Понедельник 25 сентября 2017
$ 17.6577 21.1318

Кишинев или Кишинэу? Кто прав в споре о названиях городов Молдовы

В социальных сетях активизировалась дискуссия о «правильном» написании молдавских топонимов на русском языке. Поводом послужили очередные замечания Координационного совета по телевидению и радио (КСТР), требующего использовать в программах на русском языке установленные в молдавских законах названия населенных пунктов, то есть — «Кишинэу», «Бэлць» и их производные. Эксперты с этим не согласны и считают, что законы не могут отменить правило русского языка, на котором правильно говорить — «Кишинев».

Очередная волна полемики и возмущений по поводу «правильного» написания названий молдавских населенных пунктов на русском языке возникла после того, как журналист RTR-Moldova Светлана Деревщикова сообщила, что телеканал получил очередное письмо от КСТР. «Отныне КСТР запрещает нам не только произносить и писать русские названия населенных пунктов, но и производные от них. Так, мы получили замечание за выражение „кишиневские улицы“. Надо — „улицы Кишинэу“», — писала в Facebook Деревщикова.

Ее поддержала продюсер NTV-Moldova Елена Пахомова. «Константин Нуну. Так зовут самого активного телезрителя Молдовы. Это он пишет и пишет в КСТР о „неправильном“ использовании названий на русском языке. И что удивительно на каждый его запрос следует решение в пользу господина Нуну. Я прям ему завидую. Я вот удивляюсь, почему остальные зрители не пишут?» — написала Пахомова.

В КСТР действительно регулярно поступают жалобы от некоего телезрителя Константина Нуну. Он регулярно следит за передачами на русском языке молдавских телеканалов и сообщает совету о том, что вместо «Кишинэу», «Бэлць» и «Кахул», в новостях используют русские названия — «Кишинев», «Бельцы», «Кагул». В своих жалобах он ссылается на законы «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» (принят в 1989 году) и «Об административно-территориальном устройстве» (принят в 1994 году).

В 2014 году, основываясь на письмах Нуну, КСТР выпустил постановление «О рекомендации правильного использования официальных названий населенных пунктов в аудиовизуальных программах». В рекомендации совет постановил, что телеканалы и радиостанции, «чтобы не допускать нарушения действующего законодательства», должны использовать названия населенных пунктов так, как они указаны в законе «Об административно-территориальном устройстве».

После этого КСТР периодически выступал с повторными замечаниями. Обычно в ответ на очередные запросы того же Нуну. Хотя в прошлом году совет сам провел мониторинг для проверки соблюдения этих рекомендаций. По итогам мониторинга КСТР нашел подобные «нарушения» почти у всех телеканалов.

Последнее решение вынести предупреждение совет принимал в отношении RTR-Moldova и Ren Moldova в мае 2017 года. Однако во всех случаях совет лишь предупредил телеканалы о необходимости соблюдать законодательство. До штрафов или запрета на размещение рекламы (эти санкции предусмотрены Кодексом о телевидении и радио — NM) дело не доходило. Да и владельцы телеканалов никогда эту норму в судебных инстанциях не обжаловали.

В решении совета, однако, указывается, что не все телеканалы согласны с заключениями надзорного органа. Например, CTC Mega, использовавший в эфире на русском языке название Каушаны, в ответ на письмо КСТР настаивал, что это правильное название. В NTV-Moldova ответили, что обсуждали этот вопрос с разными экспертами, и пришли к выводу, что используют названия в соответствии с нормами русского языка.

Бывший глава КСТР ныне член совета Дину Чокан в беседе с NM пояснил, что в этом случае совет, по сути, лишь ссылается на положения закона. В законе «О функционировании языков на территории республики Молдова» (ст. 24) действительно сказано, что у населенных пунктов есть только одно официальное наименование «в его первоначальной молдавской и соответственно гагаузской формах (без перевода и адаптации)».

Во втором законе, на который ссылается КСТР, в версии документа на русском языке указаны все названия населенных пунктов. Они там приведены в транскрипции с румынского языка, то есть — «Кишинэу», «Бэлць», «Кэушэнь», «Басарабяска» и так далее.

Правда, гагаузские населенные пункты в законе, вопреки вышеупомянутой ст. 24 закона «О функционировании языков на территории республики Молдова», не используются в их изначальном гагаузском наименовании. Например, город Вулканешты там указан как «Вулкэнешть», хотя на гагаузском языке он называется «Валканеш» (Valkaneş). А село Этулия (в кальке с румынского — «Етулия») в этом же районе на гагаузском языке — «Тюлюкюйу» (Tülüküü).

Неоднозначны и официальные названия приднестровских населенных пунктов на русском языке. Например, сохранены русские названия Тирасполь и Григориополь, но транскрибированы с румынского «Бендер» и «Слобозия».

Впрочем, и молдавские, и российские эксперты говорят, что языковые нормы не регулируются законами и регулирующими документами иностранных государств.

Эксперт-лингвист, начальник отдела лингвистических исследований ГБУ Москвы «Московский исследовательский центр», научный консультант портала «Грамота. ру» Юлия Сафонова в интервью для Елены Пахомовой объясняла, что название «Кишинэу» — «это не по-русски». «Может ли другая страна, государственным языком которой не является русский, менять правила орфографии, орфоэпии, грамматики другого языка? Конечно нет. За это отвечает история русского языка. Русский язык — [достояние] Российской Федерации. И правила орфоэпии формируются здесь», — говорит эксперт.

«Кишинэу — это не по-русски, и не потому что это на другом языке. Русская орфография и орфоэпия имеют свои закономерности», — пояснила эксперт. Она также отметила, что подобные ситуации возникали и в других странах. Например, в Казахстане Чимкент переименовали в Шымкент.

Блогер Елена Раду в свою очередь опубликовала заключение Национального центра терминологии филологического института Академии наук Молдовы от 2009 года. В нем доктор филологических наук Альбина Думбрэвяну заключает, что «название Chișinău (Кишинэу) соответствует орфографическим нормам румынского языка и соответствует русскому варианту Кишинев, употребляемому в русском языке до провозглашения независимости Республики Молдова». «Таким образом, Chișinău, Кишинэу и Кишинев являются топографическими синонимами, т. е. идентичными названиями одного и того же населенного пункта Республики Молдовы», — говорится в заключении.

Из ее заключения выходит, что в какой-то мере правы все. И КСТР, который следует букве молдавских законов, и русскоязычные журналисты, которые руководствуются правилами русского языка. Однако если конфликт перейдет из лингвистического русла в политическое и юридическое, а власти, чтобы навязать свою волю, перейдут к штрафным санкциям, это уже может рассматриваться как нарушение свободы выражения, говорят правозащитники.

Эксперт Информационного центра по правам человека (CIDO) Екатерина Балан подчеркивает, что каждая группа меньшинств имеет право называть то место, где они живут так, как им удобно. «Нет такого, что все обязаны называть „Кишинэу“, потому что молдоязычные его так называют. Если ограничивать журналистов в том, чтобы они называли Кишинев — „Кишинэу“, то это будет своеобразное ограничение свободы самовыражения», — сказала NM Балан.

Николай Пахольницкий