« Многие девочки-подростки, ставшие мамами, стыдятся рассказывать о своих проблемах и делится своими историями, чтобы избежать огласки и осуждения. Но если не говорить об этом и не учить подростков относиться к себе и своему здоровью с уважением, проблема подростковой беременности не разрешится быстро», — пояснила в беседе с NM глава Фонда ООН по вопросам народонаселения (UNFPA) в Молдове Рита Колумбия.
Тем не менее одна из юных мам согласилась пообщаться с корреспондентом NM. Вот ее история.

Кристиану было 19 лет, а Людмиле 15, когда они познакомились. Он учился в колледже на первом курсе и вместе с другом поехал в родное село Люды в Хынчештском районе, «чтобы познакомиться с девочками». Кристиан и Люда понравились друг другу, стали общаться по интернету, иногда Кристиан приезжал к ней в село.
Людмила:
Я поняла, что беременна, когда срок уже был четыре месяца. Да, была задержка, но я думала, что нерегулярные месячные — обычное дело для моего возраста. Когда почувствовала в животе какое-то шевеление, испугалась, стала искать информацию в интернете и все поняла.

Когда мы встречались, я ничего не знала о контрацептивах. В школе об этом говорили мало, и, в основном, о контрацепции для мальчиков. А про девочек ничего не говорили.

О беременности я никому не сказала. С Кристианом мы встречались вплоть до последнего месяца. У меня живота особо не было видно. Родители тоже не знали — отец работал за границей, а мама сама в тот момент ждала ребенка — младшую сестру, и ей было не до меня.

Когда начались сильные боли, я вызвала скорую. Сначала меня поместили в хирургию, а потом перевели в родильное отделение. В шесть утра у меня родилась здоровая девочка — 2 кг 900 г. Мы назвали ее Мелисса.
Кристиан:
Я ничего не знал. Мне позвонил врач, который принимал роды у Люды, и попросил приехать. Я спросил: «В чем дело?». Он спросил, знаешь эту девушку? Я сказал, что знаю. А он говорит: «Так вот она родила». Я был в шоке. Но когда приехал, увидел ее, сразу сказал, что дочь моя, и через несколько дней мы переехали ко мне в Гыртоп.
Людмила:
Все, что мне нужно было знать, я узнавала из интернета, не могла это обсуждать с мамой. Нас в семье пятеро — еще есть старший брат, он уехал работать в Португалию. Мама узнала обо всем только в то утро, когда я родила.

В школе тоже никто не знал. На «последнем звонке» я танцевала вальс с одноклассником, было очень жарко, и я чуть не потеряла сознание. Пошла в медпункт, мне дали таблетку и сказали, что это давление. Одноклассники начали подшучивать, что, наверное, я беременная. После этого на экзаменах я очень переживала, что они поймут, старалась втягивать живот, чтобы не было лишних разговоров.

Но все равно слухи стали распространяться по селу. Нам домой позвонили из медпункта и сказали, чтобы я проверилась, потому что они думают, что я беременна. Мама тогда только-только родила и предложила вместе с ней и новорожденной сестрой пойти на осмотр. Я очень переживала и сказала, что не пойду, потому что знаю, что это неправда. Зачем позориться перед людьми? И мама мне поверила.

После рождения ребенка у меня почти не было молока, и первую неделю дочку кормила моя мама (тогда сестре было четыре месяца). Сначала нам было очень тяжело. После рождения Мелиссы мне дали единовременное пособие 3100 леев, но их украли в больнице. Мы обратились в полицию, нам там не помогли, а начали давить: мол, откуда у тебя, пятнадцатилетней девочки, ребенок? Хотели Кристю привлечь за то, что у него был секс с несовершеннолетней. Так мы ничего и не добились.

Как-то к нам пришел врач и сказал: «У четверых бедняков родился пятый». Это он так про Мелиссу. Я ему сказала: «Мы у вас еду не просим, зачем вы так говорите?». Он ничего не ответил, осмотрел Мелиссу и ушел. Но это было очень обидно.
Кристиан:
Я хотел прямо из роддома забрать ее в свое село. Сначала с моими родителями были сложности, они не могли поверить, что это мой ребенок. Но когда мама увидела Мелиссу, сразу поверила. Мой папа работает за границей. Сейчас живем в доме родителей, они нам очень помогают. Еще когда мы встречались, я говорил Людмиле — если такое случится, я никогда не откажусь от ребенка.
Людмила:
Когда я родила, медсестра в больнице сказала: «Зачем тебе это в твоем возрасте? Напиши отказ и оставь ребенка. Ведь у тебя нет условий, чтобы его растить, тебе только 15 лет, испортишь себе жизнь». Я сказала: «Как бы ни было тяжело, я не хочу его оставлять. Она моя, я пойду с ней домой, а если не примут, буду искать другой дом». Но потом пришел главврач и очень похвалил меня за смелый поступок, говорил, что некоторые хотят детей и не могут завести, так что я правильно сделала. Через неделю мы приехали домой к Кристиану. Поначалу я очень скучала по маме и сестрам. Но потом привыкла.

Получается, в мае я закончила 9 классов, а в декабре родила Мелиссу. К сожалению, не успела пройти курсы парикмахера. Хотя очень мечтаю. Но если можно было вернуться в прошлое, я бы все равно ничего не изменила, потому что очень привыкла к Мелиссе и Кристе. Считаю, что рано или поздно это все равно должно было случиться. Профессию всегда можно получить. Я думаю, так было угодно богу. Он дал нам здоровую, прекрасную дочь, мы живем вместе — и это самое главное.

Я получала пособие — 540 леев в месяц — до тех пор, пока дочери не исполнилось 1,5 года. Мелисса уже подросла немного, мне скоро исполнится 18, и мы с мужем поедем за границу. Хотим заработать денег, чтобы построить дом, и чтобы дочка ни в чем не нуждалась. А она будет дома со свекровью. Пока мы на ноги не встанем. Потом заберем ее к себе.

Раз в месяц я езжу в Чимишлию на встречи, которые проводит организация Tineri pentru tineri. Мне очень нравится. Там я о многом узнаю и получаю моральную поддержку. Я и сама думала о том, что было бы очень хорошо рассказывать девочкам в раннем возрасте про последствия незащищенного секса. Зачать ребенка легко, а вот родить и вырастить — гораздо сложнее. Об этом в раннем возрасте обычно не задумываешься. В моем классе еще две девочки родили в раннем возрасте. Одна сейчас уже второго ждет. У обеих мужья уехали на заработки — одна живет с родителями мужа, а другая одна в доме мужа.
«Значит, что-то не работает, если девочки продолжают беременеть»
Показатель подростковых беременностей в Молдове вдвое выше, чем в странах ЕС. Тревожны не только цифры, но и то, что уровень подростковой беременности не снижается, а остается прежним. То же и с подростковыми абортами. «Значит, что-то не работает, если девочки продолжают беременеть, не планируя этого», — считает Рита Колумбия.
Ситуация настолько серьезная, что представительство в Молдове Фонда ООН по народонаселению решило, что этот вопрос будет приоритетным в его работе с 2018 по 2021 годы. Вместе с правительством Молдовы ООН планирует к 2021 году уменьшить число подростковых беременностей на
30%
По словам Риты Колумбия, эта проблема должна решатся комплексно. Помимо здравоохранения необходимо участие системы образования, социальной защиты, экономики, молодежи и спорта, чтобы помочь молодым людям изменить поведение, а также существующие стереотипы в отношении роли девочек и женщин в обществе.
Как отметила Рита Колумбия, в Молдове 100 тыс. детей растут в семьях, где один из родителей находится на заработках, а у 40 тыс. детей на заработках оба родителя. Большинству этих детей не с кем советоваться в период взросления и начала выстраивания отношений с противоположным полом.

В школах об этом тоже не говорят. В 2005 году с подачи министерства просвещения в школах ввели курс «Жизненные навыки», где, в том числе, говорили о сексуальном воспитании, но спустя несколько лет из-за протестов православной церкви и родителей предмет отменили.
«Недостающую информацию подростки получают из всевозможных источников, иногда сомнительных. Нередко это приводит к тому, что они начинают вести нездоровый образ жизни и совершают рискованные поступки», — отметила глава UNFPA в Молдове.
«Она не знала, что беременна до тех пор, пока у нее не появился живот»
По мнению экспертов, начинать решать проблему подростковых беременностей надо с информирования молодых людей о последствиях незащищенного секса и о способах предохранения. По словам Риты Колумбии, в Молдове есть девочки-подростки, которые не знают, что можно забеременеть и в подростковом возрасте:
«Недавно, я услышала историю одной девушки, которая стала мамой в 16 лет. По ее словам, она поняла, что беременна не сразу, а только во второй половине беременности. Этот пример еще раз показывает, что правильная информация о репродуктивном здоровьe доступна не всем молодым людям».
Помочь восполнить эти пробелы решила неправительственная организация Y-Peer. Вместе с UNFPA они проводят для подростков и школьных учителей занятия по здоровому образу жизни.

NM встретился с преподавателем румынского языка и литературы лицея им. Караджале из Оргеева Еленой Смокинэ и ее ученицей, восьмиклассницей Габриелой. Обе прошли курсы Y-Peer и сейчас ведут лекции по здоровому образу жизни для учеников средних и старших классов.
«Эта тема не должна быть табуированной. Мы живем в мире, где подростки занимаются сексом, и от того, запретим мы им это делать или нет, ничего не изменится. Но мы, по крайней мере, можем научить их, как себя защищать», — считает Елена Смокинэ.
Преподаватель лицея им. Караджале из Оргеева Елена Смокинэ на уроке сексуального воспитания
После окончания курсов Y-Peer она организовала родительское собрание, на котором предложила проводить лекции о репродуктивном здоровье. Родители, а также бабушки и дедушки, воспитывающие внуков, поддержали это предложение. Такие уроки, по мнению преподавателя, должны стать в школах обязательными.

С ней согласна и Габриела. По словам девушки, маме неловко говорить с ней на тему безопасного секса, но она поддержала дочь в ее стремлении делиться со своими сверстниками информацией, полученной на курсах. Многие одноклассники Габриелы живут с бабушками и дедушками, а с ними, отметила школьница, говорить на о сексе еще более неловко.
Габриела на уроке сексуального воспитания в оргеевском лицее им. Караджале
Габриела рассказала, что, как выяснилось на первых уроках, подростки почти ничего не знают о контрацепции. Некоторые ребята, по ее словам, были уверены, что предотвратить беременность можно, если попрыгать после секса или тщательно помыться. Другие считали, что прерванный половой акт не может привести к беременности.
Сотрудники Центров помощи молодежи тоже проводят такие лекции. В Кагуле, например, их часто приглашают в сельские школы. Правда, порой перед лекциями учителя просят сотрудников Центра провести урок о здоровом образе жизни, не упоминая слово «секс».
«У 15-летней девушки и мыслей не должно быть о контрацептивах»
Молдова, по словам главы UNFPA в Молдове Риты Колумбии, одна из немногих стран, где есть программы предоставления молодежи бесплатных услуг в области репродуктивного здоровья, включая контрацептивы. Подростки могут получить бесплатные презервативы в Центрах помощи молодежи, которые есть в каждом районе.

Но, к сожалению, эта программа пока недостаточно финансируется, поэтому на всех молодых людей контрацептивов не хватает. Стоимость контрацептивов, в частности презервативов, в аптеке может быть подросткам не по карману. Это подтвердили NM и в Центрах помощи молодежи.
Рита Колумбия, глава UNFPA в Молдове
Еще одна проблема состоит в том, что бесплатно можно получить только презервативы. Рита Колумбия отметила, что выбор контрацептивов в Центрах ограничен и включает в большинстве случаев только три наименования, хотя по международным стандартам их должно быть пять: «Выбор даже более скудный, чем в Африке к югу от Сахары».

«Нет инъекционных контрацептивов, женских презервативов или спермицидов, не все врачи дают возможность девушкам выбрать внутматочную спираль», — пояснила Рита Колумбия. При этом женский презерватив может защитить девушку, если парень по какой-то причине не хочет использовать мужской презерватив.

По данным ООН, у 39% молдавских девушек 15-19 лет нет доступа к контрацептивам. Этот же показатель у женщин 20-49 составляет 17%.

«Это означает, что девушки стесняются просить контрацептивы, или у них нет денег, чтобы их купить. В глазах общества у 15-летней девушки не должно быть и мыслей о контрацептивах. Но мнение общества не изменяет их поведение — 15-летние девушки занимаются сексом и становятся матерями», — отметила Рита Колумбия.
«Есть еще много мифов о подростковой беременности»
По мнению главы UNFPA в Молдове, молдавское общество не готово к открытому обсуждению проблемы подростковых беременностей. «Есть еще много мифов о репродуктивном здоровье и репродуктивном поведении молодежи, а многие вопросы о женском здоровье — табу в обществе. Чтобы у девочек и женщин были равные возможности в жизни, каждый из нас должен подключиться к этому вопросу», — отметила эксперт.
Подростковую беременность общество воспринимает как частную проблему девочки, которая «сама виновата».
Это подтверждают и собеседники NM в региональных Центрах помощи молодежи. Подростковую беременность, по их словам, общество воспринимает как частную проблему девочки, которая «сама виновата». Поэтому матерям-подросткам вдвойне тяжело справляться с материнством.

Как и большинство мам в Молдове, они сталкиваются с проблемой низких пособий по уходу за ребенком, отсутствием яслей, но вдобавок к этому — с осуждением общества и родных. Они наиболее уязвимы и экономически, так как зачастую не могут продолжить учебу и, как следствие, трудоустроиться на хорошо оплачиваемую работу.

Есть и медицинские риски: у мам-подростков большая вероятность столкнуться с осложнениями во время или после родов, а у их детей на 50% больше шансов родиться недоношенными.

«Но для решения этой проблемы недостаточно одних только усилий НПО и UNFPA. Нужна еще политическая воля и общественная поддержка», — подытожили эксперты в области репродуктивного здоровья.
Текст: Марина Шупак, Надежда Манастырлы, Анна Галатонова
Фото: Анна Галатонова
Иллюстрации: Екатерина Чулкова
Оформление: Татьяна Булгак