-1ºC Кишинёв
Четверг 18 января 2018
$ 16.9234 20.7184

«Признание нейтралитета Молдовы со стороны НАТО есть во всех документах». Интервью NM с замгенсека НАТО Роуз Геттемюллер

 

В конце прошлой недели в Молдове побывала замгенсека НАТО Роуз Геттемюллер. Она открыла бюро связи альянса в Кишиневе и встретилась с часто критикующим НАТО президентом Игорем Додоном. Главный редактор NM Владимир Соловьев поговорил с Роуз Геттемюллер о том, как прошли переговоры с Додоном, в чем, по ее мнению, причина негативного отношения многих жителей Молдовы к альянсу и о перспективах членства РМ в НАТО. 

Для вас не секрет, что в Молдове многие негативно относятся к НАТО. Открытие здесь бюро связи НАТО тоже вызвало определенный резонанс. Президент Игорь Додон выступил с критикой этого шага, представители Партии социалистов — его партии — протестовали против этого. Как вы прокомментируете такую реакцию?

Я отвечу на этот вопрос двумя путями. Во-первых, я изучила результаты социологических исследований, которые проводились в Молдове и касались НАТО. И вопрос, по крайней мере в тех опросах, которые я видела, был сформулирован так: «Поддерживаете ли вы членство Молдовы в НАТО — да или нет?»

На такой вопрос большинство жителей страны ответит отрицательно, поскольку Молдова — нейтральное государство, и этот статус закреплен в ее Конституции. С моей точки зрения, не совсем корректно и релевантно так формулировать вопрос, ведь Молдова никогда не состояла ни в каких военных блоках и не рассматривала для себя участие в них, включая и НАТО.

Это первая часть моего ответа: сама формулировка вопроса, касающаяся отношений Молдовы с НАТО именно в контексте членства в альянсе, является неверной.

Во второй части  ответа на ваш вопрос хочу отметить, что дело еще и в характере той информации о НАТО, которую получает население Молдовы. В основном все говорят о том, что НАТО — это исключительно военный блок и точка. Именно так думает большинство населения. Но я всегда подчеркиваю и будучи в Кишиневе пыталась донести именно этот месседж: НАТО — это военно-политический альянс.

Да, наша основная сфера деятельности — вопросы обороны и безопасности. Но наша деятельность затрагивает более широкие сферы. Они касаются создания определенных возможностей, которыми могут воспользоваться страны [сотрудничающие с НАТО]. Среди таких направлений — борьба с коррупцией и укрепление того, что мы называем словом integrity (термин в основном используется применительно к госслужащим и, как правило, означает честность и неподкупность чиновников. — NM), а также построение государственных институтов. Не только военных институтов, а институтов в широком понимании этого термина.

Вы сказали, что в опросах, которые вы изучили, вопрос о НАТО был сформулирован некорректно. А вы бы его как сформулировали?

Если бы у меня была такая возможность, то вместо того, чтобы спрашивать, что вы думаете о членстве в НАТО, я спросила бы, что вы знаете о НАТО? Кроме того, я надеюсь, что офис, который мы открыли, станет хорошей платформой для информирования жителей Молдовы и со временем вопрос сформулируют лучше. Например, так: «Что вы думаете о тех программах, которые НАТО реализует в Молдове?»

Но это уже после того, как о них появится вся необходимая информация. Возможно, не всем понравятся наши программы, и найдутся люди, которые скажут, что им не нравится то, что НАТО делает в Молдове. Но я бы предпочла, чтобы вопрос сформулировали именно так.

Об открытии этого бюро в Кишиневе очень долго говорили. И долго его не открывали. С чем была связана задержка?

Было необходимо подготовить помещение будущего офиса. И речь шла не только об оснащении офиса. Нужно было принять все меры безопасности. И мы говорим не только о безопасности персонала, который будет там работать, но и о безопасности людей, которые придут туда. Это будет открытая площадка, и мы ждем, что там будут посетители, будут проводить брифинги и пресс-конференции.

Поэтому следовало принять все меры, чтобы оснастить все нужным оборудованием и обеспечить должную безопасность. Кроме того, проводились определенные строительные работы. Так что меня не удивляет, что открытие офиса затянулось почти на год.

Но хочу особо отметить то, что меня радует: над дизайном поработала молдавская архитектурная фирма, строительные работы вела молдавская компания и даже мебель для офиса произведена в Молдове.

Вы встречались с президентом Игорем Додоном. На фото, которые я видел, вы улыбаетесь, а он выглядит очень серьезным. Он предложил вам закрепить известную позицию НАТО об уважении нейтрального статуса Молдовы в некоем согласованном документе. Можете пояснить, о чем идет речь и как вам эта идея?

По сути, мы продолжили наш разговор, который начался в феврале этого года, когда президент Додон посетил штаб-квартиру НАТО в Брюсселе. Тогда шла речь о некоем документе, в котором бы говорилось об уважении, признании нейтралитета Молдовы.

Но я тогда недооценила тот факт, что на всем протяжении отношений с Республикой Молдова НАТО всегда говорил о признании закрепленного в молдавской Конституции нейтрального статуса. И это отражено во всех существующих официальных документах, касающихся отношений альянса с Молдовой.

Я отметила, что, в свете международного права, Конституция Молдовы — это документ с наивысшим статусом. И во всех документах, касающихся наших взаимоотношений, всегда делается ссылка на Конституцию, в которой, как я уже говорила, закреплен нейтральный статус страны. Так что признание нейтралитета Молдовы со стороны НАТО есть во всех документах.

Здесь, в Кишиневе, у нас была серьезная дискуссия с президентом Додоном. Должна сказать, что ваш президент очень хороший полемист, серьезный собеседник. Он способен очень аргументированно обосновывать свою точку зрения, настоять на своем видении. Но я думаю, что  у нашей дискуссии еще будет продолжение.

Украинский президент Петр Порошенко недавно анонсировал проведение в своей стране референдума о членстве в НАТО. В Молдове есть политические силы, которые выступают за членство страны в НАТО. Существует ли в принципе такая перспектива для Украины и Молдовы?

В НАТО мы всегда подчеркиваем, что решение о присоединении к альянсу остается за конкретной страной. Мы никогда не участвуем во внутриполитических процессах на этот счет. Но правда состоит в том, что в решении саммита НАТО в Бухаресте, который состоялся в 2008 году, отмечалось, что с Украиной, Грузией, бывшей югославской республикой Македония, Боснией и Герцеговиной отношения будут строиться, исходя из перспективы членства этих стран в НАТО. Но еще раз повторю: решение всегда остается за страной. Что касается Молдовы, которая, как отмечалось выше, является по Конституции нейтральной страной, я не жду, что может быть принято аналогичное решение.

Конституции имеют свойство меняться.

И снова подчеркну, что решение об изменении конституции остается за страной, за избирателями конкретной страны. Конечно, могут внести изменения. Но на примере моей страны — США — могу сказать, что изменение конституции —  это длительный и очень сложный процесс. Да, конституцию можно изменить, но необходимо соблюсти все юридические и законодательные процедуры.

Ваш ответ означает, что дверь в НАТО открыта. А входить ли в нее каждый решает сам.

Именно так. У нас политика открытых дверей. Каждая страна сама для себя решает, открывать ли ее.

Автор : Владимир Соловьев

Партнерские ссылки