«Чтобы Плахотнюк принял решение, сначала его должен был одобрить Яралов». Как дело Платона пересматривают в суде Буюкан
8 мин.

«Чтобы Плахотнюк принял решение, сначала его должен был одобрить Яралов». Как дело Платона пересматривают в суде Буюкан

Суд Буюкан 23 октября начал пересматривать уголовное дело Вячеслава Платона. На первом заседании выступили двое свидетелей. Они рассказали, как экс-лидер Демпартии Владимир Плахотнюк вынудил Платона продать ему акции Victoriabank и гостиницу «Националь». О том, какое отношение к этой истории имеют бывший зампред Демпартии Сергей Яралов, депутаты Илан Шор и Денис Уланов — в репортаже NM.

x

«Не знаю, каким образом покупателем гостиницы оказался Шор»

На заседании 23 октября суд начал рассматривать по существу дело Платона, по которому его обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег. Первым выступил свидетель Николай Куртогло, входивший в административный совет компании Alfa Engineering, которая приватизировала гостиницу «Националь». Также он входил в административный совет Moldindconbank.

Когда он вышел к трибуне, прокурор Елена Черуца попросила его снять медицинскую маску, чтобы можно было убедиться в том, что это именно Куртогло. Отвечая на вопросы прокурора, он сообщил, что дружит с Платоном еще со школьных времен. Также Куртогло рассказал, что с 1999 года знаком с Сергеем Яраловым. Он отметил, что с Яраловым его познакомил Юрий Лункашу (друг и бизнес-партнер Плахотнюка, который совершил самоубийство летом 2019 года). Куртогло назвал Лункашу своим «близким товарищем», который познакомил его с Плахотнюком перед продажей Alfa Engineering. Также Куртогло рассказал, что несколько раз встречался с Шором, в том числе на дне рождении Лункашу.

Куртогло рассказал, что в 2007 году Alfa Engineering купила пакет акций госпредприятия Moldova-Tur (83,25%). После этого он возглавил административный совет компании Moldova-Tur, которой принадлежали гостиница «Националь», ресторан с таким же названием и мотель Struguras. В 2008 году, по словам Куртогло, Alfa Engineering перекупила фирма, бенефициаром которой был Плахотнюк. Он уточнил, что ему передали оформленную на Плахотнюка доверенность. Также Куртогло рассказал, что переговоры о продаже вел Сергей Яралов.

После продажи фирмы Куртогло продолжал возглавлять админсовет Moldova-Tur. Затем, по его словам, в 2012-2013 году компанию Alfa Engineering продали компании Generashon Financial, бенефициаром которой был Вячеслав Платон. Он отметил, что во время сделки купли-продажи речь шла не только об этой компании, но и об акциях банка, страховых компаний и «какой-то недвижимости». По его словам, сумма сделки составила около 70 млн. леев. О том, что у Alfa Engineering сменился владелец, ему сообщили и Платон, и Яралов. В 2014 году компанию снова продали.
«Во всей этой сделке не знаю, каким образом покупателем гостиницы оказался Шор», — отметил Куртогло. Затем он сообщил, что состав админсовета компании изменили, а его отстранили от руководства. Паспортные данные новых членов совета и их заявления ему прислал по мессенджеру Viber тогдашний адвокат Шора Денис Уланов, который и сопровождал сделку продажи Alfa Engineering. Передав Уланову документы и печать, Куртогло по просьбе Яралова еще несколько раз показывал гостиницу «Националь» потенциальным инвесторам из-за рубежа. На просьбу прокурора уточнить, какое отношение Яралов имел к гостинице после продажи компании Шору, Куртогло ответил: «Я не задавал вопросов, в те времена было так: если они просили, значит, имели основания это делать».

«Сказала, что, если я не подпишу показания, она посадит и бывшую жену, и гражданскую»

Также сообщил, что во время первого судебного процесса над Платоном он давал показания под давлением. Куртогло объяснил, что находился под арестом с 22 октября 2016 года, а прокурор Адриана Бецишор угрожала ему тем, чтобы он подписал подготовленные прокурорами показания против Платона. «Сказала, что, если я не подпишу показания, она посадит и бывшую жену, и гражданскую», — сказал Куртогло.

После этого вопросы свидетелю стал задавать Платон. Он попросил Куртогло уточнить, представлял ли Яралов интересы Плахотнюка или интересы Шора. На это Куртогло отметил, что Яралов представлял интересы Плахотнюка и работал в его офисе Global Business Center (GBC), а затем и в офисе ДПМ на Армянской. «Чтобы Плахотнюк принял решение, сначала его должен был одобрить Яралов. Если он этого не делал, то это не доходило до Плахотнюка», — отметил Куртогло.

Затем Платон попросил его рассказать о конфликте, который в 2014 году произошел между ним и Плахотнюком. Куртогло рассказал, что знал о конфликте и от Яралова, и от Лункашу. «Они считали, что ты должен работать или так, как они тебя просили, или никак», — отметил Куртогло, обращаясь к Платону. Также он сказал, что одной из причин конфликта было то, что Victoriabank «невозможно было управлять», а президента Victoriabank Наталью Политову не удавалось отстранить от руководства, потому что этому противился Плахотнюк.

«Их миллионы этих компаний. Вы сейчас напомнили, и я вспомнил»

Председатель судейской коллегии Ольга Беженарь уточнила у Куртогло, приносил ли он клятву, давая показания против Платона в 2017 году. Куртогло отметил, что не давал клятву, и это может подтвердить один из адвокатов Платона, который присутствует на заседании. Ион Крецу отметил, что в 2017 году свидетели по делу Платона не произносили клятв, а просто подписывали документы. Также он подчеркнул, что Илан Шор тоже не давал клятву. «Мы поднимали этот вопрос, но это проигнорировали», — отметил Крецу.

Прокурор Елена Черуца отметила, что показания, которые Куртогло дал во время ревизионной проверки, немного отличаются от тех, которые он дал в суде. После того как она перечислила несколько компаний из его предыдущих показаний, Куртогло подтвердил, что не знал, какой именно компании Generashon продала Alfa-Engineering. «Их миллионы этих компаний. Вы сейчас напомнили, и я вспомнил», — отметил Куртогло.

После этого судья Беженарь напомнила свидетелю, что одни показания он давал во время следствия в 2016 году, другие — во время ревизионной проверки в прокуратуре и третьи в суде. Она спросила, угрожали ли ему, чтобы он сейчас изменил показания, и какой версии событий стоит верить. Куртогло отметил, что надо учитывать показания, «которые он дал сегодня», потому что он «сам пришел в суд» и не подвергался давлению.

«Политова стояла там и делала вид, что меня нет»

Хотя в коридоре ждали еще двое свидетелей, судья Беженарь предупредила прокурора, что рабочий день близится к концу, и уточнила, есть ли смысл вызывать остальных свидетелей. На это прокурор ответила, что свидетели могут покинуть Молдову. Судьи согласились заслушать еще одного свидетеля — адвоката Иона Дорогоя. По этому делу его слушали впервые. Он пояснил, что во время следствия и судебных разбирательств его не было в Молдове. По его словам, в 2016 году против него завели дела об отмывании денег, и он был вынужден покинуть Молдову. Адвокат считает, что так на него пытались надавить, потому что в некоторых сделках он представлял интересы Платона.

Ион Дорогой сообщил, что с 2013 года представлял интересы Платона в некоторых сделках. Также ему было известно, что примерно в 2011 году Платон купил у Плахотнюка акции Victoriabank, кроме того, он был мажоритарным владельцем Moldova-Tur и Asito.

Также адвокат считает, что Плахотнюк вынудил Платона перепродать ему Victoriabank. Дорогой отметил, что Плахотнюк препятствовал отстранению от руководства Политовой. Он рассказал, что представлял интересы одной из компаний, которой принадлежала часть акций банка. По его словам, Политова всячески мешала акционерам собраться, чтобы выбрать нового главу банка. Дорогой отметил, что Политова пришла в Monitorul Oficial, когда акционеры пытались подать объявление о том, что созывают собрание, и «повлияла» на сотрудников издания, чтобы те не принимали заявление акционеров. «Политова стояла там и делала вид, что меня нет», — отметил он.

Кроме того, адвокат сообщил, что вынужден был рассказывать о происходящем на пресс-конференциях. После этого Политова подала на него иск за клевету, но судьи его отклонили, потому что решили, что заявления адвоката соответствуют действительности.

Отвечая на вопросы Платона, Дорогой отметил, что в 2014 году Платон был вынужден заключить обратную сделку с Плахотнюком из-за того, что деятельность Victoriabank была практически заблокирована. Дорогой отметил, что в рамках той сделки фигурировали также акции Alfa-Engeneering, Дома мод и здания Asito. Он подчеркнул, что акции Victoriabank выставили на торги по цене, заниженной в три раза. Дорогой отметил, что сделки заключали в GBC и у нотариуса Ольги Боднарчук.

Выслушав второго свидетеля, судьи заметили, что рабочий день подошел к концу, и не стали вызывать третьего свидетеля. Следующее заседание назначили на 28 октября.

***

По уголовному делу, которое пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев. 20 апреля 2017 года Платона приговорили к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в мае 2020 года.

20 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор заявил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «искаженных показаниях» Илана Шора.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: