31ºC Кишинёв
Пятница 17 августа 2018

Психологам закон написан. Как депутаты решили обезопасить граждан от некачественной психологической помощи

Деятельность психологов в Молдове никак не регулируется: открыть собственный кабинет можно, даже окончив двухмесячные курсы. Депутаты давно поднимали этот вопрос, и сейчас к обсуждению в парламенте готовится законопроект о деятельности психологов. Причем, судя по тому, что среди его авторов представители всех фракций, у проекта есть все шансы стать законом. Авторы законопроекта уверены, что он поможет обезопасить граждан Молдовы от некачественного лечения. Психологи считают проект амбициозным, но оставляющим много вопросов.

Проект

Проект закона, регулирующего деятельность психологов, зарегистрирован в парламенте 14 марта этого года. Его авторами выступили депутаты-члены комиссии по соцзащите, здравоохранению и семье — демократы Валентина Булига, Валентина Стратан, Валентина Ротару, Петру Штирбате, народный европеец Октавиан Грама, либерал-демократ Вадим Пистринчук, либерал Валериан Бежан и социалист Елена Хренова.

Законопроект предполагает создание двух органов, которые займутся регулированием этой сферы: Палаты регулирования деятельности психологов (ее предлагается создать на базе министерства здравоохранения, труда и соцзащиты) и Союза психологов Молдовы.

Палата, по замыслу авторов законопроекта, будет аккредитовывать всех психологов на основании документов и их проверки. Лицензия будет действовать пять лет. Получить ее, согласно законопроекту, смогут только обладатели дипломов лицензиата и мастера в области психологии. За оценку своей работы каждые пять лет психологи должны будут вносить плату. Этот взнос будет одним из источников дохода Палаты.

Она также получит право наказывать специалистов-психологов за нарушение Кодекса этики или непрофессионализм: предупреждением, приостановлением лицензии на год или ее полным аннулированием. Как именно Палата будет проверять качество работы психологов, из законопроекта не ясно.

Та же Палата, состоящая из множества узкоспециализированных департаментов, будет разрабатывать политику в этой области и участвовать в составлении Кодекса этики.

Кроме того, аккредитованных психологов занесут в единый государственный реестр, доступный всем. Только входящие в него будут иметь право работать психологом в госучреждении или частным образом.

Союз психологов Молдовы, в свою очередь, по замыслу авторов проекта, объединит обладателей лицензии психологов и станет профильной общественной организацией, которая будет защищать их интересы. Основной его бюджет будут членские взносы.

В законопроекте также бегло описаны основные принципы работы психологов в разных местах деятельности — в школах и детских, в системе соцзащиты, в семейной терапии, в тюрьмах и в частной практике.

Что говорят авторы проекта

Как рассказала NM глава парламентской комиссии, депутат от Демпартии Валентина Булига, вопрос о регулировании работы психологов неоднократно поднимали в парламенте. В предыдущие созывы парламента рассматривали несколько похожих законопроектов, но их не приняли. Этот законопроект, отметила она, готовили больше года с участием преподавателей и практикующих психологов.

Сейчас, по словам Булиги, в Молдове много психологов, «у которых нет специального образования или они считают себя богами», в то время как профессиональные психологи необходимы как никогда. «Жизнь такая. Мы живем в период глобализации, и эта профессия стала необходимой. Для предупреждения многих вещей нужно вовремя обращаться к специалисту», — пояснила Булига.

Проект закона, авторами которого выступили члены комиссии, Булига назвала «концептуальным». Отвечая на вопрос о том, что из проекта не очень понятен механизм аккредитации и наказания психологов, она сказала, что более конкретно некоторые механизмы функционирования закона пропишут в специальных регламентах.

В законе, как утверждает депутат, нет и не будет финансового обоснования. По ее словам, реализация закона не потребует дополнительных затрат, так как  психологи и так уже работают в государственных учреждениях и получают зарплату, а профессия «психолог» есть в перечне специальностей.

Депутат от Демпартии Валентина Стратан на вопрос NM, почему инициатива возникла именно сейчас, объяснила это многочисленными жалобами пациентов. «Люди жалуются, что ходили к какому-то психотерапевту, им даже назначали тяжелые препараты, а эти психотерапевты, оказывается, только какие-то курсы оканчивали. Получали какие-то бумажки. Мы поняли, что это очень опасно и для жизни, и для здоровья, и для материального блага людей, потому что их обманывают, а не лечат. Мы и от знакомых, и от друзей о таких случаях слышали», — рассказала депутат.

Комментировать законопроект по сути она отказалась, потому что до 8 мая комиссия по социальной защите, здравоохранению и семье принимает предложения о внесении поправок в законопроект. Наиболее существенные из них, заверила Стратан, внесут в документ и после этого представят парламенту на рассмотрение в первом чтении.

Один из участников рабочей группы, доктор психологии Государственного университета Светлана Толстая в беседе с NM отметила, что невозможно сказать точно, сколько психологов сегодня работает в Молдове. Косвенно оценить их число можно по данным вузов, но это все равно не даст полной картины: у многих практикующих психологов нет высшего образования в этой области или они получали его за рубежом.

Светлана Толстая также считает, что невозможно учесть в законе все детали. Психологи могут работать в разных учреждениях. Поэтому, уверена соавтор проекта, у каждого министерства должен быть свой регламент работы психологов и их необходимого числа в тюрьмах, школах и других учреждениях.

«Закон — больше о требованиях к профессии: к уровню образования, постуниверситетского образования, о необходимости непрерывного образования, потому что в нашей работе без этого нельзя», — пояснила Толстая. В Молдове, по ее словам, многие позиционируют себя как психологи только потому, что нет никакого регулирующего закона в этой области.

На вопрос NM, как именно будут проверять работу тех, кто получил лицензию, она пояснила: «Проверять работу будет Палата. Это не значит, что она сможет приходить с проверкой, когда захочется. Проверять смогут только на основании жалобы». Механизм того, как и куда подавать жалобы, в законопроекте не описан.

Что думают психологи

Сами психологи уверены, что такой закон назрел давно, так как на этом рынке до сих пор «царит хаос». При этом у психологов остаются опасения, связанные с тем, насколько закон поможет повысить качество психологических услуг.

На слушаниях по законопроекту, прошедших в парламентской комиссии на прошлой неделе, больше всего беспокойства у специалистов вызвало создание двух организаций — Палаты и Союза — с похожими функциями и необходимостью внесения взносов в фонд обоих. Многие посчитали эти сборы излишними. Депутат Булига в беседе с NM заверила, что размер взносов будет определять каждая из этих организаций без участия властей.

Председатель Ассоциации психологов и психотерапевтов Молдовы (существует с 2014 года, создана психологами, входят около 50 человек) Ирина Варбан считает правильным, что законопроект обязывает психолога иметь диплом о полном высшем образовании. «Но и этого недостаточно. Обязательна именно практическая подготовка психологов. В наших вузах она, в основном, теоретическая. Но это слабо прописано в законопроекте. Кроме того, там не сказано об обязательной супервизии специалистов (один из способов повышения квалификации психологов — работа под надзором более опытных коллег. — NM)», — перечислила Варбан недостатки проекта.

Практикующий психолог Павел Мельник также поддерживает идею регламентирования этой сферы. «Сейчас очень много специалистов, которые не соответствуют никаким профессиональным требованиям. Иногда мои клиенты рассказывают такое, что волосы дыбом: психологи дают не совсем этичные задания, высказываются неэтично о конфликтах в семьях своих клиентов. В некоторых случаях они должны были работать в паре с психиатром, но брались за это в одиночку», — рассказал Мельник.

Он уверен, что новый закон, если его примут, «как минимум взбодрит профессиональную среду». Ограничение на получение лицензии он считает оправданным: гораздо сложнее проверить качество курсов, чем вузовскую программу. «Хочется, чтобы этот закон был не только для перенаправления в бюджет еще одного потока налогов и сборов, но и для улучшения качества психологических услуг», — заметил Павел Мельник.

Психолог, член Совета по обеспечению равенства и Совета по предотвращению пыток Оксана Гуменная считает законопроект хорошим началом для того, чтобы навести порядок в этой сфере, но все же недостаточным.

«Проект амбициозный, сделан достаточно хорошо. Но мне как практику не совсем понятно, насколько реально за полгода, как это написано в проекте, создать Палату и Союз психологов», — заметила Гуменная. По ее оценкам, на то, чтобы разработать все необходимые дополнительные регламенты, наладить работу Палаты с большим числом департаментов нужно, «по самым оптимистичным прогнозам», минимум пять лет.

Сейчас к законопроекту, по ее словам, остается много вопросов: не ясно, как будут отбирать членов Палаты, на каком основании, кроме документов, будет проходить аккредитация, кто будет утверждать регламенты.

«Этот механизм будет очень долго налаживаться. Все будет зависеть от того, кто будет этим заниматься — человеческий фактор никто не отменял. И, конечно, важно, вмешаются ли  в это финансовые интересы, потому что Палата и Союз фактически финансируются за счет взносов членов и донорских дотаций», — считает Гуменная.

Внедрение закона, уверена эксперт, во многом будет зависеть от степени прозрачности всех процедур. «У нас многие отрасли, несмотря на наличие законов, уходят в тень. Так может произойти и тут, если Палата будет коррумпированной (теоретически мы не можем этого исключать), или лицензирование будет происходить на недобросовестно», — пояснила Гуменная.

Она не исключает, что в этом случае многие психологи в первое время не захотят получать аккредитацию: к частным психологам клиенты приходят по «сарафанному радио», и им не нужно нигде афишировать свою деятельность.

Автор : Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки