25ºC Кишинёв
Четверг 23 мая 2019

Победа без шашлыка. Юрий Мунтян о том, что нужно помнить о войне

День Победы, отмечаемый 9 мая, ежегодно вызывает горячие споры. Для одних — это праздник, для других — день памяти, для третьих — повод поставить знак равенства между Гитлером и Сталиным. Экс-депутат парламента Юрий Мунтян в колонке для NM написал о том, как он относится к 9 Мая, и чем для него является этот день.

В последнее время вся общественно значимая повестка дня предельно упростилась. Законодательные циклы, бюджетные годы, политические сезоны движутся по нескончаемому кругу. Все сосредоточилось вокруг одних и тех же информационных поводов, зеркально воспроизводящих знаковые для идеологических баталий прошлого века события. Сам XX век все больше превращается в «золотой век» современной мифологии.

Ключевое слово нашего цикличного, как мировосприятие первобытных племен, времени, в котором любые новости живут несколько часов — ресурсы. Ископаемые, технологические, финансовые, коммерческие, экономические, институциональные, административные, информационные, идеологические, культурные, эмоциональные, духовные. Ресурсы, ресурсы, ресурсы.

9 Мая — тоже стало ресурсом. И очень мощным. Не говоря уже о том фонтане интерпретаций, в котором мы все уже давно утонули. Это и ресурс легитимации постсоветских элит наследованием поколению победителей через укоренение в новой парадигме социализации подрастающего поколения. И ресурс для конструкторов новой идентичности. И ресурс для отрицательной повестки оппозиционных неолиберальных элит, камлающих под свои перелатанные бубны на сюжете кровавой схватки двух тоталитаризмов. И битва режима, ставшего неизбежным продуктом деградации либеральных институтов капиталистического запада, против радикально-прогрессистской диктатуры догоняющего развития новой восточной империи.

Сколько пустых, как барабаны, слов. Или Оккупация vs Освобождение. Или наоборот. И так год за годом. Самоутверждение в звуковом противостоянии без костей и мешков. Куда ни глянь один дискурс с нарративом.

А где те, кто отдал жизнь, погиб, был погублен? Обычно они выпадают из внимания тех, кто ежегодно с приближением 9 Мая начинает генерировать и репродуцировать очередной поток дискурсов с нарративами.

Все понятно. Время бежит, война все дальше, тех, кто ее пережил все меньше. Уже через одно поколение Вторая мировая и Великая Отечественная станут такими же эмоционально нейтральными для большинства людей словосочетаниями, каким стала Гражданская война в Советской России или, тем паче, Первая мировая.

Но картинку тех лет не сложно себе представить. Началась война. Добровольцы осаждают призывные участки, объявлена всеобщая мобилизация, агитпроп власти надрывается, обращаясь к братьям и сестрам, и призывает всех к оружию. Ваши отцы, братья, дяди, племянники, мужья, сыновья, другие близкие и не очень родственники, друзья, соседи, просто знакомые уходят или готовятся к уходу. Куда — понятно. И это длится годами.

В нашей республике по разным подсчетам на фронт ушло до 400 тыс. человек при довоенной численности населения в 2 млн. Каждый шестой не вернулся. Это без учета десятков тысяч, призванных в армию Румынского королевства. Но довольно цифр. Их стало слишком много в последнее время.

Подумайте о том, что большинство этих добровольцев и призванных были один в один такими же, как те ребята, которые очень скоро, перевязавшись атласными лентами с надписью «Выпускник», наводнят улицы наших городов.

О чем они думали? Как боролись с мыслями о смерти? На что или кого надеялись? Во что верили, что чувствовали, предчувствовали, что им снилось? А тем, кто остался их ждать?

Та далекая и при этом очень близкая война была мясорубкой, которая, как мощнейшая турбина сверхзвукового самолета, уничтожала в мгновение ока мириады и мириады уникальных миров. Про «прах и тлен» — это потом, а сначала — кровавое месиво и каша. Без рыцарских кодексов или воинских обычаев галантного XVIII века. Здесь враг не был неприятелем, как в авантюрных романах. Здесь враг был зверем. У всех и для всех.

И в этом тоже был «славный и проклятый» XX век. Век, давший человечеству космические возможности не только для очеловечивания, но и для расчеловечивания. Потенциал и инструментарий ускоренной и высокоэффективной «промышленной» дегуманизации противника у государств-агрессоров достигли немыслимых для современников еще вчера высот рациональности и бездн иррациональности.

Несмотря на абсолютную важность признания, что первыми в этом смысле были страны Оси, следует помнить, что, в конечном итоге, как минимум, на уровне пропаганды, эту логику восприняли все. Враг стал зверем. Для тех же, кто поддастся соблазну развить этот сюжет в духе «виновны все» и «каждый по-своему», скажу: нет.

Виновны те, кто говорил о мировом господстве, о жизненном пространстве, об унтерменшах. Кто приговаривал к смерти целые народы и социальные группы без суда и следствия, без смягчающих обстоятельств, без права на защиту и обжалование. Логика была предельно простой: ты или труп, или раб. Но потом все равно труп.

Навсегда правы те, кто этот ужас прекратил. И осудил виновных. обеспечив подозреваемых, а затем уже обвиняемых всеми правами, возможностями и средствами для полноценной защиты. Чувствуете разницу?

Разумеется, историю пишут победители. Но если они ее пишут так, то это те самые Победители, которые не часть истории, а История истории. Точка.

Говорящие головы, каждый май высовывающиеся из телевизоров и соцсетей, чтобы учить всех, как правильно относиться к 9 Мая, к победе в той войне и к воевавшим в ту войну, не более чем голограммы. Они — продукты обратной связи потока нашего сознания и глубин бессознательного.

Главное же то, о чем думаем и что делаем мы. Они как обычно, кто раньше, а кто позже, подстроятся. Тем более, что сказать им с некоторых пор явно нечего ни о ближайшем будущем, ни о «прекрасном далеко». Поэтому они и вещают, и чревовещают бесконечно и пафосно с беззвучных и безответных могил по годовому графику.

Переключите канал или выключите телевизор.

А вот с нами все не так линейно. Мы можем и дальше сколько угодно думать за тех, кто там и тогда был, жил, выжил или не выжил, говорить за них, не замечая, что делаем это всуе, походя, за бокалом вина с шашлыком. Мы никогда не переживем то, что пережили они. В этом случае особенно хочется, чтобы не сработала поговорка «никогда не говори никогда». Мы же все понимаем, что за 74 года мир не мог сколько-нибудь сильно измениться. Что мы и наблюдаем везде и всюду, особенно в последние несколько лет, поддаваясь местами какому-то идиотскому куражу спортивного болельщика.

Давайте хоть в этот День, хоть раз в году, хоть по графику вспоминать и помнить, находить время смотреть в себя, желательно не до или тем более после шашлыков, а вместо.

Автор — бывший депутат парламента Молдовы. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Партнерские ссылки