Молдова ни о чем
Почему у нас не Сингапур и даже не Грузия
Молдова ни о чем
Почему у нас не Сингапур и даже не Грузия
В Молдове сейчас реализуется более 200 разных «стратегий», в том числе стратегия национального развития «Молдова-2020». На подходе — новая нацстратегия «Молдова-2030». Все они — некий план действий и реформ, которые должны улучшить ситуацию в разных сферах жизни и в целом в стране. Но это в идеале. А в жизни толку от этих стратегий очень мало — они оказываются провальными или изначально «мертвыми». NM вместе с экспертами разбирался, почему в Молдове никак не получается провести реальные реформы, результаты которых ощутили бы все жители страны, а в Сингапуре и Грузии это получилось.
«Молдова2020»
В 2012 году в Молдове впервые приняли долгосрочную стратегию развития страны, рассчитанную не на один мандат парламента (правительства), а на восемь лет. Назывался этот документ «Молдова –2020.
Национальная стратегия развития: семь решений для экономического роста и сокращения уровня бедности».
Через два года, в 2014 году, в стратегию добавили еще один раздел — о сельском хозяйстве, вспомнив, видимо, что большую часть экономики страны составляет аграрный сектор. При этом на сайте Госканцелярии до сих пор размещен первоначальный вариант стратегии — без сельского хозяйства.
В стратегии названы четыре приоритета развития страны до 2020 года: образование, дороги, доступ к финансированию и деловая среда. Чтобы улучшить ситуацию в этих областях, авторы стратегии предложили сосредоточиться на восьми (с учетом сельского хозяйства) задачах:

Привести систему образования в соответствие с требованиями трудового рынка

Увеличить инвестиции в дорожную сеть

Сократить затраты и увеличить конкуренцию в финансовом секторе

Улучшить деловой климат, совершенствуя законы и внедряя информационные технологии в сфере публичных услуг

Повысить энергоэффективность, в том числе с помощью возобновляемых источников

Обеспечить финансовую устойчивость пенсионной системы

Повысить качество и эффективность правосудия, сократить коррупцию

Повысить конкурентоспособность сельхозпродукции, развивать сельские регионы
В целом стратегия «Молдова-2020» - это длинное и подробное описание экономической ситуации в стране в 2012 году и сопутствующих этой ситуации рисков. Указаны также показатели, к которым страна должна прийти в 2015 и 2020 годах, чтобы этих рисков избежать. Правда, ясных и подробных указаний, как достичь этих показателей, в документе нет.
Показатели: как хотели и как вышло
В стратегии:
2015 год — 6%, 2020 — 5%.
В жизни:
2017 — 4,16% (по данным Нацбюро статистики).
Эта цифра, однако, включает только официально зарегистрированных безработных.
В стратегии:
2015 год — 15% общего числа мигрантов, 2010 — 10% (речь идет о гражданах 18-29 лет).
В жизни:
по официальным данным на сентябрь 2015 года, общее число трудовых мигрантов — 341,9 тыс. человек, на сентябрь 2018 — 355,5 тыс. То есть миграция растет, в том числе молодежи, так как даже если ее доля в структуре миграции изменилась, то вряд ли существенно (данных по возрастным категориям Нацбюро статистики не дает).
В стратегии:
к 2015 году должно быть восстановлено 900 км дорог и 700 км отремонтировано, к 2020 — 4900 км и 1900 км отремонтировано (всего 72,44% от общей протяженности молдавских дорог, которая составляет 9386 км).
В жизни:
в 2013- 2017 годах, согласно отчету Гоадминистрации автодорог, было отремонтировано чуть более 1000 км дорог. Из них около 600 км, как указано в отчете — «битумная обработка»» (поверхностная обработка дорожных покрытий), 214 км — «новые слои», 190 км — «выравнивание», 216 км — «восстановление гравийного слоя».
«Невозможно все сделать без ошибок»
Габурич обещал переделать плохо отремонтированные дороги
В 2018 году в рамках программы «Хорошие дороги для Молдовы» власти обещали отремонтировать 1200 км местных дорог (большую часть — в «белом варианте», то есть в щебеночном). К середине сентября, по официальной информации, выполнено 55% работ.

Итого: Если власти отремонтируют до конца года обещанные 1200 км местных дорог, то получится, что за шесть лет отремонтировали примерно 2200 км дорог или 23% от общей протяженности (как отремонтировали — другой вопрос).
В стратегии:
к 2015 году Молдова должна улучшить до 4 баллов свое положение в Рейтинге политических прав и гражданских свобод, который составляет Freedom House, а к 2020 году — до 3 баллов (чем меньше балл, тем лучше ситуация).
В жизни:
в 2016 году Freedom House оценил уровень политических и гражданских свобод в Молдове в 4,89 балла, в 2017 — в 4,93 балла.
Почему не получилось
«Стратегии пишут, чтобы написать, а не чтобы реализовать»

Татьяна Ларюшина
Доктор экономики
Доктор экономики Татьяна Ларюшина считает сам факт появления долгосрочной стратегии развития страны прорывом для государственных институтов. «Долгое время партии, побеждающие на выборах, строили планы ровно на период мандата парламента и правительства», — пояснила она. Но сегодня, когда до окончания действия стратегии осталось менее полутора лет, ее результаты, по словам Ларюшиной, можно считать провальными. Одна из основных причин — огромный разрыв между публичной политикой и политикой реальной, которая обслуживает конкретные интересы узкой группы лиц, управляющих Молдовой, считает эксперт.
По той же причине она весьма скептически оценивает и перспективы стратегии «Молдова-2030», над которой власти уже работают. Эта стратегия, вероятнее всего, будет написана в кулуарах и рассчитана на внешних партнеров, а не на решение реальных экономических и социальных проблем, считает эксперт.

С ней согласен экономический аналитик Виктор Чобану, по словам которого, «стратегии у нас пишут, чтобы написать, а не чтобы реализовать». А «Молдова-2020» была написана «с прицелом на доноров», которые должны были дать деньги под ее реализацию, отметил он.
Виктор Чобану
экономический аналитик
«Если вы спросите любого нынешнего министра о реализации указанных в стратегии мер, думаю, редкий министр сможет что-то ответить. Потому что нет четких планов, сроков и ответственных за выполнение лиц. А без этого любая стратегия мертва».

Олег Тофилат
Бывший госсекретарь минтранса
Бывший госсекретарь минтранса Олег Тофилат тоже считает, что стратегия «Молдова-2020» написана с многими серьезными ошибками, одна из которых — количественные, а не качественные показатели. В том числе, отметил он, это касается дорог. К тому же, по словам Тофилата, «у нас вообще нет четкого понимания, какие дороги и в каком состоянии надо содержать». Поэтому и получается, например, что «конкретные дороги на Одессу и на Джурджулешты местами разбиты в хлам, хотя это дороги к портам, и они должны выдерживать самую большую нагрузку», пояснил эксперт.

Измеримый эффект от подобных стратегий, по его мнению, будет, когда из них «уйдет лирика и придет конкретика вместе с аудитом».
«Это все равно, что кормить аскорбинкой человека при смерти»
Исполнительный директор Института стратегических инициатив (IPIS) Владислав Кульминский считает, что в стратегии «Молдова-2020» (если говорить о ней как о серьезном документе) допустили три ключевые ошибки.
Первая — неверный, даже «заведомо ложный» диагноз, который ее авторы поставили молдавской экономике.
В описании ее состояния очень много говорится о следствиях, но ничего о причинах, пояснил Кульминский. Например, отметил он, утверждается, что в Молдове рост экономики слишком зависит от денег трудовых мигрантов, и эта зависимость опасна.
Владислав Кульминский
Исполнительный директор Института стратегических инициатив (IPIS)
«Стратегия кишит заимствованными рассуждениями и экономическими банальностями из учебника экономики в молдавской интерпретации. Это почти классическая теория экономического роста, только середины прошлого века».
Из этого вытекает вторая ошибка: авторы стратегии не учли, что «все экономические процессы происходят внутри социальных и общественных процессов и институтов, качество которых во многом и определяет экономические результаты страны, и в этом смысле мы очень плохо знаем и понимаем Молдову».
Чтобы экономика развивалась, пояснил эксперт, нужны функциональные политические, социальные и экономические институты (от правительства до медучреждений и университетов), нужны технологии, которые эти институты позволяют привлекать и развивать, а также условия для развития человеческого капитала. Именно эти процессы, отметил Кульминский, лежат в основе развития, но в Молдове они регрессируют.
Владислав Кульминский
Исполнительный директор Института стратегических инициатив (IPIS)
«Пытаться обеспечить экономический рост, привлекая инвестиции и ремонтируя дороги, в ситуации экономической инквизиции, отсутствия институтов, стимулов и лифтов для грамотных менеджеров и специалистов, в системе параллельного принятия решений — это все равно, что кормить аскорбинкой человека при смерти и с серьезным лицом утверждать, что благодаря этой аскорбинке он вот-вот поправится».
Третья ключевая ошибка, по мнению Кульминского, — отсутствие планирования в системе госуправления, из-за чего все документы получаются некачественными. Сегодня, заметил он, у нас есть более 200 действующих стратегий, которые противоречат друг другу, потому что нет стройной системы планирования и осуществления государственной политики.
А всю стратегию долгосрочного развития Молдовы, отметил он, можно уместить в один параграф: «Создание функциональной системы экономических, политических и социальных институтов, содействующих привлечению технологий, использованию и развитию человеческого потенциала до устойчивого уровня, позволяющего обеспечить экономический рост». «Но в отсутствии серьезных дискуссий ожидать, что стратегия 2020 или 2090 будет основана на серьезном анализе, просто бессмысленно» — подытожил эксперт.
Правительство:
ждите ответа
NM попытался узнать в правительстве и в Госканцелярии, когда обнародуют проект национальной стратегии «Молдова-2030», а также, чем она отличается от «Молдова-2020». Но в пресс-службе правительства и Госканцелярии предложили направить письменный запрос и лучше — в министерство экономики и инфраструктуры. Такой запрос NM отправил 14 августа, но ответа на него не получил.
Почему в Сингапуре и Грузии получилось
Сингапурское чудо
«Сингапурское экономическое чудо»
известно даже тем, кто слабо представляет себе, где находится это крошечное государство. После обретения независимости в 1961 году и нескольких лет безуспешных попыток создать конфедерацию с соседней Малайзией, Сингапур разработал свою стратегию национального развития. В ней были определены три приоритета — жилье, центральный фонд сбережений и качество госаппарата.
«Жилье»
90% жилого фонда решили перестроить в соответствии с современными стандартами качества, исключение сделали только для немногочисленных памятников архитектуры колониального периода. Сегодня 93% жилого фонда страны младше 25 лет, и 80% этого жилья куплено в рамках системы льготного ипотечного кредитования. Это решило проблему оттока населения — получив в собственность жилье, сингапурцы стали активно обзаводиться семьями и детьми и перестали уезжать.
«Центральный фонд сбережений» (ЦФС)
Каждого работника и каждого работодателя обязали ежемесячно отчислять в этот фонд 20% дохода. Уклонение от этого или занижение суммы признали тяжелым финансовым преступлением. После выхода на пенсию (в Сингапуре — в 55 лет) каждый гражданин получает на руки полную сумму всех взносов, которые он и его работодатель перечислили в фонд. Именно на эти деньги многие и покупали квартиры. Благодаря ЦФС Сингапур и сегодня — первая в мире страна по объему банковских сбережений своих граждан (иностранцы и люди с видом на жительство не могут участвовать в ЦФС). Жилищное строительство подстегнуло и все остальные секторы — туризм, сферу услуг и т.д.
«Качество госаппарата»
Этот приоритет подразумевал жесткую борьбу с коррупцией. В стране начал действовать правовой механизм «обоснованного подозрения». Он применяется, когда нельзя доказать, что чиновник живет на нетрудовые доходы, но в то же время он или его семья владеют имуществом, стоимость которого превышает их доходы. Если чиновник не может документально подтвердить законность происхождения этого имущества или потраченных денег, он покидает свой пост, причем, как правило, с длительным (от семи лет до пожизненного) запретом на любую государственную службу. Кроме того, даже добровольная отставка чиновника не снимает с него претензий налоговой службы. Этот правовой механизм действует в стране с 1970-ых годов, несмотря на критику «обоснованного подозрения» как возможного инструмента политического давления на чиновников.
Грузинский рывок
Условия Сингапура сильно отличаются от молдавских. Но не менее амбициозный и смелый план национального развития смогла реализовать Грузия, гораздо более близкая Молдове. Общего у Молдовы с Грузией образца 2005 года действительно много — неподконтрольные центральным властям территории страны, разрушенная система дорог, зашкаливающий уровень коррупции. Если главные экспортные товары Молдовы — фрукты и вино, то Грузия тогда экспортировала только металлолом.
Под руководством известного бизнесмена и экономиста Кахи Бендукидзе в Грузии реализовали план, включающих несколько конкретных стратегических реформ. Их провели в период 2005 — 2012 годов. Бендукидзе так располагал их по степени значимости:
1
Ликвидация дорожной полиции старого образца и создание новой, сотрудники которой ранее никак не были связаны с полицией. Полицейским подняли зарплату в 15-20 раз, и при этом заработала служба собственной безопасности. Результат — уровень доверия к полиции в 2005 году был 5%, в 2009 — 48%, в 2012 — 87%.
2
Реформа налоговой системы. Количество налогов уменьшили вдвое, а к 2012 году — втрое. Налоговые ставки снизили в среднем на 10%.
3
Всеобщая налоговая амнистия, в результате которой списали все долги по всем налогам до 1 января 2004 года.
4
Отмена всех таможенных пошлин, кроме некоторых видов сельхозпродукции. Базовая ставка налога на импорт — 0%. Подписаны соглашения о свободной торговле со всеми соседями и странами Кавказа и Черного моря.
5
Приватизация всех государственных активов. «Мы продадим все, кроме совести» — эта цитата была на первых полосах грузинских газет в 2006 году. По словам Бендукидзе, она коротко и ясно объясняла суть реформы.
6
Принятие «Акта экономической свободы» — документа, который прямо запрещал правительству вводить новые налоги без национального референдума, а также ограничивал госрасходы (не более 30% ВВП) и госдолг (не более 60% ВВП).
Предельно конкретные меры дали вполне конкретный результат — Грузия того периода стала примером проведения масштабных экономических реформ.
Текст: Александр Макухин
Оформление: Татьяна Булгак