14ºC Кишинёв
Понедельник 21 мая 2018

«Пока у нас, слава богу, за это не сажают». Интервью NM с карикатуристом Алексом Бурецом

По будням — дизайнер, по выходным — диджей, а в интернете Алекс Бурец известен, как автор самых точных карикатур на темы молдавских реалий. У страницы с его рисунками несколько тысяч подписчиков. В своих работах Алекс не щадит ни известных политиков, ни простых горожан. В интервью корреспонденту NM Ольге Гнатковой художник рассказал, как карикатура помогает бороться с предрассудками и коррупцией, почему в Молдове лучше не включать телевизор, и есть ли в юморе границы допустимого.

«Мне предлагали нарисовать кое-что в поддержку кандидата X»

Почему в ваших карикатурах больше всего политики? Обычно все жалуются, что ее и так везде много.

У меня есть карикатуры и на социальные темы. Но политика — это то, что мы видим по телевизору, что определяет наше будущее. Через рисунки я могу выразить свою точку зрения. 

Как вам удается соблюдать баланс? Чтобы досталось, условно, всем.

Я никогда не пишу конкретные имена. Каждый зритель может узнать кого-то или нет. И если уж рисунок похож на политического деятеля... Я не критикую конкретного человека, а, скорее, определенные политические действия.

Несмотря на отсутствие имен, по вашим рисункам всегда понятно, кто есть кто. В частности, у вас есть целая серия «Юный социалист».

Если присмотритесь, то заметите, что там — «Юный сАциалист». Это, скорее, аллюзии. Каждый зритель связывает то, что видит на рисунках, с тем, что происходит на самом деле. 

Для вас это только в удовольствие или вы все-таки надеетесь, что ваши карикатуры могут что-то изменить, открыть, рассказать?

Да, я надеюсь, что в какой-то мере они могут, хоть косвенно, но воздействовать на зрителей. Возможно, просматривая и усмехаясь, он или она начнут думать по-другому, посмотрят на привычные вещи иначе.

Большинство воспринимает дебаты о языке, или, скажем, «битву» правых и левых партий очень серьезно.

Серьезный подход, наверное, можно увидеть и в телевизоре. А через юмор информация воспринимается немного иначе.

Кстати, главный редактор французского сатирического журнала Charlie Hebdo как-то сказал, что «если нет сатиры, то нет и демократии». Как в Молдове дела с юмором и демократией?

Всю историю люди боролись с коррумпированной властью через карикатуру. Бывало, что такие иллюстрации запрещали, но, в основном, они играли роль в борьбе с коррупцией, и никто не мог полностью запретить карикатуры.

Пока у нас, слава богу, за это не сажают. Как, например, в России, где людей судили за коллажи и репосты. Надеюсь, такого у нас не будет. Можно работать.

А к вам, случайно, не обращались партии или крупные СМИ с предложением сотрудничать?

Был случай, предлагали во время предвыборной кампании. Но я отказал. Я — не приверженец каких-то партий. То, что я рисую, сугубо мое мнение.

А что именно предлагали, какого рода сотрудничество?

Предлагали нарисовать кое-что в поддержку кандидата X. Юмористического характера, приблизительно то, что я и так делаю, но в поддержку одного кандидата.

«В обычных новостях слишком много мусора»

Вы постоянно отслеживаете местные новости, чтобы потом делать карикатуры?

Телевизор я вообще не смотрю. Из видеоконтента смотрю только новостные подборки Андрея Болокана. А обычные новости постоянно читаю — что-то попадается в Facebook, что-то присылают друзья.

Что вам бросается в глаза в молдавских СМИ?

Новостные каналы очень явно поддерживают конкретного политика или партию. И редко кто осмеливается писать обо всем объективно, без приказа сверху. Очень не хватает расследовательской журналистики. Есть Rise Moldova и еще пара газет, которые иногда публикуют расследования. Но этого мало.

В обычных новостях слишком много мусора. Когда смотрю телевизор у родителей, и вижу, что там показывают, хочется сразу выключить.

Предлагаете и родителям отказаться от телевизора?

Они живут в селе и у них нет других развлечений, поэтому они смотрят новости, сериалы.

А свои работы им показываете?

Показываю. Но не все. Некоторые... стыдно показывать родителям. Приличные рисунки показываю, они понимают, но реакция чаще нейтральная.

А какой была самая неожиданная реакция на ваши карикатуры? И близких, и в соцсетях.

Честно говоря, я в принципе ждал больше негатива на свои карикатуры. Бывает, что кто-то не согласен или недоволен увиденным. Но, в основном, реакция хорошая. Иногда идеи, которые мне казались неочевидными, находили очень большой отклик, а другие, наоборот, не цепляли.

Популярности каких рисунков вы ждали меньше всего? 

Есть закономерность: выстреливают те, которые нарисованы вовремя. Если что-то происходит, и в течение нескольких часов, пока новость у всех на устах, я делаю картинку — она распространяется очень быстро. Например, когда был скандал со строительством заправок в Кишиневе, я сразу же это нарисовал, и карикатура стала популярной.

Кто из карикатуристов вас вдохновляет, на кого вы ориентируетесь в работе?

Есть российский автор Дюран. Он рисует очень простые карикатуры, но очень точные. При этом у него шутки, над которыми надо подумать. Часто не сразу понимаешь, а потом думаешь: «Вот это да! Это точно!». Есть еще американская группа авторов Toon Hole. У них тоже работы интересные — и по технике, и по темам.

«Хочется показать, как мы своими пристройками уродуем архитектуру»

В одной из ваших карикатур высмеивается социальная реклама — плакаты «не курите» и им подобные. Но при этом у вас недавно была выставка в парламенте на социальную тематику. Как так вышло и почему вы участвовали в этом проекте?

Сразу уточню, что выставку организовывала Platforma pentru egalitate de gen (Платформа за гендерное равенство). Это их совместный проект с UN Women и другими организациями.

А почему я критиковал плакаты, призывающие бросить курить? Потому что они неэффективны, а стоят дорого. Не думаю, что хоть кто-то бросил курить из-за изображения сломанной сигареты на билборде.

У платформы, организовавшей выставку, есть много материала, они многое пишут сами и собирают данные. Мне близки идеи равенства, которые они продвигают. Возможно, они и новы для Молдовы, но потихоньку люди начнут их понимать.

А что в этом для Молдовы нового? И мужчины, и женщины работают, например.

Например, особенно в сельской местности, родители до сих пор говорят дочерям: «До 25 лет ты обязательно должна выйти замуж». И иногда сами ищут им мужей.

Карикатуры, в том числе об этом: на них наглядно показывается, что женщина может сама решить, когда выйти замуж, а от общественных стереотипов на эту тему нужно избавляться.

Как думаете, помогут ли в этом карикатуры, которые были выставлены в парламенте, а не в сельской местности?

В парламенте эту выставку посещали и дети, и взрослые. Был день открытых дверей. Но я не уверен, что каждый мог прийти и посмотреть.

Такие выставки были и в районных центрах. Это, конечно, более эффективно. Это способ по чуть-чуть информировать людей. Маленькими шагами можно дальше продвигать идеи.

А в каких социальных проектах вам еще хотелось бы принять участие?

Наверное, в проектах, связанных с Кишиневом, с обустройством города. У нас есть люди, которые учились за границей и занимаются урбанистикой. Они как специалисты могли бы предложить свои идеи, а я — проиллюстрировать их.

Сейчас я как раз готовлю один проект на эту тему. Это модель дома 143 серии, проект одного из домов на Рышкановке. Каждый, кто ее получит, может сам склеить из бумаги такой дом, а потом приклеить пристройки и получить, например, дом, похожий на тот, в котором он живет. Есть модель проще, которую могут собрать и дети.

Этим проектом хочется обратить внимание на советскую архитектуру — модернизм, брутализм. Я сам с малых лет живу в таком доме. Мы каждый день видим их, но не обращаем внимание на архитектуру. Пока готовил макет, побывал в ChisinauProiect, где хранятся эти советские проекты. Много интересного узнал об этих зданиях.

И, конечно, хочется показать, как  пристройками мы уродуем архитектуру. Каждый  мы день видим эти дома, но в таком маленьком масштабе легче обратить внимание на то, как изменяется облик зданий. Благодаря вот такому «любимому цвету», например — салатовому.

1 of 3

В каком виде эти макеты будут распространяться?

Еще не знаю, насколько будет велик интерес к ним. Один вариант — в виде плана, чтобы каждый смог склеить. Второй — это уже готовые дома. И, конечно, пристройки, которые можно приклеить на любом этаже.

В последние годы в мире появился интерес к советским зданиям. Я сам воодушевился, когда увидел у польской студии Zupagrafika подобные макеты домов из разных городов Европы. У них есть и кишиневская «Ромашка», например. Решил сделать что-то подобное, добавив молдавского колорита.

Как, по-вашему, Кишинев менялся в последние годы? И почему сегодня «город» — это проблема?

С эстетической точки зрения проблем и правда много — много пристроек, рекламных щитов. Город не приспособлен к транспортной ситуации. Когда его застраивали, рассчитывали на одно количество машин, а сейчас совсем другое. На все это нужно специально обращать внимание.

Чего Кишиневу не хватает, как вы думаете? Хорошего градоначальника или все-таки сознательных горожан?

Градоначальника и экспертов в урбанистике. А горожане... хорошо бы, чтобы они как минимум не сорили. Еще нужно обязательно сортировать мусор. Обычно мы выбрасываем мусор, и кажется, что он куда-то испаряется. На самом деле это не так. Я бывал на свалке. У нас и завод по переработке мусора есть. Пока не увидишь это, не понимаешь масштаб.

А вам удается сортировать мусор?

Да, дома я так и делаю. С трудом переучил и своих родителей в селе. В селе проблема еще больше — у них все выбрасывают на свалку, а потом поджигают. Люди потом жалуются: «Почему такой запах по всему селу». А там и бутылки, и пластик — все вместе. Пластик от родителей сам вожу в город, чтобы выбросить в нужный контейнер.

«Главное — избегать пошлости»

Если вернуться к карикатурам, есть ли то, над чем бы вы никогда не пошутили?

Конечно, есть некая грань, через которую не надо переходить. Я смотрел, что делают Charlie Hebdo. У французов немного другая культура, как и в целом в Европе. У них есть целые магазины комиксов. К этому есть большой интерес, есть целые музеи с комиксами, карикатурами. Поэтому, возможно, то, что делают Charlie Hebdo, они воспринимают несколько иначе. А для нас это, возможно, «за пределами».

У вас есть карикатуры и на политиков, и на простых горожан, и на священников. Митрополит Владимир, например, частый герой ваших рисунков. В чем ваша самоцензура?

Наверное, главное — избегать пошлости, не перебарщивать. 

Были ли рисунки, в которых вы почувствовали, что переборщили?

Нет, потому что перед публикацией всегда советуюсь с друзьями. Еще моя девушка иногда говорит: «Так не надо, это слишком».

А есть карикатура, которую вы считаете лучшей?

После публикации я обычно думаю: надо было сделать по-другому. По статистике есть самая популярная карикатура у зрителей, а самая любимая у меня... вряд ли. Каждую можно сделать лучше.

Вы говорили о том, что лучшая карикатура — это актуальная, на злобу дня. А вот сегодня, в этот день (31 января) что бы вы нарисовали?

Наверное, что-то про отдых и вертолет президента.

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки