Четверг 27 апреля 2017
$ 19.2983 21.0178

Додона раскритиковали за признание приднестровского газового долга. Долг наш или нет?

Заявление президента Игоря Додона о том, что Молдова должна России за газ более $6 млрд, вызвало бурю возмущения. Додона обвинили в том, что он признал несуществующий долг, а в соцсетях стал распространяться призыв устроить флешмоб и отправить президенту квитанции за газ. Некоторые политики даже предложили объявить президенту импичмент. NM решил разобраться, впервые ли молдавское официальное лицо признало приднестровский долг за Молдовой. Выяснилось, что нет.

О долге Молдовы за газ Додон высказался в Москве, где находился с визитом 16-18 января. После встречи с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером молдавский президент сказал: «Есть определенные наметки, как выйти из этой ситуации. На сегодняшний день долг правобережья — около $500 млн. Долг левобережья — около $6 млрд. Нужно понимать, что весь этот долг — более $6,5 млрд — общий долг Молдовы».

Додон отметил, что «Газпром» не разделяет долг Приднестровья и Молдовы и выставляет счета на общую сумму.

newsmaker. md/rus/novosti/dodon-kishinev-prorabatyvaet-vozmozhnye-varianty-pogasheniya-dolga-moldovy-za-gaz-29317

Заявления президента вызвали шквал острой критики. Лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду обвинила Додона в признании долга Приднестровья за Молдовой. «Додон сделал нам „подарок“: признал от нашего имени задолженность в размере $6,5 млрд перед „Газпромом“. Вместо того чтобы искать украденный из банковской системы миллиард, взваливает на нас другие шесть миллиардов. Это не наши долги. Мы оплачивали квитанции вовремя», — написала Санду в соцсети Facebook

Лидер партии «Правые» Анна Гуцу написала, что Додон взваливает «на плечи граждан Молдовы долг сепаратистов с Левобережья в размере $6 млрд за газ», и предложила инициировать импичмент. «Этот аргумент сильнее, чем вранье о 30 тыс. сирийцах. Благоприятный момент для импичмента. Причем меньше, чем через месяц после назначения», — подчеркнула лидер унионистской партии. 

Зампред Либерально-демократической партии Молдовы Тудор Делиу написал в Facebook, что «такими петардами, используемыми координатором», граждан будут отвлекать от реальных проблем: коррупции, бедности, украденного миллиарда, отсутствия реформ. 

Unimedia сообщила, что в соцсетях появился призыв организовать флешмоб, суть которого в отправке Додону писем с квитанциями за потребленный газ, чтобы он их и оплатил. «Я отказываюсь платить за газ для жителей Левобережья. Ни я, ни мои дети его не потребляли», — говорится в письме, которое нужно отправить вместе с квитанцией. 

Вечером 19 января в эфире программы Punctul de azi на телеканале TVR-Moldova вице-премьер Октавиан Калмык заявил, что юридически долг за газ «это частный долг Moldovagaz перед ″Газпромом″». «В то же время ″Газпром″ мажоритарный акционер Moldovagaz. С 2009 года и дальше, мне достоверно известно, что долг на правом берегу Днестра и в Левобережье идет раздельно. У нас есть долг свыше $500 млн», — сказал Калмык.

newsmaker. md/rus/novosti/tarify-gotovyat-k-povysheniyu-18533

Если изучить комментарии официальных лиц Молдовы по поводу газового долга Приднестровья, то нервная реакция именно на слова Додона выглядит странной. Дело в том, что он не первый чиновник, признавший долг Молдовы за потребленный Приднестровьем газ. 

В марте 2008 года тогдашний президент Молдовы Владимир Воронин в интервью российскому «Коммерсанту» сказал, что в случае объединения Молдовы приднестровский долг за газ «останется нам в наследство»: «А там уже будем решать. Мы знаем, кто в этом виноват, ведь население платило за газ, но платежи „Газпрому“ не перечислялись. Но от этого знания деньги не появятся».

В марте 2011 года в интервью тому же «Коммерсанту» тогдашний вице-премьер министр экономики Валериу Лазэр так ответил на вопрос о приднестровском долге, который тогда составлял около $2,5 млрд: «Хотим мы этого или нет, это наш долг. Но тут следует внести ясность — это не долг государства. Закупками газа у нас ведает национальный оператор Moldovagaz. Так что приднестровский долг — это долг одного предприятия перед другим. А еще точнее — долг "Газпрома" самому себе. Приднестровье вообще за газ не рассчитывается, и его долг перекладывается на Moldovagaz».

Весной 2014 года лидер Народной европейской партии Молдовы (НЕПМ), тогдашний премьер Юрие Лянкэ заявлял: «Долг Приднестровья за газ — более $4 млрд, он лежит на плечах Молдовы, но Молдова никогда этот долг не заплатит». А вот его предшественник Владимир Филат в 2012 году долг не признавал

В октябре 2015 года замминистра экономики Валериу Трибой заявил, что долг Молдовы за газ перед российским концерном «Газпром», включая задолженность Приднестровья, достиг $6,1 млрд, из которых $780 млн задолжал правый берег. Более того, отвечая на вопросы журналистов о том, почему, несмотря на неплатежи, Приднестровье продолжает получать газ, замминистра ответил, что в задачу властей входит обеспечение газом потребителей всей страны. Это заявление никакого скандала не вызвало и на карьере чиновника не отразилось: он по-прежнему работает замминистра экономики. 

Таким образом, Игорь Додон — не первый молдавский чиновник, признавший приднестровский долг молдавским, но первое официальное лицо, чьи слова вызвали столь громкую и жесткую критику.

Отметим, согласно трехлетнему контракту на поставку газа между «Газпромом» и Moldovagaz (до конца 2019 года), газ поставляется на всю территорию Молдовы, включая Приднестровье. Приднестровье за потребленный газ не рассчитывается ни с Moldovagaz, ни с «Газпромом». Внутри региона газ потребителям поставляет местный оператор «Тираспольтрансгаз» по гораздо более низкой цене, чем в Молдове. «Газовые» деньги власти непризнанной республики используют для покрытия дефицита бюджета. В 2014 году российский вице-премьер Дмитрий Рогозин называл используемый бесплатно газ «кривой» поддержкой региона.

Впрочем, молдавские власти пытались снять с себя этот долг, но пока их усилия успехом не увенчались. Министр экономики Октавиан Калмык в интервью NM осенью прошлого года рассказывал, что еще в 2010 году Молдова предложила России заключить новое межправительственное соглашение в области энергетики, которое решило бы проблему исторических и текущих долгов, и с контрактом на поставку газа: разделить поставки в Молдову и Левобережье. Этот вопрос обсуждался и на заседании межправительственной молдавско-российской комиссии осенью прошлого года. Но разделение долга так и не произошло.

newsmaker. md/rus/novosti/oleg-vasilatiy-nm-budushchego-s-etoy-komandoy-u-strany-prosto-net-8907

В 2012 году российский вице-премьер Дмитрий Рогозин говорил, что пытается объяснить Молдове, что «если они считают, что у них общее государство с Приднестровьем и принцип территориальной целостности нерушим, то и долг этот их общий. [...] Мы считаем, и молдавская сторона это никогда не ставила под сомнение, что долги, которые образуются, — это долги перед Россией, а не перед какими-то хозяйствующими субъектами. И если страна общая, то и долг у нее общий», — говорил Рогозин. 

Тема признания долга за потребленный газ периодически всплывает и в самом Приднестровье. Например, первый руководитель региона Игорь Смирнов утверждал, что у Приднестровья нет перед Россией долгов за газ . А вот его преемник Евгений Шевчук долг признал, за что его раскритиковала оппозиция.

Николай Пахольницкий