«И получился конфуз». Что узнали депутаты на слушаниях о приватизации Air Moldova
6 мин.

«И получился конфуз». Что узнали депутаты на слушаниях о приватизации Air Moldova

В парламентской спецкомиссии прошли публичные слушания по вопросу приватизации компании Air Moldova. В течение четырех часов депутаты задавали вопросы бывшим чиновникам, отвечавшим за приватизацию. Все они стояли на том, что приватизация была необходима, так как у Air Moldova были огромные долги, грозившие банкротством. При этом многие говорили, что готовились к слушаниям на другую тему.

Публичные слушания в парламентской комиссии, расследующей приватизацию госактивов с 2013 по 2019 год, прошли 3 сентября. На слушания комиссия пригласила 11 человек, но пришли не все. В частности, не пришли представители нового владельца Air Moldova — Civil Aviation Group. Глава спецкомиссии Игорь Мунтяну заметил на это, что их могут привести в комиссию с помощью полиции.

Госкомпанию Air Moldova, напомним, приватизировали осенью 2018 года. Ее купила Civil Aviation Group: 51% в ней в равных долях (по 25,5%) принадлежат двум физлицам — гражданам Молдовы Андрею Яновичу и Сергею Мельнику, а 49% — румынскому лоукостеру Blue Air.

Член парламентской спецкомиссии демократ Николае Чубук в начале заседания потребовал, чтобы слушания провели в закрытом режиме. Требование он объяснил тем, что могут быть раскрыты сведения, представляющие коммерческую тайну. Однако представители блока ACUM и Партии социалистов не поддержали это предложение, и Чубук в знак протеста покинул слушания.

Когда слушания начались, случился курьез. Сразу несколько человек, опрошенных комиссией: бывший госсекретарь минэкономики Сергей Букэтару, бывший госсекретарь минфина Виорика Прикоп и бывший глава Агентства публичной собственности (АПС) Владимир — заявили, что их приглашали на слушания по теме государственно-частного партнерства автовокзалов, поэтому они подготовились по этой теме, а не по приватизации Air Moldova.

Игорь Мунтяну в беседе с NM уточнил, что комиссия обратилась в минэкономики с просьбой помочь пригласить на слушания некоторых «свидетелей» процесса приватизации. «И получился конфуз. Им сказали, что слушания будут по автовокзалам. Но [ничего страшного], их мнение было важно по обоим вопросам», — сказал Мунтяну.

Слушания продлились около четырех часов, депутаты выслушали бывших и нынешних сотрудников правительства и директора Air Moldova Юлиана Скорпана.

Бывший глава АПС Владимир Балдович рассказал, что «проблема с Air Moldova была комплексной и очень сложной». «В 2018 году долги предприятия дошли до 1,3 млрд леев. [В подчинение Агентства публичной собственности от минэкономики] компания перешла на последней стометровке  и было очень мало времени. […] С первых недель было понятно, что все идет к приватизации, и чем быстрее это произойдет, тем быстрее государство скинет с себя этот груз», — уверял депутатов Балдович.

Он также уточнил, что речь шла о приватизационном коммерческом конкурсе, в рамках которого покупатель принимал на себя все обязательства компании, в том числе финансовые.

Балдовича спросили, как у Air Moldova образовались такие долги. «Если я правильно помню, там было 7-10 крупных кредиторов. Есть разные причины, почему они появились: плохое управление, колебания курса молдавского лея, старые самолеты. Самолеты компании ремонтировали во Франкфурте, а в это время они летали на лизинговых самолетах», —сказал Балдович.

На вопрос, как среди участников приватизационного конкурса появился Blue Air, он не ответил. «Мы не выясняем, как пришло предложение [об участии в конкурсе], мы просто их рассматриваем. У нас нет рычагов. Конкурс четко предусматривал обязательства, которые должен был выполнить покупатель: покрыть все долги, сохранить бренд Air Moldova, купить новые самолеты, открывать новые маршруты, поднимать зарплату и поддерживать число рабочих мест», — отметил Балдович.

Отвечая на вопросы депутатов, он также рассказал, что обсуждал приватизацию Air Moldova c Европейским банком реконструкции и развития, однако из всех объектов приватизации им был интересен только Moldtelecom.

Некоторые чиновники, которых заслушали в комиссии, говорили, что приватизация Air Moldova была не в их компетенции. Так, Виорика Прикоп рассказывала, что минфин знал о сложной ситуации в авиакомпании, но все остальное было не в компетенции министерства. «Финансовая инспекция провела контроль в Air Moldova с 2015 по 2016 год, там было много нарушений, связанных с неэффективным управлением ресурсами», — отметила бывшая госсекретарь минфина.

Ее также спросили, кто установил сроки подачи заявок на приватизацию Air Moldova (чуть больше месяца). Она ответила, что кто-то из комиссии, но кто именно, она не помнит. А на вопрос, почему за приватизацией не наблюдали эксперты в области гражданской авиации, она ответила, что «это компетенция Агентства публичной собственности».

О долгах авиакомпании спрашивали и гендиректора Air Moldova Юлиана Скорпана. По его словам, когда он пришел в авиакомпанию, уже был долг 1 млрд леев. Скорпан также пожаловался на сложность получения банковских кредитов. «До 2016 года можно было брать кредиты у местных банков. Однако в 2016 году все крупные банки уже были под спецнадзором, и у нас начались проблемы. […] Вся наша работа была сосредоточена на том, чтобы выполнить обязательства перед пассажирами», — уверял глава Air Moldova (после приватизации компании он сохранил свой пост).

В завершении его спросили, не кажется ли ему странным, что компанию Civil Aviation Group, купившую Air Moldova, зарегистрировали 23 августа 2018 года, при том что конкурс объявили в июле 2018 года. Скорпан сказал: «Я не могу ответить на этот вопрос».

По итогам слушаний Игорь Мунтяну сказал, что потребует провести в Air Moldova аудит. Мунтяну считает, что компания не была готова к продаже. По его словам, хотя авиакомпанию Air Moldova приватизировали в 2018 году, согласно договору, в течение трех лет после продажи компания должна находиться под контролем государства. Новые владельцы также не имеют права продавать авиакомпанию без согласия молдавских властей.

Мунтяну рассказал и о нарушениях, допущенных во время приватизации Air Moldova. Так, по его словам, перед продажей компания зарегистрировала рост числа пассажиров, но при этом доход компании не вырос, компания была на грани банкротства. «Это говорит о том, что было заранее известно, кто купит Air Moldova», — считает Мунтяну.

По его словам, объявление о приватизационном конкурсе было только на румынском языке, его отправили только одной компании, а оценку этой компании провели с большими нарушениями. «Приватизацию провели на основе коммерческого конкурса. Но это нарушение законодательства. Приватизация особо важных объектах проводится на базе индивидуального конкурса с подключением независимого финансового консультанта», — подытожил Мунтяну.

  •  
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
x
x

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: