«Эти кредиты в один момент стали проблемными». Что рассказал в суде по делу Платона экс-замглавы Victoriabank
6 мин.

«Эти кредиты в один момент стали проблемными». Что рассказал в суде по делу Платона экс-замглавы Victoriabank

Бывший замглавы Victoriabank Корнелиу Гимпу дал в суде свидетельские показания по делу Вячеслава Платона. По разным причинам Гимпу около полугода уклонялся от явки в суд. О том, что Гимпу рассказал о знакомстве с Платоном, какой контракт назвал «абсолютно простым и законным» и почему обвинил NM в подрыве его репутации, — в репортаже из зала суда.

На заседание суда 26 мая Корнелиу Гимпу пришел в сопровождении двух адвокатов: Нины Лозан и Артура Айрапетяна. Гимпу рассказал, что работал в Victoriabank (VB) c 2006 по 2018 год. По словам Гимпу, он познакомился с Платоном в 2010 году. «После окончания рабочего дня в мой кабинет зашел мужчина, который хотел со мной познакомиться. Он сказал, что представляет будущих новых акционеров банка», — сказал Гимпу. По его словам, они поговорили о развитии банка, а затем он узнал, что это был Вячеслав Платон.

Прокурор Елена Черуца попросила Гимпу рассказать, как в банке открывают счета Escrow. По словам адвокатов Платона, именно через такой счет, открытый в VB, Платон и Плахотнюк провели сделку в 2011 году. Тогда Платон купил у Плахотнюка компанию ALFA Engineering, которая владеет зданием гостиницы National, 28% акций Banca de Economii, 50,3% акций страховой компании Asito и почти 82% страховой компании Victoria Asigurări (впоследствии переименована в Alliance Insurance Group).

Гимпу сказал, что Escrow — это специальный счет, на котором учитывают имущество, документы или денежные средства до наступления определенных обстоятельств или выполнения определенных обязательств. Свидетель отметил, что подобный счет, «снижает риски» для обеих сторон сделки. Также Гимпу сообщил, что, согласно внутренним правилам VB, для открытия такого счета необходимы подписи двух членов руководства банка: главы Victoriabank и вице-председателя, который несет ответственность за транзакцию. В случае со счетом Escrow, о котором спрашивала прокурор, подписи поставили сам Гимпу и Людмила Вангели. Гимпу подчеркнул, что это был «абсолютно простой и законный контракт».

Прокурор спросила Гимпу, видел ли он контракт на открытие этого счета. Гимпу ответил, что, несмотря на все его просьбы, документ ему так и не показали. Тогда прокурор предложила показать Гимпу документ, который фигурирует в материалах дела. Адвокат Айрапетян выступил против этого. Также адвоката возмутил вопрос прокурора, на каком языке должны были составить контракт между двумя гражданами Молдовы. «Какой ответ она хочет услышать? На каком языке должен быть контракт между двумя сторонами? На китайском?», — спросил Айрапетян, повысив голос. Он бросил еще несколько эмоциональных реплик. Прокурор попросила судей вынести Айрапетяну и Гимпу предупреждение о нарушении порядка заседания.

«Она дает мне уроки или что?» — продолжил возмущаться адвокат. На это председатель судейской коллегии Ольга Беженарь напомнила ему, что речь идет о государственном обвинителе, а не «о ней».

Также прокурор попросила Гимпу рассказать, известно ли ему о кредитах, которые Victoribank в 2011 году выдал компаниям, связанным с Платоном (Semgroup System SRL, Infoart International SRL, Neghina Com SRL, Bogdan and Co SRL и Cristal Impex SRL), а также о том, кто и когда их погасил. Гимпу отметил, что эти кредиты «в один момент стали проблемными». Также он рассказал, что обязательства по этим кредитам взяла на себя другая группа компаний, а долг по некоторым из них выплатила компания-поручитель. Остальные детали Гимпу отказался сообщить, сославшись на то, что эта компания фигурирует в уголовном деле, по которому он проходит обвиняемым. Таким образом, адвокаты Платона не смогли задать Гимпу никаких вопросов. Адвокат Ион Крецу пояснил, что все его вопросы связаны именно с компанией Zenit.

Затем судьи разрешили прокурору Елене Черуце показать свидетелю контракт на открытие счета Escrow. Гимпу сказал, что это ксерокопия, а он не знает, подлинный ли это документ и не сфальсифицировали ли его. Черуца отметила, что документ изъяли в Victoriabank. Айрапетян усомнился в существовании оригинала, отметив, что оригинал ему так и не показали. «У меня нет никакого доверия к тому, что вы говорите», — сказал Гимпу. Он добавил, что поставил подпись «как представитель учреждения», а в курсе всех деталей транзакции должен был быть другой сотрудник банка. Гимпу подчеркнул, что сомневается в том, что прокурор разбирается в «сути финансовых вопросов».

Закончив давать показания, Гимпу обратился к корреспонденту NM. Он возмутился тем, что в одном из репортажей NM с суда по делу Платона фигурировал подзаголовок «неуловимый Гимпу». Он считает, что подобные выражения «вредят его репутации». Гимпу призвал корреспондента NM «быть более ответственным» и напомнил, что от журналистов «зависит будущее страны». Корнелиу Гимпу, напомним, с ноября 2020 года пытались вызвать в суд для дачи показаний, однако он под разными предлогами уклонялся от явки в суд.

Тем временем его адвокат Айрапетян стал фотографировать протокол с показаниями подзащитного. После того как прокурор сделала Айрапетяну замечание, он бросил: «Поменьше бы таких прокуроров» и вышел из зала суда.

Затем судьи перешли к проверке материалов дела и завершили судебное заседание.

***
По уголовному делу, которое сейчас пересматривает суд Буюкан, Вячеслава Платона обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах и отмывании денег (ст. 190 и 243 Уголовного кодекса РМ). Согласно первоначальной версии следствия, компании, которые Платон контролировал через своих людей, получали необеспеченные залогом кредиты, которые позже погашали за счет средств Banca de Economii. Речь шла о сумме примерно 800 млн леев.

20 апреля 2017 года Платона приговорили по этому делу к 18 годам лишения свободы. 18 декабря 2017 Апелляционная палата оставила приговор в силе. Высшая судебная палата дважды оставлял его в силе. Последний раз ВСП приняла такое решение в начале мае 2020 года.

А 18 мая 2020 года генпрокурор Александр Стояногло сообщил, что по делу Платона проведут ревизионную проверку. Генпрокурор пояснил, что прокуратура «изучила факты, которые раньше намеренно игнорировали», и пришла к выводу, что обвинение против Платона строилось на «ложных показаниях» Илана Шора. После ревизионной проверки дело Платона передали в суд на пересмотр.

О том, как пересмотр дела Платона помогает в продвижении расследования кражи миллиарда, можно почитать в материале: «Доска Платона. Что нового мы узнали о краже миллиарда за последний год»

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: