Да будет сыр
История молдаванки, открывшей в Швейцарии производство «молочки» ручной работы
В магазинах всех крупных городов Швейцарии можно встретить молочную продукцию «ручной работы» под брендом Ludmila Laube. Уроженка Молдовы Людмила Лаубе-Тинку переехала в Швейцарию в 1990-х, а пять лет назад неожиданно для себя занялась производством домашней выпечки и «молочки». NM рассказывает историю молдавского библиотекаря, которая начала «трудовой путь» в Швейцарии с мытья полов, а спустя годы швейцарские сыровары «сняли перед ней шляпу», а корона монаршей династии Габсбургов стала элементом ее бренда благодаря печенью в форме сердечек.
О коровах с колокольчиком
Швейцарию Людмила Лаубе-Тинку впервые увидела 30 лет назад, когда вышла замуж за швейцарца. «Было уже темно, когда мы добрались до деревушки моего мужа — он вырос в семье фермеров. Утром, открыв окно, я увидела зеленое поле, коров и яблоневые деревья. Меня это очень удивило и впечатлило. Я жила в Кишиневе, часто бывала в Москве и привыкла к городам. И вдруг, открыв окно в Европу, увидела коров с колокольчиками и почувствовала запах сена», — улыбается Людмила.

Первое время, по ее словам, было очень нелегко в новом для нее мире: другой язык, другой менталитет и культура. Особенно трудно было без знания языка: «Первый год я слышала только какие-то звуки, но постепенно, день за днем, месяц за месяцем я, наконец, заговорила. Но тогда, только переехав в Швейцарию, думала, что, будучи образованным человеком (Людмила по профессии библиотекарь), без труда найду работу».

Она говорит, что муж даже не намекал на то, чтобы она искала работу — в этом не было необходимости. Тем не менее, кроме заботы о муже и детях, она хотела заниматься каким-то делом и найти себя в новых условиях жизни.

Оказалось, без языка найти работу было нереально — все попытки были тщетными. И тогда она решила пойти работать уборщицей на фабрику, а потом и в частные дома. Параллельно стала давать уроки русского языка. «Зачем мне все это было нужно? Возможно, это был трудный путь поиска себя. Но вместе с тем это позволило мне ближе узнать швейцарцев, понять их менталитет и культуру», — вспоминает Людмила Лаубе.
О швейцарцах
Первое, что потрясло ее в швейцарцах — постоянное стремление к саморазвитию, причем независимо от возраста.
«Они очень активно живут и всю жизнь учатся. У нас ведь как: университет окончил и все. А они после работы идут на языковые или кулинарные курсы, на репетицию хора, в театральный кружок. Это их стиль жизни. Кроме того, они страстно любят путешествовать. У нас, если подкопили денег, скорее всего, купят новую мебель или технику. У них — есть старый шкафчик и хорошо. А на собранные деньги лучше полететь в Камбоджу и посмотреть Ангкор».
Швейцарцы, по словам Людмилы, очень скромные и бережливые. Поэтому можно увидеть очень богатых людей в застиранных футболках или видавших виды кедах: «Здесь не принято демонстрировать свое богатство, это считается признаком дурного тона».

Она предполагает, что отчасти это связано с тем, что еще совсем недавно — в середине прошлого века — Швейцария жила очень бедно. В семье ее мужа не было даже телевизора. «В Советском Союзе моя семья тоже жила скромно, но телевизор у нас был. Здесь же на всю деревню была одна машина, и мама мужа сама шила сыновьям штаны. На чердаке дома до сих пор хранится одежда и игрушки детей, когда они были еще младенцами, даже люлька», — говорит Людмила.

Удивило Людмилу Лаубе и то, как в Швейцарии воспитывают детей и приучают их к труду и самостоятельному заработку.
«Здесь подростки начинают работать на этапе среднего профессионального образования: два дня в неделю ходят на лекции, а три дня у них практика на предприятии под руководством мастера. При этом им платят зарплату — в первый год обучения около 400-700 франков в месяц (франк примерно равен доллару), а в следующие годы зарплата повышается. Часть этих денег подростки оставляют себе, а часть отдают родителям — на оплату, например, дантиста или парикмахера. Я поначалу очень ругалась по этому поводу с мужем: какая наглость отнимать у детей их заработок. Но теперь я понимаю, что это часть воспитания детей, которые должны, кроме прочего, учиться правильно относиться к деньгам и планировать свой бюджет».
В Швейцарии, по словам Людмилы, вы никогда не услышите: «Мы собираемся купить сыну квартиру или машину». Здесь даже очень богатые люди этого не делают. «Для них это было бы унизительным и означало бы потерю собственного достоинства: значит, мы вырастили сына-бездельника и лентяя, если он не в состоянии сам себе купить машину. А если ребенок сумел всего добиться, — это большая гордость», — говорит Людмила.
О Швейцарии и Молдове
Уборкой Людмила Лаубе занималась не один год, пока не овладела на хорошем уровне швейцарским немецким. «В Швейцарии четыре официальных языка, и это дает всем равные шансы и права. Поэтому здесь во всем есть компромисс и терпение. У меня папа молдаванин, а мама русская. Но почему-то так сложилось, что папа говорил в семье только по-русски, и я не выучила молдавский язык, о чем очень жалею. Язык — это инструмент, который открывает двери в новый мир», — считает Людмила.

Выучив язык, она устроилась на работу в библиотеку в швейцарском городе Аaрау (Aarau). На эту должность, по ее словам, был конкурс 30 человек. Затем она работала в страховой компании. В это время у нее возникла идея создать Общество швейцарско-молдавской дружбы.

«Это было в 1997 году. Я поняла, что хочу сделать что-то хорошее для Молдовы. Вместе с моими швейцарскими друзьями создали Общество молдавско-швейцарской дружбы, предложив сотрудничество посольству Молдовы и Красному Кресту. Тогда в молдавских больницах были трудности с оборудованием, медикаментами. Мы реализовали много гуманитарных проектов для Молдовы, а из республики привозили сюда артистов: Евгения Догу, семью Копачинских и др., знакомили швейцарцев с молдавской культурой, историей, кухней», — рассказывает Людмила.

На открытие Общества молдавско-швейцарской дружбы Людмила Лаубе пригласила редактора журнала «Русская Швейцария» Марину Карлин. «Она предложила мне самой написать об этом событии. С тех пор я стала каждый месяц писать для этого журнала колонки и делаю это до сих пор. Для меня это стало колоссальным опытом встреч с новыми людьми, интересными событиями», — вспоминает Людмила Лаубе. Через несколько лет она передала руководство Обществом в другие руки, ее молдавско-швейцарский проект продолжает жить и работать.
О сердце в коробке для шляпок
Пять лет назад, по словам Людмилы Лаубе, она все чаще стала задавать себе вопрос: «Так ли я живу, как хочу», и поняла, что пришло время перемен. Она стала много путешествовать, побывала во многих странах. Однажды попала в бенедиктинский монастырь Мури, которому более 1000 лет. Монастырь построили у трех источников, где некогда было место поклонения кельтов, а деньги на его строительство пожертвовали основатели монаршей династии Габсбургов.
«Это место также связано с очень романтической историей. Последние правители из династии Габсбургов супруги Цита и Карл фон Габсбург после потери престола поселились на Мадере. Карл умер в 28 лет, а Цита пережила его на 60 лет, но завещала, чтобы после ее смерти их сердца соединились. Шестьдесят лет она возила его сердце в коробке для шляпок, а, когда умерла, их сердца действительно соединились в этом монастыре. Эта история любви очень меня вдохновила», — вспоминает Людмила.

Она придумала образ сердец, запатентовала его и стала печь печенье в виде сердечек, которое сейчас продается в монастыре Мури. «Корона Габсбургов стала элементом моего фирменного бренда, как продолжение истории сердечек. Раз в год представители династии Габсбургов приезжают на мессу в этот монастырь. Во время одного из таких визитов я подарила им свое печенье. Позже я получила от Габсбургов благодарственное письмо. Я не думала о деньгах или славе. Это для меня больше творчество, чем бизнес», — признается Люлмила Лаубе.
О бренде Ludmila Laube
Но сердечками дело не закончилось. Друзья и знакомые, которые покупали у Людмилы выпечку, предложили ей попробовать делать домашние молочные продукты. «Поначалу даже не представляла, как делать творог, кефир, сметану, сырки. Искала информацию, рецепты, спрашивала, но многие говорили: «Вы никогда не сможете сделать кефир или сырки "ручной работы", это нереально. Но я продолжала искать и пробовать. И понеслось. И тогда я осознала, что стала предпринимателем», — вспоминает Людмила.

Сначала она все выпекала и изготавливала дома. Но, когда договорилась с магазинами о продаже своей продукции, стала искать помещение, в котором можно было разместить цех и одновременно обустроить жилье — к тому времени она решила расстаться с мужем

«Поскольку все мои молочные продукты мануфактурного производства, без индустриального стресса и исключительно натуральные, срок годности у них очень короткий. Из-за этого было весьма сложно найти магазины для сбыта. Но я была очень настырной, и наступил момент, когда меня стали ставить в пример другим поставщикам в малых и больших магазинах Швейцарии. И, если сначала моя продукция была на самых нижних полках, то позже для меня сделали специальную витрину», — рассказывает Людмила Лаубе.

Сегодня продукцию под брендом Ludmila Laube можно встретить в магазинах всех крупных городов Швейцарии — Цюриха, Женевы, Берна, Базеля.
«В один прекрасный день ко мне пришли швейцарские сыровары и стали расспрашивать о том, как я делаю свою молочную продукцию. Тогда я поняла, что это признание, и что это дорогого стоит. Ведь в Швейцарии издавна все, что касается молока, — это мужская работа. Мужчины и коров доят, и сыр варят. И здесь очень жесткая конкуренция в этой традиционной для Швейцарии отрасли».
Людмила считает, что рецепта успеха не существует: «Его нужно выносить. Ночью я часто просыпаюсь и записываю идеи, планирую. Эта энергия и творчество дают мне силы справиться со всеми сложностями».
Текст: Екатерина Кожухарь, Цюрих
Оформление: Кристина Демиан

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: