11ºC Кишинёв
Вторник 23 октября 2018

Пенсионер потребовал от властей возместить ему ущерб от кражи миллиарда. Что из этого вышло

Молдавскому пенсионеру Анатолию Мартынову не удалось взыскать с министерства финансов материальный и моральный ущерб около 35 тыс. леев, который, по подсчетам Мартынова, ему нанесла кража миллиарда из трех молдавских банков. Высшая судебная палата (ВСП) отклонила иск Мартынова, как это ранее сделали суд первой инстанции и Апелляционная палата. Решение ВСП окончательное.

Анатолий Мартынов 3 декабря 2015 года подал иск против министерства финансов. Ссылаясь на отчет компании Kroll, которой Нацбанк поручил расследовать кражу миллиарда из трех молдавских банков, он посчитал, что пострадал из-за этой кражи и потребовал возместить материальный и моральный ущерб. В своем иске Мартынов указал, что он пенсионер с 2009 года.

Объясняя свои требования, Мартынов отметил, что в 2013 - 2015 годах инфляция выросла с 5,2% до 11,5%: подорожали продукты питания, электроэнергия, природный газ, продукты первой необходимости и т.д. Таким образом, его реальная пенсия снизилась.

По подсчетам пенсионера, «в результате кражи миллиарда долларов из Banca de Economii, которая произошла с молчаливого согласия правоохранительных органов», ему нанесли материальный ущерб на сумму 19 984,56 леев. Моральный ущерб он оценил в 15 000 леев.

В своем иске Мартынов также ссылается на слова экспертов, выступающих на телеканалах, которые утверждали, что «правоохранительные органы не отреагировали должным образом на хищение из банков, в результате чего каждый гражданин Молдовы так или иначе заплатит $500, чтобы покрыть эту кражу».

Что решил суд

Суд столичного сектора Рышкановка 17 июня 2016 года отклонил иск Мартынова, назвав его необоснованным. Пенсионер 4 июля того же года обратился в Апелляционную палату (АП) и потребовал кассации решения суда первой инстанции и принятия иска к рассмотрению.

Апелляционная палата 19 января 2017 года отклонила кассацию Анатолия Мартынова и оставила в силе решение суда Рышкановки.

Мартынов 25 января 2017 года обратился в Высшую судебную палату (ВСП) с требованием отменить решение АП и суда Рышкановки и удовлетворить его иск.

В заявлении в ВСП Мартынов указал, что Апелляционная палата огласила решение по его кассации с нарушением законодательных норм. Он отметил, что решения суда первой инстанции и АП противоречат документам в деле, а материальное право нарушено или неправильно применено.

ВСП 25 апреля 2018 года отклонила жалобу Мартынова, это решение окончательное, его нельзя оспорить.

В ВСП посчитали, что жалобу Мартынова нельзя удовлетворить, в связи с тем, что в ней выражается несогласие истца с решением АП, но в жалобе не отражены нарушения или неправильное применение норм материального права. «Нарушение материального права или его неправильного применения также не является основанием для кассации решения АП», — говорится в решении ВСП.

В нем также сказано, что жалоба Мартынова не соответствует ст. 432 (2,3,4 ч.) Гражданского процессуального кодекса РМ. В этой статье говорится, что «нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если судебная инстанция не применила закон, подлежащий применению; применила закон, не подлежащий применению; неправильно истолковала закон; неправильно применила аналогию закона или аналогию права»

Эта статья также предусматривает, что нормы процессуального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если дело рассматривал судья, который не был уполномочен участвовать в его рассмотрении, дело рассматривали в отсутствие кого-либо из участников процесса, не извещенного о месте, дате и времени проведения судебного заседания и пр.

«Допущение иных нарушений, кроме перечисленных, является основанием для подачи кассационной жалобы лишь в случае и в части, в которых эти нарушения привели или могли привести к неправильному разрешению дела, либо в случае, когда кассационная инстанция считает, что оценка доказательств судебной инстанцией произведена произвольно, либо когда ошибки привели к нарушению прав и основных свобод человека», — сказано в 432 статье Гражданского процессуального кодекса. 

Автор : Александра Батанова

Партнерские ссылки