Понедельник 23 октября 2017
$ 17.3288 20.4576

«И в Комрате, и в Кишиневе есть горячие головы, но мы должны идти на компромисс». Как принимали законы о Гагаузии

В пятницу, 21 июля, парламентское большинство завершило длившуюся практически год эпопею с тремя законопроектами, касающимися Гагаузии. Демократы нашли консенсус с народными европейцами и со своими коллегами по фракции из автономии и утвердили два проекта в отредактированном виде сразу в двух чтениях. Третий законопроект также претерпел изменения, но одобрили его только в первом чтении. По словам депутатов-демократов из Гагаузии, виной тому — социалисты, из-за демарша которых для утверждения самого важного проекта не хватило голосов.

Держали до последнего

На последнем заседании весенне-летней сессии парламент рассмотрел пакет из трех касающихся автономии законопроектов, зарегистрированных в парламенте еще в 2016 году. Долгое время их включение в повестку откладывали под разными предлогам. Ситуация сдвинулась с мертвой точки, когда их радикально отредактировала юридическая комиссия. Это вызвало скандал в автономии.

newsmaker.md/rus/novosti/pochemu-oni-suyutsya-v-nashi-zakony-zakonoproekty-o-gagauzii-v-parlamente-perekroi-31809

Гагаузские депутаты и представители Исполкома настаивали: проекты надо принять в редакции, согласованной рабочей группой депутатов парламента РМ и Народного собрания Гагаузии (НСГ). Такие же требования выдвигали депутаты молдавского парламента из Гагаузии — из фракции Демпартии и Партии социалистов.

За это выступал и президент Игорь Додон. Депутаты НСГ по этому поводу даже пытались созвать чрезвычайное заседание. Однако спикер Андриан Канду пригласил их в Кишинев, где пообещал утвердить проекты с «незначительными изменениями». Для этого он ждал заключения комиссии по публичной администрации и регионального развития, которую возглавляет демократ Виолетта Иванова.

Комиссия какое-то время тянула с ответом и взялась за проекты 21 июля, то есть в день, когда парламент должен был их рассмотреть. Об этом стало известно прямо на пленарном заседании. Заседания комиссии, которое должно быть открытым, не анонсировали. Соответственно, с финальной версией законопроектов были знакомы немногие.

На пленарном заседании проекты представлял глава НСГ Владимир Кысса. Причем в их первоначальном виде. Он рассказал об их важности для автономии, о том, что их разработали с участием международных экспертов и с учетом опыта функционирования автономий в странах Евросоюза.

Коллеги Кыссы по партии, депутаты-демократы, от вопросов о проектах воздержались. При этом народные европейцы, либералы и либерал-демократы высказывались против предложенных НСГ поправок и интересовались у Кыссы, зачем это все было нужно. Глава НСГ не смог дать внятных ответов. Ситуацию осложняло и то, что Кысса не знает государственный язык, а никто из депутатов молдавского парламента не перешел на русский, чтобы разъяснить суть вопросов. Кыссе приходилось то снимать, то надевать наушники, но не помог и синхронный перевод.

Что было и что осталось

Роль медиатора взяла на себя Виолетта Иванова. Она представила окончательные варианты проектов, дав понять, что они дадут ответы на все возникшие вопросы.

Так, один из проектов, который представил Кысса, предусматривал внесение поправки в Закон «Об административно-территориальном устройстве Республики Молдова». Она предполагала введение в рамках административно-территориального устройства РМ особого уровня управления для Гагаузии, наряду с первым (села, города и муниципии кроме Кишинева и Бельц) и вторым (районы и муниципии Кишинев и Бельцы). До сих пор Гагаузия относилась ко второму уровню, что уравнивало ее с простым районом.
Но в окончательной версии «особый уровень» заменили положением о том, что «автономная административная единица Гагаузия обладает особым юридическим статусом».

При этом поправку, в которой говорилось о том, что изменение статуса АТО Гагаузия, вход и выход населенных пунктов в/из состава автономно-территориального образования Гагаузия осуществляются в соответствии с нормами закона 1994 года об особом правовом статусе этого региона страны, исключили.

Второй законопроект предусматривает поправки в Закон о местном публичном управлении. Суть их сводилась к тому, что порядок организации и функционирования органов местного публичного управления особого уровня регулируются этим законом в части, которая не противоречит нормам Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии». Другими словами, система органов местного публичного управления должна учитывать наличие в составе Молдовы автономии.

В первоначальном варианте, предложенном НСГ, предлагалось, чтобы в законе присутствовало такое положение: «Органы местной власти особого уровня — НСГ, Исполком и глава Исполкома, у которых есть особый уровень управления для решения проблем политического, экономического и культурного характера в интересах всего населения». В окончательной версии НСГ, Исполком и башкана причислили к «органам местной публичной администрации административно-территориальной автономии».

Либеральный демократ Юрие Цап в этой связи отметил, что «если мы хотим улучшить ситуацию», то этот проект нельзя принимать в таком виде. «НСГ и исполком — это не органы местной власти, как у Комрата или Чок-Майдана. Это же элементарно. Если мы оставим проект в таком виде, то будем вынуждены к нему вернуться», — пытался убедить парламентское большинство Юрие Цап.

Он настаивал: Гагаузия — это не административная автономия, а политико-административная. «И это закреплено в Конституции. Это отправная точка, от которой мы должны отталкиваться, если хотим решить проблему», — подчеркнул депутат. Но тщетно, большинство аргументы либерального демократа не убедили.

Третий, самый важный проект, также не сохранил первоначальную редакцию. Он предполагал внесение поправки в закон «Об особом правовом статусе Гагаузии». Согласно ей, любое изменение этого закона возможно только после получения положительного заключения НСГ.

В окончательной версии проекта оставили следующее: законопроекты о внесении изменений или поправок в закон об особом статусе автономии принимает парламент после предварительных консультаций (заключения) с НСГ.

«Золотая середина» 

После того как Виолетта Иванова разъяснила суть финальной версии проектов, депутат от Либеральной партии Ион Касьян заявил об их «политическом аспекте». «Коллеги из Комрата хотят показать у себя, что им что-то удалось, а в молдавском парламенте желают продемонстрировать партнерам, что решают проблему», — уверен либерал.

Он не преминул припомнить Кыссе заключение соглашения с «так называемыми властями» Приднестровья. «Представитель законных молдавских властей заключает соглашение с незаконным органом власти тираспольского режима. Невозможно себе представить, чтобы районный совет Харькова, например, заключил договор с советом Луганска или Крыма», — возмущался он.

Поэтому, уверял либерал, гагаузская проблема остается нерешенной.

Почетные председатель Демпартии Дмитрий Дьяков, напротив, выступил с примирительной речью, но сначала сделал экскурс в историю. «Принятие закона об особом правом статусе автономии в 1994 году было проявлением мудрости. Благодаря этому РМ вошла в Совет Европы. За все эти годы на юге пытались строить автономию, а мы — правовое государство. Ситуации, конечно, бывали разные. Не секрет, что и в Комрате, и в Кишиневе есть горячие головы, но мы должны идти на компромисс», — призвал он.

Поэтому, добавил Дьяков, если « сегодня мы голосуем за эти проекты, значит, хотим мира и спокойствия в Комрате».

Депутаты-демократы из Гагаузии в свою очередь благодарили большинство за консенсус. «Уважаемые коллеги, хочу всех поблагодарить за политическую волю. Была проделана огромная работа. Сейчас лето, в автономии заняты уборкой урожая, но больше всего ждали, что же будет с этими законами», — заявил Николай Дудогло.

Он также напомнил, что недавно парламент проголосовал за создание двух субзон Зоны свободного предпринимательства «Валканеш», что, по его словам, свидетельствует о неравнодушии центральных властей к автономии.

Другой депутат-демократ из Гагаузии Корнел Дудник назвал Дьякова «аксакалом молдавской политики» и признал, что, к сожалению,  в Гагаузии, действительно, есть «горячие головы». «Они преследуют свои политические и экономические интересы и накаляют обстановку. Но в целом Гагаузия, говорю это как житель региона, — якорь молдавской государственности», — заверил он.

«Да, нам пришлось сделать шаг назад, — признал Дудник, — были жаркие дискуссии, но найдена золотая середина, и мы пришли к консенсусу». 
В его интерпретации, Гагаузия получила полномочия второго уровня власти, плюс «особые полномочия, прописанные в законе об особом правом статусе». 
В итоге два законопроекта утвердили сразу в двух чтения. Самый важный, который предусматривает поправку в Закон об особом правом статусе автономии, — только в первом.

Для его утверждения в финальном чтении необходимо три пятых (61) голосов, а в зале присутствовали 55 депутатов. Коммунисты бойкотировали заседание. Социалисты покинули его в знак протеста против принятия заявления о необходимости вывода российских войск из Приднестровья.

Дудник в этой связи заявил, что социалисты ушли «по надуманным причинам» и сорвали голосование главного проекта. Тем самым, по его словам, они предали интересы жителей автономии, массово голосовавших за них на президентских выборах.

Социалисты и президент, напомним, заявляли, что поддержат проекты в предложенном НСГ варианте. Однако, когда рассматривали «гагаузские проекты» оппонентов у демократов не оказалось.

Галина Васильева

Партнерские ссылки