Вторник 24 мая 2016
$ 19.9066 22.3073

Унионист Джордже Симион — NM: «Клаус Йоханнис должен решить этот вопрос с Ангелой Меркель и Владимиром Путиным»

27 марта в 98-ю годовщину объединения Румынии и Молдовы в Кишиневе пройдет очередной марш унионистов и будет учреждена новая унионистская организация — «Сфатул цэрий-2». Идеи унионизма в Кишиневе активно продвигает лидер унионистской гражданской платформы Acțiunea 2012 Джордже Симион, с которого молдавские власти в начале года сняли запрет на въезд в страну. В интервью корреспонденту NM Галине ВАСИЛЬЕВОЙ известный сторонник объединения Молдовы с Румынией рассказал о том, как оно может произойти, сколько это будет стоить и кто должен убедить президента РФ Владимира Путина в том, что это необходимо.

«Мы вас ждем с распростертыми объятиями»

Для чего понадобилось учреждать «Сфатул цэрий-2» (Sfatul Ţării-2)? Каким образом создание очередной унионистской организации поможет активизации процесса объединения, который вы продвигаете?

Я приму участие в этих мероприятиях, как приглашенный из Румынии. В «Сфатул цэрий-2» войдут только граждане РМ, но на форуме по его утверждению будут присутствовать гости из Румынии. В пропорции 50 на 50. На событие приедут представители советов всех румынских уездов. Должен был быть и президент Траян Бэсеску, но он не смог, потому что у него конгресс партии. «Сфатул цэрий-2» будет репрезентативной организацией. В нее войдут представители всех слоев населения: преподаватели, крестьяне, академики, бизнесмены. Насколько я понял, в «Сфатул цэрий — 2» будут и представители русских, украинцев, гагаузов и других нацменьшинств Молдовы. Все предпринимаемые нами действия в совокупности соответствуют установленному плану по объединению Молдовы с Румынией. У каждой организации — политической или неполитической, у СМИ, у всех своя роль в этом процессе.

О каком конкретно плане идет речь?

О плане по объединению двух румынских государств до 2018 года, когда исполнится 100 лет объединению 1918 года.

Полагаете это возможно уже через два года?

Мы активно над этим работаем. Надеемся, что это произойдет. Объединение должно быть осуществлено мирным, демократическим путем по воле народа.

Как это может произойти в условиях, когда есть два отдельных суверенных государства — Республика Молдова и Румыния?

Двумя способами. Первый — народ выразит свою волю на референдуме. Второй — парламент, избранный народом и, соответственно, представляющий интересы голосовавшего за него большинства населения, проголосует за объединение.

Согласно последнему опросу «Барометр общественного мнения» (проводился в ноябре 2015 года), за объединение готовы проголосовать лишь 21% жителей Молдовы.

Наши социологические исследования показывают, что эта цифра достигает почти 40%. Население плохо информировано о том, что подразумевает под собой объединение. Очевидно, что понадобится время, чтобы абсолютное большинство стало поддерживать эту идею. Я приехал из Румынии и мы там хотим объединения. И все опросы в Румынии показывают, что более 75% граждан поддерживают эту идею. Мы вас ждем с распростертыми объятиями.

Вы свои социологические исследования проводили на всей территории Молдовы?

Да, за исключением Приднестровья. Но доля населения, поддерживающего объединение, значительно увеличилась в последние годы. Здешние унионисты должны вести активный диалог с людьми, в том числе с национальными меньшинствами.

«Тот факт, что этнический немец стал румынским президентом, свидетельствует, что в Румынии нет проблем с нацменьшинствами»

Представители этнических меньшинств Молдовы в основном против этой идеи и они, вероятнее всего, будут противиться реализации вашего плана.

С ними никто толком об этом не говорил. К тому же было много провокаторов, говоривших от имени унионистов, разжигая вражду между представителями этнического меньшинства и большинства. В свое время некоторые экзальтированные представители Народного фронта делали необдуманные заявления. Но были ошибки и с противоположной стороны — меньшинство долгое время отказывается принимать культуру большинства. Во всем этом есть и вина властей. В Молдове не было последовательной политики в плане интеграции нацменьшинств. И в то же время как они будут противится объединению? Национальные меньшинства выйдут на улицы с ружьями в руках?

Не знаю. Как минимум массовые протесты будут.

Протесты — это нормально для демократического государства. Но объединение не произойдет пока жителям Молдовы, в том числе и нацменьшинствам, не объяснят, что в в рамках объединенного государства у них будет больше прав. Среди русскоязычных РМ распространяют невообразимые страшилки, что румыны их выгонят, убьют и т.д. Это при том, что Румыния является примером по соблюдению прав человека и нацменьшинств. К тому же у нас, у всех этнических меньшинств есть свой представитель в парламенте. Мы желаем, чтобы у живущих на этой территории этнических групп были такие же права, как у всех нацменьшинств, являющихся гражданами ЕС. Надо уже прекратить эту войну. Власти РМ из-за собственных эгоистичных интересов не проводили соответствующей политики по вашей [нацменьшинств] интеграции. В данном контексте фигура Клауса Йоханиса хороший пример. Тот факт, что этнический немец стал румынским президентом, свидетельствует о том, что в Румынии нет никаких проблем с нацменьшинствами.

В вашей организации в Румынии есть представители нацменьшинств?

Да, русские-липоване.

«Мы подразумеваем объединение Румынии и Молдовы в рамках международно признанных границ последней»

Когда вы продвигаете идею объединения, вы учитываете, что в Молдове есть Приднестровье и Гагаузия, чьи жители категорически против? Есть мнение, что если ваш план все-таки вступит в заключительную фазу, возможно кровопролитие.

Мы не хотим такого поворота событий и настаиваем на мирном решении этого вопроса. В данном контексте не стоит применять унифицированный подход к Гагаузии и приднестровскому региону. В автономии живет чуть больше 100 тыс. человек. С ними надо вести цивилизованный диалог. С гагаузами, по сути, никто до сих пор детально не обсуждал вопрос объединения. После того как с гагаузами свободно поговорят и все объяснят, их отношение может измениться. В межвоенный период гагаузы были одними из самых уважаемых этнических меньшинств в Румынии. В советское время очень большое число гагаузов депортировали из-за их преданности румынской короне. Теперь из-за того, что с ними работали только с одной стороны, произошли процессы мутации.

Отношение к унире жителей приднестровского региона также может измениться со временем. Поймите, никто не будет переходить Днестр, чтобы их провоцировать. Если они хотят оставаться в своей закрытой зоне, их дело. Но когда мы говорим об объединении, мы подразумеваем объединение Румынии и Молдовы в рамках международно признанных границ последней.

То есть ваш проект предусматривает объединение Румынии и Молдовы, включая Приднестровье. Траян Бэсеску в недавнем интервью говорил, что Румыния не имеет права требовать расширения границ за Днестром.

Это историческое видение, а есть актуальное современное видение. Думаю, что после корректного информирования населения приднестровского региона, его демократизации, по прошествии времени люди мирно смогут сделать свой выбор. Существование Приднестровья, как неконтролируемой зоны, все это время было выгодно молдавским политикам. У них там бизнес-интересы. Политическая элита из Кишинева приятельствует с тираспольской, а формат переговорного процесса «5+2» ничего не решает.

Полагаете, что ЕС будет не против, чтобы страна-член ЕС расширила свои границы?

У ЕС есть совершенно иные проблемы в данный момент. К тому же, в Европе менялись границы государств. Вспомним хотя бы пример Германии. Объединение двух румынских государств произойдет после волеизъявления людей, живущих по обе стороны Прута. Мы не хотим оставлять РМ за пределами европейского пространства и ЕС.

А как же Российская Федерация?

Румыния должна обсуждать этот вопрос с Россией.

Вы сказали ранее, что Бэсеску хотел приехать на форум «Сфатул цэрий-2», но не смог. Значит, вас поддерживают политические элиты Румынии. Кто еще, кроме Бэсеску?

Мы неполитическая организация и не поддерживаем никакие партии. На наши мероприятия мы приглашаем все унионистские политические силы.

Клауса Йоханиса вы считаете унионистом?

Во время своей предвыборной кампании он высказывался за унирю.

Позже он несколько изменил отношение к этому вопросу.

Он сказал, что сейчас ставить вопрос об объединении Румынии и Молдовы представляется несерьезным. Советники из Котрочен (резиденция президента Румынии. — NM) говорят, что необходимо проводить политику по сближению с Молдовой, предпринимая конкретные меры. Мы приветствуем это.

Кого из молдавских политиков вы считаете настоящими унионистами? Михая Гимпу, Влада Плахотнюка?

С Плахотнюком не знаком. Не знаю. Вам надо их спросить. Всех, кто выйдет и открыто скажет, что проголосуют на референдуме за унирю, можно будет считать настоящими унионистами.

«Республика Молдова никогда не станет нормальным государством»

В феврале Национал-либеральная партия Румынии обнародовала документ «Республика Молдова — приоритет политики Румынии», который вызвал большой ажиотаж в Кишиневе. Вы как его расцениваете?

Это шаг вперед для консолидации наших рядов. Этот документ поможет предпринимать конкретные действия в этом направлении. Мы не можем лишь говорить об унире, нужны определенные планы и они есть. НЛП является важной составляющей румынского парламента. Мы приветствуем их предложения.

Авторы документа заверили NM, что в стратегии нет ни слова об объединении, а целью их плана является помощь Молдове на пути евроинтеграции.

Де факто не существует процесса европейской интеграции Молдовы. Молдова никогда не сможет стать частью ЕС.

Почему?

Потому что ЕС больше не расширяется, а Молдова в течение 20 лет доказала, что не может сама собой управлять. Будь то левые или правые, молдавские политики преследуют одну цель — воровать. Это воровство стало разрушительным. Здесь каждый чей-то кумэтр, поэтому молдавская юстиция не может функционировать, как в Румынии. Республика Молдова никогда не станет нормальным государством, у нее нет экономических предпосылок для этого, нет государственной идентичности. Единственным шансом для территории между Прутом и Днестром стать частью ЕС является создание общего государства с Румынией.

«$20 млрд в год в течение 20 лет»

Сколько может стоить униря?

Наши экономические эксперты при разработке плана все подчитали — $20 млрд в год.

Один год и все?

$20 млрд в год в течении 20 лет. Униря выгодна не только гражданам нынешней Молдовы, но и будущему объединенному государству. Экономические возможности Румынии в долгосрочной перспективе увеличатся. Экономический рост Румынии в 2015 году составил 3,5%, у Молдовы его вообще не было (в 2015 году в Молдове зафиксирован экономический спад на 0,5%. — NM), а вместе мы можем добиться показателя роста в 5%. Увеличится объем иностранных инвестиций. Иностранные инвесторы будут открывать компании и на нынешней территории Молдовы. А сейчас, если какой-то зарубежный бизнесмен хочет открыть дело в Молдове, у него просят отдать половину прибыли. Так управляют Молдовой Плахотнюк, Филат и другие бандиты.

У Румынии хватит средств?

Румыния — богатая страна. Вы видели сколько проворовавшихся коррупционеров у нас посадили! Необходимые $20 млрд — это 35% от бюджета по развитию.

Все эти подсчеты произведены неправительственными организациями, план «Униря-2018» также разработан НПО. Как гражданское общество может добиться объединения?

Так делается в демократическом обществе. Необходимо лоббирование идеи унири в парламенте. В законодательном органе Румынии есть 60 депутатов, которые входят в группу «Друзья унири». Они эффективно работают в этом направлении по различным сегментам, прислушиваясь к нашим предложениям.

В РМ часть общества воспринимает лоббирование этой идеи, а также все унионистские мероприятия, как антигосударственную деятельность.

Я не делал каких-либо незаконных призывов. Мы давно слезли с дерева. Есть нормы демократии. Мы продвигаем свои идеи, если большинство их поддержит, униря произойдет, если не поддержит, то — нет.

Какие в настоящее время главные препятствия для осуществления объединения Молдовы с Румынией?

Некорректное информирование населения — это одна из главных причин. СМИ РМ монополизированы: одна часть принадлежит Плахотнюку, другая — живет только для того, чтобы противостоять Плахотнюку.

Однако нельзя утверждать, что, к примеру, Publika TV и Jurnal TV являются антиунионистскими СМИ?

Да, но нам нужно независимое освещение нашей деятельности. У них другая повестка дня. У нас были рекламные ролики, в которых мы объясняли, что значит униря, и холдинг Плахотнюка не согласился их показывать. Да и в целом на молдавском медиарынке отсутствует корректное освещение вопроса унири. И вторая главная причина — это затягивание с диалогом между Румынией и Россией. Хотели мы или нет, нас разделили по пакту Молотова — Риббентропа, то есть это было сделано Россией и Германией. Теперь Клаус Йоханнис должен решить этот вопрос с Ангелой Меркель и Владимиром Путиным. Думаю, в скором времени, Румыния инициирует этот диалог.

Галина Васильева