Вторник 26 сентября 2017
$ 17.653 20.9586

Павел Филип рассказал обо всем хорошем. Как премьер выступил в Страсбурге

Премьер Павел Филип 26 июня выступил в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге и ответил на вопросы о ситуации в Молдове. Филип также отчитался об успехах, достигнутых на посту премьера, заверив, что евроинтеграция остается для Молдовы «единственным политическим идеалом». Заявления премьера слушала и сопоставляла с реальностью корреспондент NM МАРИНА ШУПАК.

Об успехах

Павел Филип заверил членов ассамблеи, что для правительства одна из приоритетных целей — это выход Молдовы из-под процедуры мониторинга ПАСЕ. Он отметил, что с нетерпением ждет следующего визита содокладчиков ассамблеи по Молдове, так как уверен, что они смогут лично убедиться в успехах, достигнутых страной в соблюдении прав человека и развития демократии.

В числе успехов, достигнутых благодаря рекомендациям Совета Европы (СЕ), Филип назвал создание Национального комитета по борьбе с торговлей людьми, принятие Стратегии консолидации межэтнических отношений на 2017 — 2020 годы, а также принятие в прошлом году «дорожной карты» децентрализации. О том, что Стратегия консолидации межэтнических отношений принята с годовым опозданием, а план действий по ее реализации и бюджет до сих пор не утверждены, премьер сообщать не стал.

Отдельную часть своего выступления Павел Филип посвятил улучшению отношений между центральными властями и АТО Гагаузия. Премьер привел в пример создание рабочей группы депутатов парламента РМ и Народного собрания Гагаузии. «Они приняли более 200 совместных решений, сейчас рассматриваются и другие законопроекты», — отметил премьер.

Филип не упомянул, что парламентская юридическая комиссия радикально отредактировала законопроекты о Гагаузии, над которыми работала совместная рабочая группа, а также о том, что судьба законопроектов остается неясной и грозит испортить отношения Кишинева и Комрата.

newsmaker.md/rus/novosti/pochemu-oni-suyutsya-v-nashi-zakony-zakonoproekty-o-gagauzii-v-parlamente-perekroi-31809

Делегаты ПАСЕ узнали от Павла Филипа, что в декабре прошлого года был утвержден План действий по развитию АТО Гагаузия, рассчитанный на четыре года. В плане предусмотрено открытие в Гагаузии индустриального парка  и введение в десяти детсадах автономии двуязычного образования на румынском и гагаузском языках.

Но дело в том, что правительство имеет косвенное отношение к инициативе двуязычного образования в Гагаузии: этот проект полгода  реализовывался на деньги ОБСЕ. В марте этого года проект завершился, а денег на его продолжение ни у Комрата, ни у Кишинева пока нет.

Высказался премьер и по Тараклийскому району. Он рассказал, что власти отправили в Венецианскую комиссию (ВК) законопроект о придании Тараклийскому району статуса «национально-культурного района». По словам Филипа, ВК рекомендовала изыскать возможность защиты интересов болгар в пределах существующей законодательной базы Молдовы. Правительство в ответ обязалось предоставить жителям Тараклийского района «услуги высшего качества». В подтверждение своих слов Филип привел реорганизацию правительства — «самую амбициозную» реформу в истории Молдовы.

Между тем, болгары Тараклии просили особый статус для района не для реорганизации правительства, а чтобы сохранить Тараклийский район в его нынешних границах. 

newsmaker.md/rus/novosti/bolgary-ne-za-granitsey-zachem-taraklii-osobyy-status-27559

О том, как будет проходить административно-территориальная реформа, пока не знают ни тараклийцы, ни члены ПАСЕ. Впрочем, последних, как показала сессия вопросов и ответов, это не интересует.

Высказался Филип и о роли Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в процессе демократизации Молдовы. Правда, вспомнил премьер лишь о деле «Катан и другие против России», в котором речь идет о приднестровских школах с преподаванием на основе латинской графике. Павел Филип с сожалением отметил, что Россия отказывается выполнять решение ЕСПЧ по этому делу. И резюмировал: «Права детей должны быть вне политики».

Но дело в том, что у Молдовы тоже есть проблемы с выполнением решений ЕСПЧ. В конце прошлого года комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс отметил, что в России, Молдове и Украине решения Страсбургского суда выполняются дольше, чем в других странах-членах СЕ. Если в среднем речь идет о четырех годах, то в Молдове процесс может затянуться на семь лет.

О наболевшем

Закончив выступление, Павел Филип ответил на вопросы делегатов ПАСЕ. Острых вопросов было мало. У премьера спросили, какие плюсы принесет гражданам Молдовы новая, смешанная, избирательная система.

Филип не ответил по существу, но заверил, что сами граждане хотят изменить правила игры. Он пообещал, что власть продолжит широкие консультации, чтобы в финале «получился хороший закон», учитывающий мнения общества и рекомендации ВК. При этом Филип предупредил, что достичь полного консенсуса по этому вопросу не получится: «В Молдове никогда нельзя было достичь консенсуса, даже когда заключали Соглашение об ассоциации с ЕС».

Еще у молдавского премьера спросили, удалось ли ему, работая в должности главы правительства, вернуть доверие граждан к власти. Филип предупредил, что опросы общественного мнения в Молдове проводит «институт, который не является другом нашего правительства», однако, согласно результатам опросов, за год доверие к правительству возросло в три раза с 7% до 21%.

Похожие показатели, по словам Филипа, у полиции и Генпрокуратуры. Он также заверил, что сторонников Евразийского союза стало меньше: «Моя личная цель и тех, кто со мной в команде — чтобы до конца мандата евроинтеграция стала необратимой. Чтобы кто бы ни пришел после нас, не смог свернуть страну с этого пути».

Взявший слово делегат ПАСЕ от Германии Андрей Хунко заявил, что молдавские прокуроры запросили для экс-депутата, лидера партии «Наш дом Молдова» Григория Петренко четыре года тюрьмы «за мирный протест против олигархизации страны».

«Вы знаете, что Григорий Петренко был членом ПАСЕ, впоследствии — почетным членом ПАСЕ. Последние годы он подвергался репрессиям за мирные протесты против олигархизации страны. Послезавтра его могут приговорить к 4,5 годам заключения. Мы считаем, что он — политзаключенный. Что вы думаете по этому поводу? Хотите ли вы быть премьер-министром в стране, где есть политзаключенные?» — спросил Хунко.

Павел Филип ответил: «Я не могу подтвердить статус политического заключенного. В Республике Молдова не оперируют такими понятиями как политзаключенные. Это так не воспринимается и неважно, идет ли речь о Петренко или о ком-то еще. Мне не известны подробности этого дела. Это лишь несколько дел из сотен тысяч в нашей системе».

По его словам, власти Молдовы недоумевают: с одной стороны, европейцы жалуются, что в Молдове не сажают в тюрьму высокопоставленных политиков, и нет громких дел, а с другой, обвиняют в избирательной юстиции. «Вот и в Европарламенте недавно обсуждали арест [Илана] Шора», — развел руками Филип, добавив, что молдавские власти не вмешиваются в юстицию.

Отметим, в докладе Госдепа США, посвященном ситуации с правами человека в мире и опубликованном в 2016 году, о деле «группы Петренко» упоминается в разделе «Политические заключенные и задержанные».

Спросили Павла Филипа и о ситуации с молдавскими СМИ, которых контролируют политики и олигархи. Премьер на личном примере объяснил, что в Молдове есть свобода слова. «Что вы будете делать, если телеканал будет критиковать вас словами, которые мне здесь стыдно произнести? Я даже в суд не подал [на этот телеканал]. С другой стороны, кто-то жаловался, что закрывали телеканалы. Но когда [этот] кто-то получил деньги, то телеканал вновь открылся», — заявил премьер, не пояснив, кого именно он имеет в виду.

Самый неожиданный вопрос задал член ПАСЕ от Румынии. Он поинтересовался, что делает Филип для того, чтобы в Молдове соблюдали решение Конституционного суда о названии государственного языка, который, «согласно исторической правде, является румынским».

Павел Филип ответил: «Когда я родился, я говорил на румынском и продолжаю на нем говорить. Мы [в правительстве] не обсуждаем решения КС, мы их выполняем. Язык, национальная идентичность — важные ценности, которые политики используют для раскола общества. Я всегда призывал политиков объединять общество».

Марина Шупак