Четверг 14 декабря 2017
$ 17.2471 20.2464

У Органного зала в Кишиневе новый фасад. Что с ним не так

С Органного зала, который уже больше года активно реставрируют, недавно сняли часть строительных лесов. Кишиневцы с удивлением обнаружили, что барельефы на колоннах, фризы вдоль стен и другие декоративные элементы окрашены в ярко-зеленый цвет. NM выяснял, откуда взялась зелень, и почему это — не самое страшное, что могло случиться в Кишиневе с памятником архитектуры.

«У архитектора такое видение»

У министра просвещения, культуры и исследований Моники Бабук новый фасад Органного зала вопросов не вызывает. В комментарии порталу Agora она заявила, что проект реставрации Органного зала одобрил министерский Национальный совет по историческим памятникам, и у нее нет поводов в нем сомневаться. «Проекты реставрации всегда сверяют с историей и хронологией памятника», — уверяла Бабук. Однако, как стало известно NM, не все члены комиссии поддержали проект.

Министр же подчеркнула, что работы выполняет опытная румынская компания Iasicon S. A., которая реставрировала Дворец культуры в Яссах и сделала это «образцово». 

   

Секретарь Национального совета по историческим памятникам Рита Гарконица в разговоре с NM подтвердила, что совет полностью одобрил проект архитектора Георге Булата, включая цветовое решение. Выбор цвета она объяснила тем, что «у архитектора такое видение».

«На здании может быть сотня покрасочных слоев. В 1978 году его переделывали из банка в Органный зал. Предполагаю, что тогда и фасады покрасили», — объяснила Гарконица непривычность цвета нового фасада Органного зала. О том, проводились ли какие-то исследования и чем руководствовался архитектор, выбирая палитру, она посоветовала узнать у автора проекта.

Архитектор Булат в разговоре с NM сначала сослался на занятость, а затем перестал отвечать на телефонные звонки. Связаться с ним так и не удалось.

«Не стоит клеймить позором»

Доктор архитектуры Серджиус Чокану считает, что проект Органного зала в целом соответствует принципам реставрации. Внутреннее и внешнее убранство, фасад, кровля и другие детали сохранили свой исторический вид. Единственное «но», по его мнению, — это цветовое решение фасада.

У архитектора-проектировщика было несколько возможностей обосновать его. Первая — исследование покрасочных слоев здания. Но оно, по словам Чокану, вряд ли дало бы весомый результат: в 1978 году здание значительно реконструировали, когда переделывали из банка в Органный зал,  старые слои краски частично уничтожили.

newsmaker.md/rus/novosti/gorod-eto-istoriya-prosveshcheniya-i-borby-za-svobody-pervaya-ekskursiya-o-proshlo-32575

«Это было очень важное госучреждение — городской банк. Так как Бессарабия начала XX века была частью Российской Империи, такие проекты утверждали в Санкт-Петербурге. Один из экземпляров оригинала, наверняка, должен был там сохраниться», — пояснил Чокану еще одну возможность выяснить исторический цвет здания. «Но, насколько я знаю, бюджет проекта реставрации не предусматривал средств на поиск  в российских архивах оригинала проекта».

По его словам, основным аргументом в выборе цвета могли стать примеры цветовых решений других имперских общественных зданий схожего характера конца XIX — начала XX века. Поэтому, по мнению Чокану, выбор палитры для фасада здания «сомнителен». Он подчеркнул, что в целом этот проект реставрации «не стоит клеймить позором», хотя цвет и играет важную роль в восприятии исторических зданий.

«К счастью, если проектировщик в этом допускает промах, — это решение поддается практическому изменению на самом объекте, так как оно относится к разряду обратимых. И это при том, что в нашей столице и в других населенных пунктах постоянно, и часто за счет бюджета, здания со статусом исторических памятников подвергают необратимым разрушительным изменениям. Но это, увы, не вызывает в нашем обществе практически никаких споров и дискуссий», — посетовал архитектор.

newsmaker.md/rus/novosti/snosili-pod-pokrovom-nochi-utrom-na-meste-usadby-uzhe-byli-klumby-intervyu-s-glavo-33635

Оценивать проект, по мнению Чокану, нужно в сравнении с общим состоянием дел в этой области в Молдове: «Если бы все работы на памятниках у нас основывали на проектах, хоть частично похожих на проект Органного зала [...] — было бы прекрасно. Но, к сожалению, большинство работ на десятках и сотнях других объектов наследия сложно или никоим образом нельзя отнести к разряду реставрационных».

Как было и что дальше

Органный зал входит в реестр памятников архитектуры национального значения. Его закрыли на реставрацию в феврале этого года. Здание не ремонтировали с 1978 года, оно было в плачевном состоянии: фасад и крыша осыпались и представляли опасность для прохожих, а системы инженерных коммуникаций требовали полной замены. Попытки начать капитальный ремонт предпринимали с 2008 года, но все упиралось в отсутствие средств.

В 2014 году минкультуры выделило на ремонт Органного зала 7 млн леев. В том же году Румыния подарила на эти цели еще €1 млн. Денег должно было хватить на ремонт крыши, системы водоотводов, фасада и инженерных сетей, включая ремонт лестницы к центральному входу.

Реставрацией занимается румынская компания Iasicon (она же реставрировала Сорокскую крепость). Вторым подрядчиком выступила молдавская компания Acar-Construct (она строила Megapolis Mall, колбасный цех Pegas, реконструировала здание Patria Loteanu и реставрировала историко-архитектурный памятник — Усадьбу Поммера в Дондюшанского районе). Архитектором-проектировщиком всех работ в Органном зале стал архитектор Георге Булат.

Работы, впрочем, начались лишь в 2016 году. Ответственный менеджер проекта Виталие Топор не смог объяснить журналистам, почему так поздно. 

В феврале 2017 года Органный зал закрыли до окончания работ. После этого отремонтировали подвал здания, укрепили фундамент, проложили новые инженерные сети (водопровод, канализацию, электропроводку), а также продолжили фасадные работы и ремонт крыши.

Вторым этапом ремонтно-реставрационных работ в Органном зале станет обновление концертного зала и восстановление органа. Его будут реставрировать в Румынии.

Директор Органного зала Лариса Зубку ранее отмечала, что только на ремонт органа нужно €300 тыс., поэтому миллиона евро на полную реставрацию здания не хватит.

Полностью завершить реставрацию Органного зала власти планируют в 2018-2019 годах. Общая стоимость проекта оценивается в €1,5 млн. 

Справка NM

Здание, в котором сейчас находится Органный зал, было построено в начале XX века для городского банка. Спроектировал его инженер Михаил Чекерул-Куш. По свидетельствам современников, при разработке проекта он советовался с архитектором Александром Бернардацци.

Архитектурный стиль здания вполне соответствовал духу своего времени: эклектика с элементами классицизма и романтики. Строительство заняло около десяти лет и завершилось в 1911 году (с 1904 по 1908 год строительство приостановили из-за нехватки средств). На куполе здания возвышалась статуя греческого бога торговли Меркурия с мешочком денег в руках. По одной из версий, основание статуи было повреждено во время землетрясения в 1986 году и его убрали из соображений безопасности.

Органный зал в бывшем банке открыли в 1978 году после реконструкции, длившейся три года. В основном зале для банковских операций устроили концертный зал на 555 мест. Реконструкцией руководил архитектор Юрий Леонченко.

Ольга Гнаткова

Партнерские ссылки