Среда 26 апреля 2017
$ 19.3379 21.0378

Тендеры, кредиты, миллионные долги. Как власти управляют госпредприятием «Железная дорога Молдовы»

Центр журналистских расследований (ЦЖР) проанализировал контракты и банковские кредиты госпредприятия «Железная дорога Молдовы» (ЖДМ) за 2014-2015 годы и опубликовал расследование о его долгах и закупках. По данным ЦНЖ, многие закупки проводились по завышенной цене с фирмами, аффилированными с политиками, в том числе с демократам. Бывшее и нынешнее руководство ЖДМ, включая министра юстиции Владимира Чеботаря, который тоже руководил ЖДМ, утверждают, что все тендеры были прозрачными, и находят объективные объяснения многомиллионным долгам и кредитам госпредприятия.

newsmaker.md/rus/novosti/rabotniki-zhdm-vyshli-na-protest-v-svyazi-s-zaderzhkami-po-vyplate-zarplat-30207
 

Авторы расследования напоминают, что в начале марта около 1 тыс. сотрудников ЖДМ протестовали перед зданием правительства, требуя выплаты задолженностей по зарплатам в размере 130 млн леев. При этом задолженность ЖДМ по зарплатам в последние годы стабильно росла: в апреле 2014 года она составляли 41,5 млн леев, а в конце 2015 года — 105,5 млн леев.

Что почем

В расследовании говорится, что в сентябре 2014 года тогдашний и.о. гендиректора ЖДМ и нынешний замглавы госпредприятия Сергей Томша подписал контракт на сумму свыше 10 млн леев с компанией Argus-Teh, директором которой был Владимир Днестрян. На эти деньги ЖДМ должна была купить и установить системы видеомониторинга для 30 подразделений госпредприятия (ГП) . Система, установленная на кишиневском вокзале, стоила 750 тыс. леев, в управлении по обслуживанию клиентов — 600 тыс. леев, на вокзале в Унгенах — 560 тыс. леев.

Владелец Argus-Teh — голландская OTIV Prime Services B.V., которая также владеет охранным агентством Argus-S. Обе компании подконтрольны лидеру Демпартии Владимиру Плахотнюку.

Замглавы ЖДМ Томша в беседе с журналистами сказал, что название компании ему ни о чем не говорит.

Месяцем ранее ЖДМ подписала контракт о покупке 300 деталей для вагонов за $1,8 млн. Речь идет о сотне надрессорных балок и 200 боковых рамах. Одна деталь стоит около $6 тыс. Запчасти были куплены у компании Spectehcom, созданной всего за несколько месяцев до заключения контракта.

Источники авторов расследования, знакомые с ситуацией на ЖДМ, утверждают, что детали купили на российском предприятии «УралВагонЗавод». Журналисты позвонили на предприятие, представившись сотрудниками частной компании. Там им сказали, что сейчас стоимость этих 300 деталей $285 тыс. Однако в расходы необходимо включить еще и их доставку.

Директор и владелец компании Spectehcom Денис Бусоргин, у которой купили эти запчасти, на вопрос о такой разнице в цене ответил, что это затрагивает деятельность компании, и он не помнит деталей событий 2014 года. После публикации расследования Бусоргин заявил, что на самом деле детали не были поставлены госпредприятию, а разницу в цене объяснил нестабильностью курса валют.

В ходе расследования журналисты нашли и другие случаи закупки товаров по явно завышенной цене. Например, 14 июля 2015 года предприятие подписало два контракта на покупку осветительных приборов у компаний Indelco GC и Tehelectro SV SRL. Стоимость первого контракта была $75 тыс., второго — $24 тыс. Журналисты сравнили эти цены с рыночными. Вышло, что, например, люминесцентные лампы LB — 36-40 (FL36) покупали по 55,36 леев, а на рынке такая лампа стоит 21,16 лей. Дуговую ртутную лампу DRB-400 (500) ЖДМ покупала по 917,83 лея, тогда как  ее рыночная цена 245 леев.

Бывший глава ЖДМ, а ныне министр юстиции Владимир Чеботарь утверждает, что «все закупки производились только на базе публичных тендеров, и у каждого решения есть объяснение». «Есть комиссия, которая решает. Всегда выбирают лучшие предложения», — заверил министр.

Далее в журналистском расследовании говорится, что в том же 2015 году ЖДМ обращалась за юридическими услугами к адвокатскому бюро «Попа и партнеры», которое защищало, в том числе, бывшего премьера Владимира Филата. Общая сумма договора об услугах адвокатского бюро с ЖДМ составила €30 тыс. На эту сумму предоставляется абонемент на 1200 часов обслуживания. Согласно договору, если сумма превышалась, час работы стоил от €175 до €350.

Замглавы ЖДМ Томша сказал журналистам в этой связи, что тогда госпредприятие вынуждено было обращаться к юристам, так как у ЖДМ были долги, а штатные юристы не могли решить эту проблему.

Еще один договор об услугах на сумму €6,4 тыс. ЖДМ подписала с Serad Plus SRL: компания должна была разработать новый логотип госпредприятия за €1,5 тыс, дизайн локомотивов — за €1,4 тыс., новый дизайн сайта — за €1,5 тыс. и частично сделать новый сайт — за €1,85 тыс.

Владелец и директор Serad Plus SRL— Дориан Попа, который раньше возглавлял компанию Angel-S, подконтрольную Плахотнюку. Сейчас Serad Plus принадлежит голландской OTIV Prime Media B.V. Компания Serad Plus также выполняла работы для Victoriabank, Prime FM и Petrom.

Знакомые все

На протяжении 2014-2015 годов ЖДМ заключила множество контрактов с фирмой Galas, принадлежащей Виктории Гума, супруге бывшего депутата Демпартии Валерия Гумы, который осужден в Румынии по делу о коррупции.

В данных об акционерах, опубликованных на сайте компании Galas, сказано, что Виктории Гума принадлежит 53% акций, а остальные акции принадлежат фирме Promo TV SRL, основанной Викторией Гума и Игорем Стецко.

С компанией Galas были заключены контракты на общую сумму 2,3 млн леев. Самым дорогим оказался контракт добровольного страхования трех модернизированных дизельных поездов. В 2014 году три поезда, на ремонт и модернизацию которых было потрачено почти €7 млн, были застрахованы на сумму 137,6 млн леев с первым страховым взносом 495,4 тыс. Год спустя, в июле 2015 года, ЖДМ заключила похожий контракт с Galas, застраховав те же поезда на ту же сумму — 137,6 млн леев, только первый страховой взнос на этот раз был в три раза выше — 1,6 млн леев. В 2014 году контракт подписывал Сергей Томша, а в 2015 — новый директор предприятия Владимир Чеботарь, ныне министр юстиции. И Чеботарь, и Гума были членами ДПМ.

В расследовании отмечается, что компания Galas в 2015 году столкнулась с финансовыми трудностями, ее доходы снизились в пять раз, а контракты, подписанные с ЖДМ, составляли 3% дохода от общего объема контрактов страхования.

Министр Чеботарь объясняет повышение страхового взноса тем, что в 2014 году поезда еще не использовались, а в 2015 уже были введены в эксплуатацию. «Конечно, риск возрос. Страховой взнос был самым низким, мы выбрали агента на основании открытого аукциона», — сказал Чеботарь.

Он также назвал неверными утверждения о том, что ЖДМ заключала контракты с фирмами, аффилированными с ДПМ. «Тогда это были лучшие предложения. Вы должны изучить все предложения, прежде чем делать такие выводы», — заявил министр.

Авторы расследования отмечают, что модернизированные в Румынии поезда были застрахованы, чтобы соблюсти условия кредитного договора с Moldova-Agroindbank, в котором эти поезда выступали как залог. В 2014 году, когда госпредприятие ЖДМ накопило массу долгов, Moldova-Agroindbank открыл для него две автоматически продлевающиеся кредитные линии: в апреле на €3 млн и в августе на €1 млн.

Согласно августовскому контракту, €1 млн был выдан ЖДМ для финансирования оперативной деятельности предприятия. Деньги необходимо было вернуть до 30 июня 2016 года. Кредит был выдан под плавающую процентную ставку 7,75%.

Ранее в 2012 году Moldova Agroindbank выдал ЖДМ кредит в сумме €10 млн, которые необходимо вернуть до декабря 2018 года. Тогда, кроме прочего, в залог был предложен Дворец культуры железнодорожников.

В 2015 году ЖДМ взяла еще один кредит, но уже у Victoriabank. Первоначально предприятие взяло 30 млн леев на закупку топлива, позже по этому же кредитному договору ЖДМ взяла еще €2 млн для импорта оборудования для установки переходов в местах пересечения путей с общественными дорогами.

Залогом по этому кредитному договору стал первый модернизированный в 2012 году поезд, два холодильных вагона, 600 тонн дизтоплива, здания Клинической больницы железнодорожников площадью 6 тыс. кв.м. и право использования земельным участком площадью 5,6 га на улице Кашу, 37 и 37 A, где расположена больница железнодорожников.

При этом, как отмечают авторы расследования, модернизация поезда, заложенного под кредит, обошлась более чем в 40 млн леев, а стоимость участка и зданий на улице Кашу оценивается кадастровыми органами в 126,8 млн леев.

Кредит на €2 млн был взят под 7% до марта 2022 года, а кредит на 30 млн леев — под 14% до 11 марта 2017 года. К моменту публикации расследования недвижимое имущество находилось в залоге, несмотря на то, что договор уже истек.

Из финансового отчета ЖДМ, говорится в расследовании, видно, что в конце 2015 года у предприятия были кредиты на сумму более 107 млн леев. Выплаты по ним составили 80 млн леев. Все контракты на кредиты от Victoriabank были заверены нотариусом Ольгой Бондарчук, офис которой находится в здании Global Business Center, принадлежащем Владимиру Плахотнюку.

Топливные вопросы

Большая часть банковских кредитов, взятых ЖДМ в 2014 и 2015 годах, были потрачены, согласно документам, на закупку топлива. Журналисты проанализировали около сотни таких контрактов, подписанных ЖДМ с июня 2014 по сентябрь 2015 года, большая часть из которых вызывает вопросы.

Например, 10 ноября 2014 года ЖДМ купила у Tirex-Petrol 240 тонн дизтоплива по $1305 за тонну. В этот же день еще 100 тонн куплены у Petrom-Moldova уже по $1260 за тонну. В контрактах от 13 ноября схожая ситуация: 360 тонн топлива куплены у Tirex-Petrol за $1340 за тонну, а у Petrom-Moldova, в этот же день, 25 тонн куплены по $1260. Подобное повторялось еще не раз.

По подсчетам ЦНЖ, в 2014 году ЖДМ закупила дизтоплива на $11 млн у шести компаний — Rompetrol, Petrom-Moldova, Lukoil, Tirex-Petrol, Avante и Basa Petrol. В 2015 году предприятие закупило дизтоплива на более чем $9 млн, при этом ситуации с контрактами на закупку топлива по разным ценам повторяются. Самое дорогое топливо ЖДМ покупала у Avante, которая принадлежит бизнесмену Григорию Кириаку и его сыновьям Валерию и Виталию.

Все эти сомнительные закупки ЖДМ производила, когда обязанности гендиректора исполнял Сергей Томша. Разницу в ценах он объяснил так: «Не все компании продают нам топливо, потому что ЖДМ не платит вовремя. Ни в 2014, ни в 2015 или 2016 годах ситуация не улучшилась. Вот почему мы покупали дизтопливо у тех компаний, которые соглашались работать с ЖДМ. Каждый контракт на закупку обговаривается отдельно. Таково положение дел», — рассказал он.

В то время, когда предприятием руководил Владимир Чеботарь — с апреля по август 2015 года, дизтопливо всегда покупали у Lukoil. Компания была отобрана по конкурсу, организованном ЖДМ, так как предложила самые низкие цены. «В мое время Lukoil был единственным экономическим агентом, с которым мы сработались и который поставлял нам топливо, даже несмотря на большие долги. Долги у ЖДМ были огромные. Никто больше ничего не поставлял, ничего не продавал. Закупки производили у разных компаний, чтобы не копить долги. Выбирали лучшее предложение», — объяснил Владимир Чеботарь.

Министр юстиции признает, что нынешняя ситуация в ЖДМ совсем плохая. «К сожалению, не было приложено достаточно усилий, чтобы обновить предприятие. И ответственно за это в первую очередь руководство. Могу предоставить вам список того, что я сделал за четыре месяца в ЖДМ, потому что потом мои начинания никто не продолжил», — посетовал министр Чеботарь.

Николай Пахольницкий
Александра Батанова
Вера Балахнова