Дело Vento. Как расправлялись с бизнесом при Плахотнюке, и при чем тут Виорел Морарь
7 мин.

Дело Vento. Как расправлялись с бизнесом при Плахотнюке, и при чем тут Виорел Морарь

Прокуратура 19 января задержала экс-главу Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря и предъявила ему новые обвинения. Они связаны с уголовным делом против совладельцев сети автозаправочных станций Vento, открытым три года назад. В декабре 2020 года суд поставил точку в этом деле, вынеся оправдательный приговор. NM рассказывает, почему Генпрокуратура внесла «дело Vento» в список политических и почему предъявила обвинение по этому делу Морарю.

Что за «дело Vento»

Об этом деле стало известно 5 марта 2018 года, когда Антикоррупционная прокуратура, которую тогда возглавлял Виорел Морарь, сообщила об обысках по 30 адресам и о задержании семи сотрудников компании Datario, управляющей сетью заправок Vento. Среди задержанных были Игорь Борш, который стал совладельцем Datario за два дня до обысков (1 марта 2018 года) и администратор Datario Ион Шахрай.

В обысках, которые провели 3 марта (это была суббота), участвовали около 100 сотрудников Антикоррупционной прокуратуры. По версии прокуратуры, компания Datario с 2016 по 2018 год не доплатила в бюджет 3,3 млн леев налогов благодаря скидочным карточкам на 3%-5%. А «координатором и бенефициаром» этой «скидочной схемы уклонения от налогов» был Игорь Борш. По мнению Антикоррупционной прокуратуры, эти действия нарушили 99 статью Налогового кодекса, согласно которой, если поставка [товара или услуги] осуществляется по цене ниже рыночной за счет «специфических отношений» между поставщиком и покупателем, то эта поставка облагается налогом с полной стоимости. К «специфическим отношениям» прокуроры отнесли дисконтные карты.

Игорь Борш провел год под предварительным арестом в кишиневской тюрьме №13. По словам его адвоката Виктора Мунтяну, за год его подзащитного ни разу не допросили. Поскольку по закону срок предварительного ареста не может превышать 12 месяцев, в марте 2019 года Игоря Борша выпустили. К тому времени уголовное дело против него и компании Datario передали в суд. При этом Антикоррупционная прокуратура не сообщила, что прокурор Роман Статный, который вел это дело, вывел из-под уголовного преследования всех остальных фигурантов дела.

Новый поворот

После того как осенью 2019 года Генпрокуратуру возглавил Александр Стояногло, который распорядился провести проверку в Антикоррупционной прокуратуре, в деле Vento произошел поворот. Как выяснилось, расследование проводили со множеством нарушений. Кроме того, в него оказались замешаны интересы семьи Виорела Мораря. Как рассказал в декабре 2019 генпрокурор Стояногло, брат Виорела Мораря владел автозаправочной станцией в Дондюшанском районе, а владельцы Vento купили рядом земельный участок, на котором собирались построить автозаправочную станцию. Вскоре после того, как владельцы Vento получили разрешение на строительство АЗС, Антикоррупционная прокуратура завела уголовное дело против санитарного инспектора, который выдал это разрешение.

В итоге заправку Vento так и не построили. А Антикоррупционная прокуратура через некоторое время открыла дела против совладельцев Vento братьев Игоря и Андриана Борш. По информации Генпрокуратуры, Андриана Борша не арестовали в марте 2018, так как в это время он был за границей.

В начале 2020 года Генпрокуратура включила «дело Vento» в список 38 «политических дел», по которым Стояногло распорядился провести проверку. Летом 2020 года Генпрокуратура прекратила расследование против Андриана Борша, а дело Игоря Борша к тому времени уже более года рассматривал суд.

Оправдательный приговор

В декабре 2020 года Апелляционная палата (АП) вынесла оправдательный приговор по делу Игоря Борша и компании Datario. Перед этим АП, рассматривая гражданский иск Datario, аннулировала результаты налоговой проверки, на основании которой открыли уголовное дело: два независимых эксперта не нашли в действиях компании и ее владельцев нарушения 99 статьи Налогового кодекса.

Несколько налоговых инспекторов, которых заслушали в суде, сообщили, что в бухгалтерских документах компании с 2016 по 2018 год, которые они проверяли, не фигурировали ни Игорь, ни Андриан Борш. Один из инспекторов также сказал, что нет «никакого нормативного акта, который запрещает продавать товар ниже рыночной стоимости».

Также в суде заслушали несколько человек, которые получили скидочные карточки Vento: сотрудника АЗС, водителя маршрутки и сотрудника таможни. Антикоррупционная прокуратура, если помните, назвала Игоря Борша «координатором и бенефициаром» этой «скидочной схемы уклонения от налогов». Владельцы карточек рассказали, что не знакомы с Игорем Боршом, а дисконтной картой перестали пользоваться после допроса в прокуратуре.

В Генпрокуратуре по результатам проверки этого дела отмечали, что расследование, начатое Антикоррупционной прокуратурой, касалось периода 2016-2017 годов, поэтому не ясно, какое отношение к этому имеет Игорь Борш, который стал совладельцем компании в марте 2018 года.

Прокурор Мирандолина Сусицкая, которой передали дело, после того как в начале 2020 года Роман Статный уволился из прокуратуры, отказалась в суде от обвинений против Игоря Борша и Datario. Прокурор пояснила, что в деле нет никаких доказательств того, что Борш получал дивиденды от Datario или вывел из компании какие-то деньги.

Обвинение против Мораря

19 января 2021 года Прокуратура по борьбе с оргпреступностью предъявила Виорелу Морарю обвинения, связанные с  расследованием дела Vento. Мораря обвинили в превышении полномочий, фальсификации документов, незаконном аресте и привлечении к уголовной ответственности невиновного человека. Также прокурор, который ведет дело Мораря, настоял на его задержании.

Кроме Мораря, в деле фигурирует замглавы службы борьбы с наркотрафиком при Пограничной полиции Молдовы, который в 2015 году работал в пятом управлении  Нацинспектората расследований. Ему тоже предъявили обвинения.

Также в этом деле фигурирует Роман Статный, но обвинения ему еще не предъявили. 18 января его вызвали на допрос в прокуратуру, но он сообщил, что не может прийти, так как болен коронавирусом. Обвинения по этому делу пока не предъявили и следователю, который вел дело Vento. Он лежит в больнице.

Ранее Морарь и Статный опровергали все заявления Генпрокуратуры о том, что расследование по делу Vento вели с нарушениями. Летом 2020 году Статный подал иск о клевете против Стояногло и нескольких СМИ, включая NM. Статного возмутило, что генпрокурор назвал его действия по делу Борша «незаконными». По словам Статного, Стояногло нарушил принцип презумпции невиновности. Иск Статного против Стояногло суд отклонил как необоснованный.

А Виорел Морарь в сентябре 2020 года написал открытое письмо генпрокурору, в котором назвал «инсинуациями» заявления о нарушениях в расследовании дела Vento. «У меня риторический вопрос: если уголовное дело по факту неуплаты налогов администрации АЗС Vento было необоснованным, то почему тогда на снятие обвинения ушло больше 10 месяцев?» — написал Морарь. А в одном из телеэфиров Морарь заявил, что действовал в этом деле «по закону», и заверил, что между его семьей и братьями Борш никакого конфликта  не было.

Статный и Морарь, напомним, уже проходят обвиняемыми по другим уголовным делам. В мае 2020 года Статному предъявили обвинения в мошенничестве в особо крупных размерах и злоупотреблении должностным положением в интересах преступной группировки. По версии обвинения, Статный завел дело против экс-директора Natur Bravo Евгения Хеймана и вынудил его переписать имущество на €1,8 млн. на своего бизнес-партнера Мухаммеда Галаева, пока Хейман был под арестом.

Морарю в январе 2020 года предъявили обвинения в злоупотреблении служебным положением и указании ложных данных в официальных документах. По информации следствия, Морарь «защищал Плахотнюка и его людей от подозрений по делу о краже миллиарда». Сейчас дело Мораря рассматривает суд Буюкан.

***

Эта статья написана в рамках проекта «Укрепление правового государства и обеспечение прозрачности судебной системы». Его реализует ОО «Юристы за права человека» при поддержке Национального фонда за демократию, которые никоим образом не влияют на предмет и содержание опубликованных журналистских материалов.

  • 356
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: