1ºC Кишинёв
Среда 12 декабря 2018

Молдове подложили семью. Правозащитник Дмитрий Слюсаренко о том, как семейные ценности сделали орудием ненависти

Уже несколько лет мы живем в токсичной информационной среде и разделенном по самым разным критериям обществе. Все труднее найти тех, кого это не коснулось. Женщины, мужчины, румыны, русские, унионисты, проевропейцы, проевразийцы, журналисты, общественники, политики (правые, левые, центристы), власть, оппозиция, феминистки, гомосексуалы, христиане, мусульмане, сирийцы — все оказались в это втянуты, и список можно продолжать. Мы даже изобрели новые группы людей, которых можно ненавидеть — оргеевцы, жоряне (из села Жора де Мижлок). В этот компот пришло время добавить еще один ингредиент — семью.

Всемирный конгресс семей (WFC), прошедший в Кишиневе, должен был стать мероприятием, которое поддержит традиционную семью и поможет разрешить ее проблемы. Некоторые СМИ заранее предупреждали, что на конгрессе будут проталкивать ультраконсервативную повестку, направленную против многих социальных групп и демократических ценностей. Например, американская организация Southern Poverty Law Center еще в 2014 году включила WFC в список организаций, которые распространяют гомофобию и сексизм.

newsmaker.md/rus/novosti/ne-hotite-sozdavat-semi-gotovtes-k-tomu-chto-vas-ne-budet-o-chem-govorili-na-vsemi-39122

О чем говорили на конгрессе

На общем тоне конгресса сказалась его программа: указанные в ней темы сами по себе предполагали агрессивную риторику: «Враги семьи: международные сети подрывают значение семьи и веры», «Гендерная идеология: последняя атака на значение слова „семья“ и правовые проблемы, которые она порождает», «Материнство и влияние гендерной идеологии».

Общее направление обсуждениям с самого открытия конгресса задал и президент Игорь Додон, предложив два основных тезиса:
a) семья — это исключительно союз мужчины и женщины — мамы и папы;
b) сексуальные меньшинства (ЛГБТ) ведут аморальную пропаганду и их марши нужно запретить.

Затронул президент и актуальные проблемы — например, экономическую ситуацию, влияющую на благосостояние семей и миграцию, но с гораздо меньшей настойчивостью, чем упомянутое выше.

Елена Мизулина говорила о «нетрадиционных ценностях», которые грозят уничтожением человечества, и о запрете абортов, которым, по ее мнению, нет места в традиционных семьях.

Леван Васадзе говорил о необходимости вернуться к разделению гендерных ролей. Он считает, что мужчины и женщины должны разделять роли дома, в хозяйстве и обществе.

Желька Маркич говорила об опасности Конвенции по предотвращению и борьбе с насилием против женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция). В качестве положительного примера она привела Хорватию, в которой хотят провести референдум по отмене действия этой конвенции.

Миса Джуркович проанализировал деятельность Джорджа Сороса в сфере прав человека и оценил ее как аморальную, разрушающую семьи, религии, порядок, государства и нормальность в принципе. Он сделал вывод, что Сорос — это культура смерти для европейцев.

Петер С. Спригг в своем выступлении заметил, что у всех трансгендеров наверняка психические расстройства.

Андрей Цыганков, один из соавторов закона о запрете пропаганды гомосексуализма в России, заявил, что гомосексуальность — это и есть психическое расстройство.

Алексей Осипов говорил о насилии над детьми и необходимости их наказывать, как наказывают, например, воров.

Докладчики поднимали проблемы реформирования системы образования, чтобы увязать ее с религией, представляли защиту прав человека как вредное явление и часть либеральной идеологии. В выданной участникам конгресса брошюре аборт сравнивали с Холокостом, а некоторые выступающие говорили о необходимости ограничить права детей и ввести карательные методы в образование.

Язык ненависти

Все эти заявления в той или иной форме способствуют распространению нетерпимости: по отношению к ЛГБТ, женщинам, активистам в области прав человека и т.д.

Модели поведения и гендерные роли, за которые ратует Васадзе, — один из источников гендерного неравенства в современном обществе. Парадигма «женщина на кухне, мужчина на работе» — одна из причин недостаточной представленности женщин на руководящих должностях, в политике, разницы в зарплатах и даже насилия в семье.

Выступления против Стамбульской конвенции — это опасная риторика, которая провоцирует нарушение прав женщин и ставит под угрозу их независимость и безопасность в современном обществе.

Выступления против прав человека сопровождались демонизацией организаций и людей, которые поддерживают это направление. Жесткие высказывания в адрес Джорджа Сороса могут косвенно сказаться на его работе в этой области и на всем, что связано с гражданской активностью в области прав человека и гендерного равенства. В долгосрочной перспективе это может дискредитировать всю эту работу и подвергнуть опасности тех, кому они помогают.

Провозглашение одного единственного допустимого вида семьи — традиционного — поднимает общество еще на более высокий уровень разобщенности и растерянности. У нас нет точных данных о том, сколько в Молдове женатых пар с детьми, однако, по данным Национального бюро статистики, в 2017 году только 14,4% домохозяйств состояли из семейных пар с детьми. И эта цифра показательна, потому что отражает суровую реальность — из существующих домохозяйств больше 75% нельзя определить как «традиционные семьи».

Причины и виды семей могут быть разные — семьи из одного родителя, семьи без детей, одинокие люди, вдовы и т.д. Беда в том, что если называть «единственно нормальной семьей» ту, которая состоит из мамы, папы и детей и является исключением, то за пределами «нормальности» оказывается большинство граждан Молдовы.

Может ли ненависть и дискриминация сплотить общество и семьи? Это риторический вопрос, над которым нам всем хорошо бы задуматься.

Политическая составляющая

Даже несмотря на то, что организаторы неоднократно заявляли, что у этого конгресса нет политического подтекста, мы не можем убрать из уравнения несколько важных составляющих.

Конгресс спонсировал, среди прочих, фонд Din Suflet, который принадлежит первой леди и часто ассоциируется с именем президента Игоря Додона. Мероприятие было организовано под его патронатом. Об этом обстоятельстве напоминали при каждом удобном случае и на каждой афише. Президент же открыл и закрыл мероприятие, объявив 2019 год годом семьи.

Конгресс был запланирован на осень 2018 года, именно в это время ожидалось начало предвыборного периода перед парламентскими выборами в Молдове. В мероприятии участвовали депутаты и члены Партии социалистов, включая ее молодежное крыло.

Советник президента Максим Лебединский, не колеблясь, перенес эту тему в поле политической борьбы. Он опубликовал на своей странице в Facebook пост, в котором раскритиковал партии «Действие и солидарность», «Платформа Достоинство и правда» и Либерал-демократическую партию за «антиконституционные» заявления и назвал их «адвокатами гомосексуальности».

Подобные заявления, провоцирующие ненависть и нетерпимость в обществе, становятся еще опаснее, когда используются политиками в качестве политических инструментов. Степень авторитетности и доверия к призывам к ненависти растет, если они исходят от представителей власти, таких как президент.

Что же с семьей?

Всемирный конгресс семей оказался не тем, чем хотел быть. Заявленный как манифест семье, чьи проблемы в Молдове нужно решать, он стал публичной лекцией о врагах традиционной семьи. Самые тяжелые проблемы (бедность, миграция, отсутствие рабочих мест, маленькие зарплаты, домашнее насилие) практически не обсуждались.

Определение семьи исключительно как союза мамы, папы и детей, основанного на браке, не может служить опорой современного государства. По той простой причине, что большинство людей живет не в таких семьях. Подобная риторика не может быть эффективной еще и потому, что она деструктивна и не предлагает никаких решений. Только обозначает недругов.

Как должны себя чувствовать мать или бабушка, которые сами растят детей? Как должны чувствовать себя дети, растущие в подобных семьях? А женщины, которых бьют мужья? А люди одного пола, которые любят друг друга? Именно их называют «врагами» на подобных конгрессах.

После всего сказанного на конгрессе понятно, что «семья» используется как парадная витрина, за которой скрывается другая повестка.

Лидерам мнений, активистам и политикам было бы намного труднее распространять токсичные повестки без упоминания «семьи». Это универсальная ценность, и ее важность для человечества неоспорима. К сожалению, семью теперь используют как перчатку — для манипулирования и разобщения, для получения политических дивидендов, для пиара и помпезных мероприятий. Парадоксально, но семья, которая считается колыбелью любви, тепла и взаимной преданности, стала мостом для ненависти и нетерпимости.

Использованный на конгрессе язык ненависти ставит на одни и те же весы семью и все предрассудки, связанные с женщинами, мужчинами, правами человека, ЛГБТ, детьми и другими социальными группами. Он никак не может способствовать консолидации. Он может только усиливать озлобленность, увеличивать социальную напряженность и степень нетерпимости, которая как бумеранг настигнет всех, но в первую очередь семью — как человеческую ценность.

Организаторы конгресса заявили, что выбрали для его проведения сентябрь, потому что этот месяц символизирует начало нового. Начало это, однако, выстроилось из ненависти и разделения, и куда оно приведет, мы пока не знаем. А до тех пор мы возвращаемся к нашим семьям, решать свои проблемы самостоятельно и надеяться, что любовь во всем этом еще осталась.

 

Дмитрий Слюсаренко, адвокат Promo-Lex

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Партнерские ссылки