0ºC Кишинёв
Суббота 17 ноября 2018

Россия или Европа? Что говорили о Молдове на Мюнхенской конференции по безопасности

На сайте Мюнхенской конференции по безопасности опубликовали видеозаписи дискуссионных панелей. В одной из них участвовал молдавский премьер Павел Филип. Кроме основного выступления, о котором уже писал NM, глава правительства принял участие в дискуссии с другими участниками панели — председателем комитета по внешней политике Совета Федерации РФ Константином Косачевым и еврокомиссаром по политике соседства и вопросам расширения Йоханнесом Ханом. NM выбрал основные темы, касающиеся Молдовы и вызвавшие полемику, а также аргументы участников дискуссии.

О роли России в приднестровском урегулировании

newsmaker.md/rus/novosti/pavel-filip-na-konferentsii-v-myunhene-rasskazal-o-glavnyh-problemah-stran-vostoch-36139

Константин Косачев: В 2003 году Россия сделала все, чтобы урегулировать этот замороженный конфликт. Удалось убедить приднестровское руководство согласиться на урегулирование на условиях территориальной целостности Молдовы. Но все было заблокировано на высоком уровне — то ли ЕС, то ли НАТО. В итоге конфликт по-прежнему там. И российские войска — их там что-то около 600-700 человек, точно не скажу — они по-прежнему не могут уйти, поскольку охраняют склады вооружений. Мы могли разрешить этот конфликт много лет назад, но шанс был упущен.

Павел Филип: В 2003 году действительно был предложен план урегулирования приднестровского конфликта (речь о плане Козака. — NM). Но стоит уточнить детали. Речь шла о превращении Молдовы в федерацию, что для Республики Молдова неприемлемо. Хочу уточнить, российских военных на левом берегу не 600, а 1200. Они охраняют 21 тысячу тонн боеприпасов на складах. Но не легче ли было бы не стоять там и охранять их столько лет, а вывезти в Россию? Украина готова предоставить для этого «зеленый коридор».

О карте Европы и расширении ЕС

Йоханнес Хан: Не надо думать, что я как еврокомиссар по расширению просыпаюсь утром, первым делом смотрю на карту и выбираю страны, которые не являются членами ЕС, а потом звоню премьер-министру [указал на Филипа] и говорю: «А почему бы вам не присоединиться к нам». Нет, наоборот, это их оценка того, что мы добились.

Павел Филип: Еврокомиссар Хан говорит, что в Европе люди, просыпаясь, не смотрят первым делом на карту. Хочу сказать, что некоторые смотрят. Я, например, часто смотрю на карту. И хочу видеть границы ЕС более широкими и включающими мою страну — Республику Молдова.

О том, Россия — это Европа или нет

Константин Косачев: Отделять Россию от Европы — ошибка. Россия — это тоже Европа. Поэтому говорить, что какие-то страны находятся между Россией и Европой — неверно.

Йоханнес Хан: Географически часть России относится к Европе. Но многие, включая меня, говоря о Европе, имеют в виду Европейский союз. И мне уже не избавиться от этой привычки.

О геополитическом выборе для стран Восточной Европы

Константин Косачев: На Молдову и другие страны оказывается определенное давление ЕС , чтобы отдалить их от России. [...] На каком-то этапе ЕС поставил этим странам выбор «или-или» — или сближаться с Евросоюзом, или с Россией. Это было ошибкой.

Павел Филип: ЕС не оказывает на нас давления. Наоборот, это мы давим, мы настаиваем, мы хотим сближения с ЕС. [...] Говорят, что страны региона были поставлены перед выбором «или-или» — между ЕС и Россией. К сожалению, такой выбор действительно был. Но это Россия оказывает давление. В случае с Молдовой — проблемы в торговых отношениях с Россией возникли именно после того, как мы подписали Соглашение об ассоциации с ЕС. Хотя мы по-прежнему члены СНГ, где есть соглашение о Зоне свободной торговли. Мы пострадали от экономических ограничений со стороны РФ.

О молдавских соцопросах

Константин Косачев: Насколько мне известно, соцопросы в Молдове показывают, что в вопросе курса на интеграцию в ЕС или ЕАЭС общество разделено примерно 50 на 50, или даже с небольшим перевесом в пользу Евразийского союза.

Павел Филип: Опросы были разные. Но последние опросы показывают, что популярность ЕС в последнее время драматически выросла, и теперь ЕС намного популярнее Евразийского союза. При этом разделение в обществе по этому вопросу сохраняется.

Примечание NM: Косачев и Филип, судя по всему, говорят о разных опросах. Премьер, видимо, говорит о соцопросе, проведенном в декабре 2017 года IMAS по заказу Демпартии. Согласно опросу, 56% опрошенных поддерживают сближение с ЕС, в то время как 36% считают, что будущее Молдовы — в Евразийском союзе. Пресс-секретарь Демпартии Виталий Гамурарь, представлявший итоги опроса, назвал это «приятным сюрпризом» для Демпартии, как и «драматический рост» рейтинга лидера демократов Владимира Плахотнюка, согласно тому же опросу.

newsmaker.md/rus/novosti/parlament-bez-demokratov-soglasno-oprosu-bom-partiya-vlasti-neizbiraema-35173

Косачев же, вероятно, имеет в виду данные опроса Vox Populi, проведенного в январе 2018 года Ассоциацией демографов и социологов. Согласно ему, за вступление в Евразийский экономический союз выступают 42,5% респондентов, а за членство в ЕС — 37,6% опрошенных. По этому же опросу социалисты набирают более 50% голосов на ближайших парламентских выборах.

Считающийся наиболее авторитетным в Молдове опрос «Барометр общественного мнения» за ноябрь 2017 года, дает другие цифры. Согласно ему, и в случае проведения референдума о присоединении к Евросоюзу, и в случае голосования о вступлении в ЕАЭС больше граждан проголосовали бы «за». При необходимости выбора между двумя союзами,  38,1% проголосовали бы за ЕС, 32,6% за ЕАЭС, а 18,2% — не определились.

Автор : Ирина Ивашкина

Партнерские ссылки