Дом, который треснул. Репортаж NM из рухнувшей девятиэтажки в Атаках
11 мин.

Дом, который треснул. Репортаж NM из рухнувшей девятиэтажки в Атаках


 

В Атаках спустя почти неделю после обрушения девятиэтажки продолжается следствие. Основная версия — нарушения при строительстве, допущенные тридцать лет назад. Возможные подозреваемые или умерли, или находятся за границей. Жителей уцелевшего подъезда обрушившегося дома тем временем грозят заселить обратно в их квартиры. А мэр и местный совет Атак в преддверии местных выборов не могут договориться о размерах материальной помощи пострадавшим. О том, что произошло с многоэтажным домом в Атаках, как люди тщетно пытались спасти свое имущество вплоть до батарей, и как власти справляются с ликвидацией последствий трагедии — в репортаже с места событий корреспондента NM Евгения Чебана.

Участок дороги, проходящей вблизи обрушившегося дома в Атаках, перекрыт для движения транспорта. У въезда во двор собралась группа спасателей и жильцов уцелевшего подъезда. Ближе никого не подпускают.

Работой спасателей руководит начальник Управления чрезвычайных ситуаций Окницкого района Николай Путин. Он находится на месте с первого дня катастрофы. Именно он руководил эвакуацией жильцов в последние часы перед обрушением, а потом вместе с коллегами навсегда приварил замок на дверь наполовину обрушившегося подъезда. Несмотря на то, что рухнула только часть второго подъезда, больше туда никого не пускают.

Заходить в дом разрешают только жильцам первого, уцелевшего подъезда. И только группами по четыре человека, обязательно в сопровождении спасателей. Пока очередная партия жильцов не выйдет, остальные ждут на улице. Так происходит, в том числе потому, что касок для жильцов — всего четыре.

С помощью спасателей они выносят из квартир все, что можно унести: личные вещи, посуду, стиральные машины, холодильники, котлы. Один из жильцов решил даже срезать  в своей квартире батареи отопления. Как только об этом доложили начальнику спасателей, он сам поднялся на этаж, чтобы остановить владельца квартиры. На улице к этому времени сформировалась очередь желающих попасть внутрь. Ждут терпеливо, кто-то сердечно благодарит спасателей, помогающих эвакуировать имущество. У дороги тем временем растут горы бытовой техники, мешков с вещами, мебели.

Учет жильцов, посещающих аварийный дом, ведет местный социальный работник Мария Литвинская. Она тоже из числа пострадавших: ее квартира находилась в разрушенной части дома. Родители Марии жили в нем с 1993 года. Теперь она с семьей живет на даче, в другой части города. Как рассказывает Мария, во время эвакуации она успела собрать только документы и кое-какие личные вещи.

Почему жильцов эвакуировали за три часа до обрушения

Как вспоминает Мария, первыми трещины в полу и стенах заметили жильцы седьмого и второго этажей. Случилось это в пятницу, 14 июня. «На седьмом этаже делали ремонт. Когда залили пол, он сразу же потрескался. В понедельник пошли к мэру [Атак] Василию Трагире», — рассказывает она.

Сам Трагира утверждает, что о проблеме в доме ему впервые доложили в субботу. По его словам, он сразу собрал комиссию от мэрии, которая должна была оценить ситуацию на месте.

«В субботу, 15 июня, ко мне обратилась жительница дома. Сказала, что он трескается. Я сразу собрал комиссию и обратился к инженеру по строительству при райсовете. Потому что дом находится на балансе райсовета. Он до сих пор не сдан [официально в эксплуатацию]. Дом висит в воздухе», — рассказывает NM мэр Атак. В заключении комиссии мэрии, которое передал NM мэр, тем не менее стоит дата 17 июня (понедельник).

«Мы сигнализировали, — продолжает Трагира. — Позвонили в райсовет, попросили прислать [районную] комиссию, потому что люди шумят».

Комиссия из Окницы прибыла только во вторник, 18 июня, за день до обрушения. «Сфотографировали, сказали, что этот дом еще долго простоит и уехали», — рассказывает Трагира.

Его слова отчасти подтверждает и жительница дома Мария Литвинская. Она вспоминает, что комиссия из Окницы сказала жильцам, что дом еще какое-то время простоит, но все же стоит начинать собирать вещи.

Когда районная комиссия уехала, мэр Атак позвонил своему знакомому — инспектору Агентства  технического надзора Игорю Бордеяну. «Игорь, говорю ему, выручай, потому что беда. И он со мной целый день, 18 июня, до двух ночи пробыл [на месте], а затем вынес вердикт — срочная эвакуация», — говорит Трагира.

Слова инспектора мэра не обрадовали. «Я ему говорю: Игорь, ты что? Что я сейчас с людьми буду делать ночью? Давай до утра подождем», — пересказывает мэр.

По словам Трагиры, утром 19 июня, в день обрушения, они вдвоем вновь вернулись в аварийный дом. «Ходим по этажам: трещит. Все, говорит, срочно эвакуируем. И тут мы начали эвакуацию. Еще никто даже за ухом не почесался», — говорит градоначальник. По его словам, жильцы не хотели покидать квартиры: «Я столько наслушался там, ведь люди все потеряли».

Трагира утверждает, что самостоятельно начал эвакуацию, позже подключилась полиция, а спасатели появились на месте около 19.00.

Это совпадает с рассказом начальника Окницкого Управления чрезвычайных ситуаций Николая Путина. По его словам, он узнал о необходимости эвакуации в 18.40 и сразу отправился на место. От Окницы до Атак около 20 минут езды на машине.

«В 18.40 мне позвонил представитель госканцелярии в Окнице и сообщил об опасности обрушения дома. Не помню, во сколько я прибыл на место. Мы сразу же начали эвакуацию. Представитель Агентства  технического надзора Игорь Бордеян показал мне акт о необходимости эвакуации», — говорит капитан Путин.

Судя по документам, которые предоставил NM мэр Атак, этот акт составили 19 июня в 17.45. «Бордеян сказал мне, что у нас есть еще 24 часа. Поэтому мы позволили жильцам выносить имущество», — продолжает местный начальник спасателей.

По его словам, так продолжалось, пока в доме не разбилось первое окно. «Тогда мы запретили выносить вещи и выводили только жильцов. Когда вывели всех, мы с коллегами еще раз проверили, чтобы с первого по девятый этаж никого не осталось. Проверили все двери. После этого мы закрыли двери подъезда и доложили, что из этого подъезда все жители эвакуированы», — рассказывает Путин.

Следом спасатели перешли к эвакуации соседнего, первого подъезда, и тоже вывели оттуда всех. По словам Путина, спустя какое-то время произошло обрушение.

Мэр Атак Василий Трагира утверждает, что в момент обрушения в уцелевшем подъезде оставались люди.

«Я сцепился с генпрокурором на заседании в правительстве. Он обвинил меня… Я говорил, что они отчитались, что всех эвакуировали, а два этажа остались. У меня записано, — мэр достает из стола маленькую бумажку и читает: «Вторая квартира, третья, четвертая: мать с ребенком в коляске, № 25 — тоже мать с ребенком. Зачем докладывать то, чего нет», — возмущается мэр.

Его слова подтверждают жильцы того самого подъезда, с которыми удалось поговорить NM.

«Спасатели говорили: „ваш подъезд не эвакуируют, будете жить дальше, как жили“. А когда рухнуло, они нас в подъезд не пустили уже», — рассказывает Зинаида—  пожилая жительница уцелевшего подъезда. Ее квартира расположена на шестом этаже.

Женщина вспоминает, что вышла на улицу, когда услышала крики. «На первом и втором этаже в доме были люди, когда соседний подъезд упал. Уже после того как упало, МЧС-ники стучали и выгоняли людей», — рассказывает она. Ее слова подтверждает другая жительница этого подъезда, которая отказалась представиться.

Руководитель спасателей, капитан Путин обвинения опровергает. По его словам, всех жильцов обоих подъездов эвакуировали до обрушения. То же утверждает и прокурор Окницкого района Михаил Виноградов, который сейчас выясняет причины разрушения дома. «Мы дважды проверили эту информацию, опросили всех жильцов. Никто из них не подтвердил, что находился в доме в момент разрушения. Это мэр пытается играть на публику», — говорит он.

Тем не менее, по словам Путина, сейчас уже точно, со всей уверенностью можно сказать, что обрушение дома обошлось без жертв, в том числе случайных. Спасателям достоверно известно, что все жильцы дома находятся в безопасности, никаких сообщений о пропавших без вести за все это время не поступало.

Что известно о причинах трагедии

Некачественное строительство

Прокуратура Окницкого района после обрушения дома в Атаках открыла уголовное дело по ст. 257 ч. 3 Уголовного кодекса «Недоброкачественное строительство». Сейчас это главная версия обвинения.

«Здание начали строить в 1984 году, и в 1992 сдали. Из данных, полученных от управления чрезвычайных ситуаций, опросов свидетелей и жителей видны нарушения. Тем более, строили местные, наши. Из тех, кто имел отношение к строительству, двое уже умерли, а еще двое в России живут, уехали в начале девяностых», — рассказывает NM прокурор Виноградов.

По его словам, никаких результатов экспертизы пока нет, и появятся они не скоро. «Пока собираем показания свидетелей, жителей. Поднимаем документы в архивах, это не так легко сделать», — объясняет он.

На недостатки при строительстве дома указывает и мэр Атак Василий Трагира. «Заказчик строительства — Окницкий райисполком. Не мы. Как сейчас выяснилось, авторизацию на строительство никто не давал, землю никто не выделял. Ввода в эксплуатацию тоже не было. Дом до сих пор висит в воздухе. Нет акта сдачи в эксплуатацию. А заселял людей райисполком в 1992 году», — рассказывает мэр.

По его словам, только сейчас в районном совете собираются выдать авторизацию на строительство и снос. Как это возможно спустя почти 30 лет, мэр объяснять не стал.

Перепланировка квартир и снос несущих стен

Следствие, по словам прокурора Виноградова, проверяет и версию, связанную с возможной перепланировкой и сносом несущих стен. «Есть и такие версии. Если удастся установить [такие нарушения], возбудим дело и по ст. 258 „Нарушение правил эксплуатации, ремонта и реконструкции квартир в многоквартирном доме“. Это очень слабая статья. По ней отделываются легким испугом», — говорит Виноградов.

Мэр Атак утверждает, что несущие стены никто не трогал. Но все же добавляет: «Я никого не обеляю, возможно все: и вода, и перепланировки».

На вопрос о том, кто выдавал разрешение на постройку двух пристроек к дому, Трагира уклончиво ответил, что без разрешения архитектора мэрия ничего не может сделать.

Дырявая крыша и вода в подвале

Жильцы дома рассказали NM, что крыша в доме протекала не менее пяти лет, а в подвале долгое время скапливалась вода и нечистоты.

Жительница рухнувшего подъезда Мария Литвинская говорит, что трещины в доме были и раньше. Жильцы связывали их то с протекающей крышей, то с прорывом канализации в подвале. По ее словам, крышу отремонтировали всего год назад.

Жительница дома Зинаида вспоминает, что крыша много лет беспокоила жильцов. «Мы на эту крышу не один год жаловались. Если б вы зашли на девятый этаж, вы бы увидели. Там страшное дело. Крыши не было, можно было с зонтиком стоять. На трех верхних этажах люди, бывало, без света жили, потому что после дождя замкнуло где-то. Никто даже не хотел приходить чинить. Я на шестом этаже жила, так и у меня в туалете вода была. Крыша шесть лет текла», — рассказывает Зинаида. По ее словам, соседка с девятого этажа часто ходила в мэрию и показывала фотографии протечек.

Год назад мэрия Атак выделила деньги на стройматериалы для крыши, а жильцы скинулись и оплатили работу. К осени прошлого года крышу дома починили.

На вопрос о жалобах на крышу мэр Василий Трагира отвечал неохотно и пенял на местный совет. «По крышам да, но без местного совета мы ничего не решаем. Вот сегодня на совете зарубили выделение денег еще на две крыши таких же домов», — жалуется мэр.

На вопрос, обращались ли ранее жильцы с жалобами на трещины и другие проблемы в доме, и не запрашивал ли мэр раньше экспертизу дома, Трагира посетовал только, что все дома этой серии одинаково плохие.

«Мы помним, как это строилось. Согласен, что это первая ласточка. Все эти дома так построены. Это серия без поясов, без колонн. Такие дома есть по всей республике. Поэтому что говорить?», — рассуждает мэр.

Что будет с домом и его жильцами

Точное число людей, которых затронула трагедия, местные власти назвать не могут. По оценкам мэра Атак Василия Трагиры, это 105-106 человек, из них около 46 — жильцы подъезда, который развалился (среди них 12 детей). Он считает, что это число еще может увеличиться: объявятся люди, давно не живущие в доме, и захотят получить компенсацию.

По словам соцработника Марии Литвинской, из 72 квартир дома, постоянно заселены только 42. В разрушенном подъезде были заняты 18 квартир, в уцелевшем  — 24.

В правительстве уже не раз заявляли, что обрушившийся дом в Атаках будут сносить. Но, как выяснилось на месте, пока планируется снести только один из двух подъездов дома. Первый подъезд, откуда жильцы выносят имущество, пока проверяют на надежность. Его судьба еще не определена.

Об этом же, отметим, говорится в пресс-релизе правительства по итогам заседания, посвященного трагедии. Там сказано, что компенсацию на покупку жилья выделят 36 семьям, оставшимся без крыши над головой.

36 — это число квартир в одном подъезде. В том же пресс-релизе сообщается, что в соседнем доме проведут экспертизу. Под «соседним домом», судя по всему, имеется в виду первый подъезд обрушенного дома, откуда тоже выселили людей. Других высоток поблизости нет.

Мэр Атак Василий Трагира тоже считает, что жильцов уцелевшего подъезда следует заселить обратно в квартиры. «Я не думаю, что вопрос решится по-другому. За что? Это просто создали панику заинтересованные люди. Мы ждем, что они [эксперты] скажут», — говорит мэр.

Он уверен, что уцелевшая часть дома полностью пригодна для жизни, несмотря на «незначительные повреждения». «Дом не двинулся ни на йоту. Ну упала балка, сломала балкон. Ничего страшного. Я бы и так не выселял [уцелевший подъезд]. Упал [соседний] — упал. Нет его. Идите спите. Зачем их сейчас держать, платить и так далее?», — считает Трагира.

На возражение об опасности обрушения мэр Атак приводит свои аргументы.

«Температурный шов между девятиэтажками даже на том, что осталось от разрушенной части, не расширился. Зачем нагонять страсти? Что у нас, государственное строительство есть? Или муниципальное? Мы такие богатые, что можем найти такие средства?», — возмущается Трагира.

Жильцам уцелевшего подъезда ничего конкретного в мэрии не сказали, но предупредили, что, возможно, придется заселиться в старые квартиры. По словам жильцов, в некоторых квартирах дома перекосило даже межкомнатные двери.

«Они знали, что этот дом аварийный, и сейчас говорят: „вы сможете в нем жить“. Как так можно?», — недоумевает жительница дома Зинаида.

По ее словам, власти почему-то считают два подъезда одного дома — двумя домами.

«Депутат от социалистов [Ирина Лозован] сказала, что будут оценивать квартиры, но пока речь идет только о том подъезде, который рухнул. Дом под одним номером: Приетенией, 153, в нем два подъезда. Сейчас они считают, что это два разных дома. Хотя квартиры во втором подъезде начинаются с № 37», — объясняетженщина.

Пока местный совет Атак выделил компенсацию для жильцов обоих подъездов только на питание: по 50 леев на человека в день. Оплатили и питание спасателей, которые работают на месте.

По словам Трагиры, он предлагал выделить из местного бюджета компенсацию по 20 тыс. леев на каждую двухкомнатную квартиру и по 25 тыс. — на трехкомнатную. Местный совет не поддержал это предложение. Как считает Трагира, советники-социалисты отказались выделять такие деньги по политическим мотивам.

Отметим, Трагира, который более 20 лет занимает пост мэра Атак, называет себя «народным мэром». Хотя в последний раз баллотировался от Демпартии. Он утверждает, что предвыборная кампания проходит и сегодня, а «пиар делают на несчастье людей». «Красуются, дали зубную пасту, постельное белье, мыло», — рассказывает мэр о своих конкурентах-социалистах.

Как расcказала NM Мария Литвинская, представители Партии социалистов действительно собрали жильцов дома и раздали пакеты с продуктами и предметами первой необходимости.

«За пакетики спасибо, но мне было неприятно там находиться. Когда в зале поднялся шум, людям сказали: кто не хочет слушать, может встать и выйти», — рассказывает она.

Сколько подобных домов в Атаках

Рухнувшая девятиэтажка — не единственное проблемное здание в Атаках. «Всего в городе было шесть таких девятиэтажек, теперь пять (три дома, по два подъезда — NM). В каком они состоянии, должна выяснить экспертиза», — рассказывает мэр города.

По словам Трагиры, уже после обрушения местный совет отказался выделить деньги на возведение новой крыши на одном из таких домов.

Как рассказывает Трагира, еще одно некачественное здание в городе — местный лицей. Он был построен в то же время, что и рухнувший дом, и находится в плачевном состоянии. «Лестничные пролеты на второстепенной лестнице лицея местами отошли от стены на десять сантиметров. У нас есть заключение экспертизы», — говорит мэр. По его словам, мэрия уже трижды переделывала крышу на здании и проводила другие ремонтные работы.

Отметим, в двадцати метрах от упомянутой аварийной школы стоит девятиэтажный дом, точно такой же, как тот, что рухнул. На нем невооруженным глазом видны трещины, а в подвал невозможно войти: там стоит вода.