24ºC Кишинёв
Понедельник 18 июня 2018

«В Молдове можно украсть миллиард и стать мэром, а можно выйти на протест и попасть за решетку». Интервью NM с кандидатом в мэры Кишинева Александром Рошко

Серию интервью с кандидатами в столичные мэры NM завершает беседой с Александром Рошко, который баллотируется от партии «Наш дом — Молдова». Рошко рассказал NM, как собирается освободить мэрию от коррупции, почему решил участвовать в избирательной кампании, понимая, что у него нет шансов на победу, почему банки отказались открывать ему избирательный счет и о том, не мешал ли статус осужденного его предвыборной кампании.

«Я предпочитаю действовать, а не следовать принципу Додона — пить чай и не дергаться»

Хотелось бы понять, зачем вам нужно было участвовать в выборах, учитывая скромную поддержку избирателями партии «Наш дом — Молдова»?

Партия и я не питаем никаких иллюзий относительно этих выборов и наших шансов на них. Вместе с тем мы решили в них участвовать, чтобы предложить городу идеи, которые можно реализовать в течение года. Остальные кандидаты занимаются популизмом, предлагая сделать из Кишинева «Новые Васюки». Они заговариваются до того, что предлагают запустить монорельсовый транспорт, что нереально сделать даже за 50 лет.

Местные выборы, кроме того, хороший шанс использовать платформы для дебатов и общения со СМИ, чтобы рассказать о том, что происходит не только в столице, но и в стране. Мы считаем, что живем в захваченном государстве, которое захватил олигарх Плахотнюк. Освобождение от него страны надо начинать с того, чтобы освободить столицу. Мы живем в интересное время, когда можно быть соучастником кражи миллиарда и стать мэром города неподалеку от Кишинева, а можно выйти на протест против кражи миллиарда и попасть за это за решетку. Власти постоянно говорят об «истории успеха», но стоит только выглянуть в окно, и станет ясно, что они говорят о другой стране. Они живут в параллельной реальности.

Но лидер партии «Наш дом — Молдова» Григорий Петренко тоже живет сейчас в другой стране. Почему и вы после этой истории с арестом и судебным процессом над «группой Петренко» не уехали и не попросили политического убежища в Европе, а остались и еще выдвигаетесь в мэры?

Поверьте, лидер нашей партии, товарищ Григорий Петренко с гораздо большим удовольствием остался бы здесь, рядом с женой и детьми. Вопреки расхожему мнению, которое нам пытаются навязать СМИ, контролируемые Плахотнюком или примкнувшим к нему «промульгатором» Додоном, Петренко, получив политическое убежище в Германии, не объедается баварскими сосисками, запивая их мюнхенским пивом. Он продолжает бороться, используя для этого трибуну Совета Европы и не только. И тот факт, что он получил политическое убежище, хорошо отразился и на всех членах «группы Петренко», потому что дело признали политическим.

Я сейчас не рассматриваю возможность покинуть страну, потому что хочу жить здесь и участвовать в освобождении страны от олигарха Плахотнюка. Я предпочитаю действовать, а не следовать принципу Додона — «пить чай и не дергаться».

Суд признал вас и ваших товарищей из «группы Петренко» виновными в организации массовых беспорядков. Мешает ли вам это судебное решение в проведении предвыборной агитации?

Приговор мы обжаловали, и сейчас этот вопрос рассмотрения в Апелляционной палате (АП), которая, на наш взгляд, умышленно затягивает дело. АП присылает повестки не только нам и Григорию Петренко, который, как они, наверняка, знают, как минимум семь лет не может въезжать в Молдову, но и огромному числу людей, которые значатся в списке потерпевших. И если хоть один не приходит на заседание, они переносят его на месяц или полтора. А в остальном мой статус осужденного мне не мешает. Я поражен в политических правах, так как не могу принимать участие в акциях протеста, и у меня есть ограничения в передвижении, так как мне запрещено покидать страну. Но мне не запрещено участвовать в выборах.

А ситуация с банками, которые отказались открывать избирательный счет — вы действительно считаете, что это козни властей?

Конечно, да. Когда мы участвовали в предвыборной кампании 2015 года, открытие счета заняло один день. В этот раз банки интерпретируют наш устав, хотя мы его знаем лучше, чем банки. Устав позволяет мне как первому зампредседателя партии открывать счет и управлять им. Один банк интерпретировал эти полномочия иначе. Другой банк сообщил, что у них процесс валидации счета и проверка каждого члена партии может занять 30 дней, при этом якобы не предусмотрены никакие ускоренные меры, если речь идет о предвыборной кампании.

Зачем власти это нужно? Вряд ли вас можно считать реальным противником кандидату, близкому правящей Демпартии.

Я тоже не вижу в этом никакой логики, только абсурд и какую-то истерику. Они, наверное, не хотят слышать правду, не хотят видеть листовки, в том числе с нашим избирательным символом (избирательный символ кандидата Рошко — аббревиатура «ПЛХ-ПНХ», которую использовали в ходе протестов против Плахотнюка, и в которой угадывается некое послание лидеру демократов. — NM). Может, они думают, что мы миллионеры и заполоним весь город билбордами, как это сделал [кандидат от социалистов] Ваня Чебан.

«Периодически социалисты продолжают истерить о том, что я отберу голоса у Чебана»

Учитывая, что у вас нет избирательного счета, а лидер партии находится за рубежом, складывается ощущение, что вы ведете кампанию в одиночку. По-вашему, в молдавской политике и один в поле воин?

Ну, во-первых, мы не идем по пути массовых шествий. Есть команда единомышленников разных возрастов, каждый из которых вносят лепту в нашу предвыборную кампанию. Будь то репосты в интернете, общение со сверстниками или раздача агитматериала, который мы, кстати, сделали просто на ксероксе: из-за отсутствия избирательного счета мы не может печатать агитматериалы в типографии.

Вы недавно говорили, что в раздаче листовок вам помог недавний концерт, организованный Иланом Шором. Как это было?

Да, мы воспользовались этим концертом, чтобы познакомить людей с нашей предвыборной программой.

Как реагировали люди? Вас кто-то узнает?

Люди реагировали хорошо. На Рышкановке, где проходил концерт, я более восьми лет состоял в местной парторганизации коммунистов, и убил не одну пару обуви, исходив этот район вдоль и поперек. Меня хорошо там знают. Плюс помогло участие в некоторых дебатах на телевидении, я также достаточно активно продвигаю программу в интернете. Узнаваемость есть, но она скромная из-за многолетней информационной блокады практически всех СМИ, за исключением Newsmaker и нескольких других онлайн-порталов.

Кстати, с одним СМИ произошла странная история. Около двух недель назад мне пришло официальное письмо от телеканала Accent TV с предложением выбрать для участия любую из четырех телепередач. Я сразу подтвердил свое участие, меня пригласили на передачу 14 мая с Людмилой Бельченковой, но за 40 минут до эфира позвонили и сказали, что вынуждены отказать, так как никто из конкурентов не подтвердил участия, и, чтобы избежать санкций [ КСТР], они отменяют передачу со мной. Посоветуемся с нашими юристами и будем на это реагировать.

К слову, на следующий день, после того как я подал документы в Окружной избирательный совет, депутат-социалист Богдан Цырдя разразился статьей о том, что я буду отбирать голоса у Иона Чебана и что мне угрожал прокурор. Периодически социалисты продолжают истерить о том, что я отберу голоса у Чебана. При этом у них есть такие ресурсы, как телеканалы и депутаты парламента, целый президент, а мне даже счет в банке не открыли. При таких ресурсах я засчитываю их слова как комплимент, но их истерика красноречива.

«Совершенно не обязательно иметь семь пядей во лбу, чтобы попытаться изменить жизнь граждан к лучшему»

Об узнаваемости. Расскажите о своем профессиональном опыте, где  раньше работали, есть ли у вас опыт менеджмента. Об этом мало что известно.

Да, я не первый год занимаюсь политикой. С 2006 года (Рошко родился в 1986 году) состоял в Коммунистическом союзе молодежи Молдовы, был руководителем районной организации комсомола, был членом бюро райкома как раз на Рышкановке,  членом Центрального комитета комсомола и ПКРМ. И это не считая того, что я — генеральный секретарь Европейской сети демократической левой молодежи. То есть опыт менеджмента и работы в команде у меня есть, при всей скромности моих лет.

Но это деятельность, связанная с гражданской и политической активностью, а я спрашиваю о профессиональной деятельности. Многие считают, что у человека нет морального права критиковать власть, если он официально не работал и не платил налоги в госбюджет.

Сколько людей, столько мнений. Но давайте посмотрим на нынешних чиновников: у них есть опыт и все такое. И с чем мы сталкиваемся? С тем, что мы живем все хуже и хуже. Совершенно не обязательно иметь семь пядей во лбу, чтобы попытаться изменить жизнь граждан к лучшему. У меня есть прекрасное понимание, как это сделать, и это, считаю, мое принципиальное отличие от тех, кто только на словах называет себя левыми, или и вовсе принадлежит к правому политическому флангу.

Если для правых главным приоритетом и ценностью является капитал, деньги, плюс к этому социальная болезнь кумэтризма, то для истинно левых активистов приоритет — это гражданин. Независимо от пола, возраста и цвета кожи. И когда у нас спрашивают, откуда мы будем брать деньги, то я отвечаю, что если деньги перестанут разворовывать, то их хватит на самые фантастические проекты. Кроме борьбы с коррупцией в мэрии, мы предлагаем также ввести налог на роскошь, на элитное жилье и люксовое авто.

А в каких-то других столицах или городах есть налог на роскошь?

Есть в некоторых европейских городах. Кстати, средства он налога на роскошь мы планируем направить, в том числе, на то, чтобы сделать общественный транспорт беcплатным. Это работает, например, в Таллинне. Это не самая богатая столица не самой богатой европейской страны.

Но Эстония все же весьма отличается от Молдовы  уровнем развития.

Конечно. Поэтому надо начать освобождать страну от порочной юстиции, порочной практики выплаты зарплат в конвертах, от взяточничества на всех уровнях управления в мэрии. Тогда у нас появится свет в конце туннеля.

А как вы предлагаете бороться с коррупцией в мэрии?

Конечно, мэр не может и не должен бороться с коррупцией, этим должны заниматься правоохранительные органы.

Допустим, вы становитесь мэром, и в вашем подчинении оказываются люди, которые до вас работали в мэрии. Что будете делать?

Необходимо будет провести тест на полиграфе. А при новых приемах на работу будет абсолютно независимый конкурс.

В своей программе вы также предлагаете постепенно избавиться от маршруток в городе.

Маршрутки стали дойной коровой для чиновников. Они — владельцы фирм, которые занимаются извозом на маршрутках. Выкачивая деньги из народа, они не создают никаких условий для пассажиров. Люди вынуждены ездить на маршрутках, так как нет достаточного числа троллейбусов. Именно поэтому мы говорим о постепенном переходе. Нужна модернизация троллейбусного парка, нужны новые маршруты, логичные. Недавно запустили 30 маршрут до аэропорта, потом 31, который фактически дублирует этот маршрут. Не вижу в этом логики. Нужна консультация со специалистами в области логистики транспорта.

Один из ключевых пунктов вашей программы — обеспечить участие горожан в принятии решений. Как вы себе это представляете?

Сейчас вряд ли можно назвать прозрачными заседания муниципального совета или комиссии. Полиция запрещает вход граждан и иногда прессы. На заседание мунсовета можно пройти только в сопровождении мунсоветника. Это нарушение прав горожан. Мы предлагаем создать систему гражданского контроля, то есть совет при мэрии, а также создать электронный реестр документов, чтобы у каждого был доступ к любому документу, будь то распоряжение мэра или какого-то управления мэрии.

Мы хотим обеспечить максимальную транспарентность мэрии и вести заседания комиссий онлайн, в том числе, чтобы исключить порочную практику пакетного голосования за земельные вопросы. «А давайте проголосуем за вопросы с 1 по 300». И — принято.

Вы обратились в КСТР, чтобы снять с гонки Сильвиу Раду, а в Окружной избирательный совет — с требованием снять Партию социалистов. Почему?

Все телеканалы Плахтнюка каждый день, как на конвейере, выдают агитационные репортажи в поддержку Раду. И это не отражено ни в одном финансовом отчете Раду.

8 мая под эгидой президента прошел концерт ко Дню Победы, который мы расцениваем как предвыборный. На сцене рядом с Додоном появился избирательный конкурент Ион Чебан, хотя президент по закону должен быть беспристрастным. Этот концерт к тому же не был отражен в финансовом отчете партии.

Автор : Марина Шупак

Партнерские ссылки