-2ºC Кишинёв
Вторник 18 декабря 2018

«Это не русские олигархи с огромными деньгами». Henley&Partners — NM о программе молдавского гражданства за деньги и ее возможных соискателях

Решение молдавских властей открыть программу гражданства за инвестиции, а также выбранный для реализации этой программы консорциум компаний — MIC Holding и Henley&Partners — продолжают вызывать много вопросов. Кто стоит за открытой в ОАЭ MIC Holding, кто и как будет проверять соискателей, готовых заплатить большие деньги за гражданство Молдовы, почему Henley&Partners стала фигурантом расследования мальтийской журналистки, которую убили? На эти и другие вопросы корреспондента NM Александры Батановой ответили глава Henley&Partners Кристиан Калин и директор по связям с общественностью Пэдди Блюэр.

О консорциуме

Почему ваша компания решила участвовать в конкурсе на реализацию молдавской программы гражданства за инвестиции? Были ли другие претенденты?

Кристиан (К): Henley&Partners — часть консорциума, который возглавляет компания из ОАЭ Moldovan Investment Company (MIC) Holding LLC. Мы участвовали в тендере как специалисты в реализации программ гражданства через инвестиции. От нас требовалось все, что касается экспертиз, позиционирования и продвижения, стратегии. Мы — международный лидер в этой сфере. В тендере участвовал как минимум еще один консорциум. Я уверен, что правительство опубликовало эту информацию.

Пэдди (П): Это был конкурентный тендер.

На фото директор по связям с общественностью Henley&Partners Пэдди Блюэр и глава Henley&Partners Кристиан Калин. 

От кого исходила инициатива участвовать в тендере? Вам это предложило молдавское правительство?

К: К нам обратилась MIC. Наша компания изучает изменения в законодательстве других стран, и мы заметили, что несколько лет назад Молдова изменила законодательство, и благодаря этому стала возможной реализация программы гражданства через инвестиции. Вы должны понимать, что любое правительство, заинтересованное в продвижении такой программы, или еще кто-то, как в нашем случае MIC, обязательно свяжутся с нами. И если конкурс будет честный, мы, скорее всего, его выиграем.

Если вы хотите построить мост, вам нужны хорошие инженеры, вы можете найти 10 хороших инженеров в разных странах. А в нашей сфере есть Henley&Partners — лидер в продвижении таких программ, а за нами, можно сказать, никого нет, пустота. Так что неудивительно, что мы тут. Мы хорошо взаимодействуем с молдавским правительством, в нем работают профессионалы, нас приятно удивили скорость и эффективность, с которыми все происходит.

Расскажите о консорциуме. О компании MIC Holding из Дубая ничего не известно. У нее была какая-то операционная деятельность до сотрудничества с вами?

К: MIC — эта часть большой бизнес-группы, связанной с ОАЭ, часть стратегической инициативы ОАЭ в Молдове. Как вы, наверное, знаете, в Абу-Даби Молдова открыла посольство, все это делается при поддержке правительства ОАЭ. Инвестировать в Молдову — это стратегический интерес и инициатива на высшем уровне в ОАЭ.

Кто стоит за этой компанией? Люди из Эмиратов или из Молдовы? Кто ее представляет — можно хоть одно имя?

К: Могу с уверенностью сказать, что за MIC нет никаких людей из Молдовы, она основана в ОАЭ. Я не могу сказать вам больше, но отмечу, что мы работаем с высокопоставленными людьми из ОАЭ. 

О молдавской программе гражданства за инвестиции

В мировом рейтинге программ инвестиционного гражданства Молдова заняла пятое место, опередив Черногорию. В чем преимущество молдавской программы?

newsmaker.md/rus/novosti/programma-na-milliard-chto-dast-moldove-proekt-predostavleniya-grazhdanstva-za-inv-38402

К: Я думаю, тут надо учитывать уникальные особенности страны, ее место на международной арене. Конечно, Молдова - не Австрия, но ее можно сравнивать с Черногорией. Это тоже европейская страна, не входящая в ЕС. А вот сравнивать с членами ЕС Мальтой и Кипром не стоит. Но все зависит от того, что люди ищут. Если нужен паспорт гражданина ЕС, тогда им надо ехать в Австрию, на Кипр или на Мальту. Но многие, получающие гражданство за инвестиции, заинтересованы в том, чтобы еще что-то делать в этих странах, инвестировать в них. А когда хочешь инвестировать в страну, тебе лучше быть гражданином, а не иностранцем. И это плюс для Молдовы. Молдова довольно большая страна, если сравнивать ее с Карибскими странами, даже с Черногорией. Для иностранных инвесторов, которые хотят стать молдавскими гражданами, тут много возможностей. И это, на мой взгляд, большое преимущество, не считая безвизового режима с ЕС.

Куда могут вложить деньги те, кто получит таким образом гражданство Молдовы? Они могут, например, купить сельхозземли?

К: Я не очень знаком со всеми деталями молдавской программы и тем, что планируется. Могу лишь сказать, что пока есть возможность инвестировать в Фонд публичных инвестиций. В законодательстве также предусмотрена возможность инвестировать в недвижимость, и, я надеюсь, что это положение вступит в силу в следующем году. Что будет дальше, не знаю, и не уверен, что сейчас кто-то располагает такой информацией, потому что еще не все решения приняты. Я не знаю, будет ли в «инвестиционном списке» возможность покупать сельхозземли.

П: Сегодня единственная возможность получить инвестиционное гражданство в Молдове —это инвестировать в госфонд.

Какая выгода молдавской экономике от того, что кто-то просто купит земельный участок или недвижимость? Это же не предполагает создание рабочих мест.

К: Конечно, предполагает. Недвижимость — один из важнейших секторов экономики в любой стране, поэтому в большинстве программ гражданства за инвестиции есть такой компонент. Позитивный эффект от инвестиций в недвижимость весьма значительный: у вас увеличивается число транзакций, развивается строительная индустрия. Кроме того, дома надо содержать, для этого нужны люди — от садовников до адвокатов, нужны те, кто будет администрировать эти здания. У этого сектора много позитивных для экономики точек соприкосновения с другими отраслями. Поэтому он — своего рода машина для создания рабочих мест.

П: Особенно это касается индустрии туризма. На Каррибах недвижимость — это хорошая опция для создания долгосрочного стабильного бизнеса. Речь не о покупке жилых домов, речь об отелях и пространствах для досуга, то есть о создании бизнеса, которому нужны рабочие руки.

О потенциальных соискателях молдавского гражданства

Через какие фильтры будут проходить соискатели молдавского гражданства за деньги? Многие считают, что это будут люди, которые пытаются легализовать свой капитал.

К: Надо понимать, что инвестиционное гражданство не имеет ничего общество с налогами или попыткой спрятаться от налогов, это никак не помогает. К сожалению, это утверждение часто повторяют. Налоги платят резиденты. Получает человек молдавское гражданство или нет, это никак не изменяет его налоговый статус в его родной стране или в любом другом государстве. Этот налоговый статус изменится только тогда, когда человек переедет в Молдову. Тогда он станет налоговым резидентом в Молдове. Мы думаем, что таких людей будет немного. Соискателей гражданства интересует мобильность и персональная безопасность, а не налоги.

И все же — через какие фильтры будут проходить соискатели? Российский бизнесмен Олег Дерипаска, находящийся под европейскими санкциями, получил гражданство Кипра. До этого несколько стран ЕС отказались предоставить ему бизнес-визы. Кипрская «золотая виза» стала лазейкой. Этим механизмом пользуются, чтобы вести свой бизнес, и это не всегда хороший бизнес.

К: Я согласен с вами, иногда этим могут злоупотреблять. Но, если есть тысяча людей, которые используют эту программу, среди них найдется 5,7 или 10 человек не слишком порядочных. Это как в банке, в котором тысячи клиентов, и из них 5,7 или 10 человек — преступники или под санкциями. Но из-за этого мы не должны закрывать все банки. Вопрос в том, как этим управлять, и можем ли мы узнать таких людей. Правительство может отозвать их паспорт. Такое случалось в Малайзии: у бизнесмена Джо Лоу после громкого финансового скандала государство Сент Китс и Невис отозвало свое гражданство.

П: Вы приводите в пример менее одного процента от общего числа. Это иррациональный пример. Вы просите прокомментировать единичную ситуацию. Но мы не можем это сделать. Наши основные обязанности и обязанности правительства состоят в том, чтобы убедиться, что инвестор чист перед законом, и в эту проверку вкладывают много сил и ресурсов.

Почему, согласно условиям программы, имена тех, кто получил молдавское гражданство за инвестиции, не будут публиковать? При этом имена, получивших гражданство РМ обычным путем, публикуют.

К: Я не уверен, будут ли в Молдове публиковать их имена. Это решение каждой страны. Некоторые страны публикуют имена, некоторые — нет. На Мальте этот вопрос стоял остро. Мальта публиковала списки вступивших в гражданство, но в отношении этой программы было принято решение не публиковать имена инвесторов. Это выглядит попыткой что-то скрыть, но это ошибочное мнение. Тут речь идет о соблюдении права этих людей на частную жизнь, а не о попытке спрятать преступников.

Можете описать потенциального соискателя молдавского гражданства за инвестиции?

К: Это не русские олигархи с огромными деньгами и политическими связями. Очевидно, что будущие участники программы — это состоятельные люди, которые по личным причинам хотят улучшишь свои возможности передвижения по миру. Например, люди из ЮАР. У вас семья в ЮАР, есть бизнес, магазин или ресторан, есть дом и деньги, но вы не уверены, что хотите жить в этой стране в ближайшие 15 лет или что ваши дети захотят там жить. С паспортом ЮАР сложно путешествовать, в том числе по работе, поэтому южноафриканская семья может захотеть инвестировать в Молдову и получить молдавское гражданство, которое даст возможность ездить в Европу, переехать поближе к Европе и обезопасить себя с помощью второго гражданства.

Речь также может идти о людях, которые не уверены в долгосрочной политической стабильности в своих странах, или, например, гражданах США, которые хотят посетить страны Ближнего Востока, но не могут этого сделать с американским паспортом из-за угрозы терроризма, по соображениям личной безопасности.

П: Вообще большая часть наших клиентов — предприниматели. Они построили успешный бизнес в своих странах и ищут возможности для инвестиций. Такие страны как Молдова запускают программы получения гражданства через инвестиции, потому что заинтересованы в инвесторах, которые увидят потенциал в этой стране.

Во сколько обойдется реализация молдавской программы для Henley&Partners и когда вы сможете вернуть свои деньги?

К: Henley&Partners — частная компания, и я не могу сказать, какими будут наши затраты и сколько времени займет их возврат. Это зависит от многих факторов. Когда мы внедряли программу на Мальте, было много задержек, программа менялась. Поэтому возврат наших вложений занял много времени. Все зависит от того, правильно ли начнется программа, окажутся ли наши подсчеты верны, будут ли другие конкуренты, потому что появляются и другие страны, которые хотят реализовать эту программу. Это сложный бизнес, в нем сложно все точно рассчитать, потому что есть факторы, которые мы не можем контролировать.

Об офшорных зонах

У вашей компании многолетний опыт реализации программ инвестиционного гражданства в разных странах. В глобальном рейтинге таких программ, в который попала и Молдова, большая часть стран — офшорные зоны. С чем это связано?

К: Что вы имеете в виду под офшорными зонами?

Страны вроде Сент Китс и Невис, Сент-Люсия.

К: Да, такие страны есть. Но не совсем правильно говорить, что все страны в списке офшорные. Мы впервые начали реализовывать эту программу в Австрии, которая изменила законодательство в 1997 году, Сент Китс и Невис изменили в 1994, но на деле программа начала реализовываться позже, чем в Австрии. Так что первопроходец в этом — Австрия, а не офшорный остров. Но программа на Сент Китс и Невис стала успешной, к 2006-2007 мы получили разрешение властей острова изменить программу, сделать все более прозрачным и эффективным. И через некоторое время этот остров стал успешным, за этим последовали другие карибские острова. Но в нашем списке есть также страны ЕС — Мальта и Кипр. Их не совсем корректно называть офшорными зонами.

Но Кипр считается офшорной зоной.

К: Я думаю, у них есть определенные финансовые услуги, это правда. Но дело в том, что программы гражданства за инвестиции особенно интересны маленьким странам с маленькими экономиками, потому что эти программы оказывают большое влияние на экономику. Вы можете увидеть, например, как программа повлияла на Сент Китс и Невис, на Мальту, на Кипр. В первую очередь благодаря программе инвестиционного гражданства Кипр спасся от экономического кризиса. Маленькой экономике, которая проходит через сложные периоды, крайне важно привлекать прямые иностранные инвестиции.

Поэтому речь не идет об офшорных островах, речь идет о странах с маленькими экономиками, которые хотят привлекать иностранные инвестиции. Поэтому эта программа целесообразна и для Молдовы. Эта страна, на мой взгляд, тоже нуждается в прямых инвестициях, но привлечь эти инвестиции такой стране, как Молдова, относительно сложно. А эта программа — хорошая возможность для этого.

Офшорные зоны привлекательнее для потенциальных инвесторов?

К: Нет, не совсем. Это не связано с офшорами или финансовыми услугами. Важна стабильность страны, качество паспорта, безвизовый въезд. Вот почему Карибы относительно интересны. У них хорошие паспорта, возможность безвизового въезда во многие страны, в том числе в страны Содружества наций (объединение 53 государств, в которое входят Великобритания и почти все ее бывшие доминионы, колонии и протектораты. — NM). То же самое сейчас и с Молдовой: это европейская страна, у которой безвиз со многими странами, включая страны ЕС. Молдавский паспорт — хороший документ для путешествий. Вот эти факторы важны для тех, кто заинтересован в получении гражданства за инвестиции. Финансовые услуги не совсем релевантный показатель.

О расследовании мальтийской журналистки

Деятельность вашей компании на Мальте фигурировала в расследовании журналистки Дафны Каруаны Галиции, которую убили. В расследовании говорилось о связи вашей компании с высокопоставленными членами Лейбористской партии Мальты, и этим объяснялись ваши эксклюзивные права на мальтийскую программу. Как вы это прокомментируете?

newsmaker.md/rus/novosti/maltiyskiy-sled-kompaniya-partner-pravitelstva-moldovy-figurirovala-v-rassledovani-38259

К: Это просто. Эта трагическая ситуация, случившаяся с журналисткой. Конечно, мы никак с этим не связаны. На Мальте она многих людей обвиняла во многом, и мы стали частью этого обвинения, так как работаем с правительством. На Мальте все просто. Мы участвовали в тендере, в котором еще участвовали три или четыре компании, и выиграли его. Мы получили мандат на внедрение этой программы и справились очень хорошо. Сейчас это одна из самых успешных программ инвестиционного гражданства. В правительствах других стран Мальту признают золотым стандартом в сфере безопасности. Это, возможно, одна из лучших программ в мире.

Очевидно, что, когда мы работаем с правительством, мы работаем с ключевыми фигурами в стране, которые принимают решения. Поэтому совершенно абсурдно намекать на то, что мы особенно близки с Лейбористской партией. Нет. Конечно, в маленьких странах мы работаем напрямую с правительством. И я буду работать напрямую с премьер-министром, потому что для них важна эта программа. Вот и все, все просто. На Мальте многим поначалу не нравилась идея гражданства за инвестиции. Но если вы сейчас проведете опрос, мальтийцы скажут, что это была хорошая идея. Положительный эффект от программы на Мальте очень заметен.

Во всех странах вы получаете эксклюзивные права на реализацию программы? В Молдове тоже?

К: Нет, не во всех, это зависит от типа программы. Иногда мы оказываем только консалтинговые услуги. Иногда, как в случае с Мальтой, правительство хочет реализовать программу, но не хочет тратить деньги и предлагает взять это дело в концессию. Сейчас в Молдове не платят за наши услуги. Мы инвестируем, выстраиваем программу, в Молдове у нас команда . Мы тратим свои деньги до тех пор, пока не сможем их вернуть.

Объясню снова на примере моста. У вас есть два способа построить мост: взять деньги налогоплательщиков, нанять инженеров, заплатить им, чтобы они построили мост. Или вы решаете не тратить деньги, провести тендер и отдать проект в концессию консорциуму, который построит этот мост за свои деньги, и в ближайшие 30 лет все, кто будут проезжать по этому мосту, будут платить по два доллара. Так построены многие мосты и автомагистрали в мире. Мы работаем по обеим моделям.

Но ваш мост будет единственным, если мы продолжим эту аналогию.

К: Да.

П: Тут важно понимать, как это работает. Другие компании тоже могут продавать международным инвесторам эту программу. Есть две услуги, которые мы оказываем. Первая — это консультативная часть: дизайн и выстраивание программы. За эту работу оплату мы получим позже. А вторая часть — это продажа программы зарубежным инвесторам. И это никак не связано с Henley. То есть мы строим этот мост, но использовать его могут и другие компании.

Автор : Александра Батанова

Партнерские ссылки