Их прослушка и опасна, и трудна. Как власти прослушивали и снимали оппозицию, общественников и журналистов
7 мин.

Их прослушка и опасна, и трудна. Как власти прослушивали и снимали оппозицию, общественников и журналистов


За последние три года полиция в рамках уголовных дел прослушивала и следила за несколькими десятками человек, среди которых оппозиционные политики, общественники и даже журналист NM. Об этом пишет в своем расследовании Rise Moldova. NM рассказывает главное, что мы узнали из этого расследования.

Первое дело

В расследовании RISE Moldova рассказывает, как полиция заводит уголовные дела, в результате которых устанавливается прослушка телефонов некоторых политиков и общественников, а иногда и слежка за ними.

Так, одно из дел было заведено еще весной 2016 года. 31 марта несколько лидеров платформы «Достоинство и правда» (DA) созвали пресс-конференцию, чтобы рассказать о протесте, который планировали провести 24 апреля.

Через несколько дней полиция завела уголовное дело по ст. 285 «Массовые беспорядки». По мнению правоохранительных органов, на пресс-конференции звучали призывы участвовать в протесте, который будет «настоящей революцией, что приведет к смене власти и установлению народного правительства».

Тогда же прокурор отдела исполнения уголовного преследования и борьбы с организованной преступностью Генпрокуратуры Серджиу Рошу попросил у судьи Дорина Мунтяну разрешить телефонную прослушку 12 человек на 30 дней.

Среди тех, чьи имена фигурировали в запросе — лидер платформы «Достоинство и правда» (DA) нынешний глава МВД Андрей Нэстасе и сторонники DA Кирилл Моцпан, Руслан Вербицкий, журналист Александр Козер, бывшие комбатанты Константин Боештян, Василий Якубов и Ион Караман. После этого Рошу запрашивал у судьи право на слежку еще за 10 людьми и расширения списка прослушки.

В список включили брата Андрея Нэстасе Василия Нэстасе и других активистов платформы DA Ингу Григориу, Михая Томачинского, Александра Тополенко и Даниела Улинича.

Протест тогда перерос в марш к дому лидера Демпартии Владимира Плахотнюка и к его бывшему офису GBC.

5 мая 2016 года прокурор Рошу попросил продлить прослушки еще на месяц. Он обосновал это тем, что «собранные доказательства, позволяют считать, что Андрей Нэстасе готовится совершить преступления, предусмотренные Уголовным кодексом».

Одновременно силовики начали слежку и за другим активистом DA — Аурелиу Писикой.

В конце мая 2016 года в список прослушки включили и советника депутата-социалиста Адриана Лебединского Диану Пугу. Мотив силовиков был точно такой же, как и в случае с Нэстасе: «Готовится совершить нарушения, предусмотренные Уголовным кодексом». После этого список редактировался еще раз в июне, в него включили трех неизвестных людей, которых звали Еуджен, Ион и Харлампий.

Второе дело

Второе дело, которое послужило поводом для прослушки, полиция завела в январе 2017 года, после того как Федерация профсоюзов в сфере образования и науки предложила пикетировать правительство и парламент с 17 по 20 января.

Дело было также заведено по ст. 285 «Массовые беспорядки». А причиной стали комментарии в Facebook, в которых люди с фальшивыми данными «звали население на насильственные действия против правительства Молдовы и массовые беспорядки».

По этому делу прокуратура запросила разрешение на телефонную прослушку 14 человек. Мотив был указан такой: «В подготовку к массовым беспорядкам могут быть активно вовлечены члены и сторонники платформы DA». Список людей схож с тем, что был в прошлом деле годичной давности: Андрей Нэстасе, Кирилл Моцпан, Константин Боештян, Аурелиу Писика, Ион Караман, Василий Якубов, Руслан Вербицкий, Сергей Чеботарь и группа комбатантов.

Протесты профсоюзов 17 января прошли без особого шума, но через неделю прокуроры включили в список прослушки еще двух человек — Виктора Мудрю и Юрия Скобиоалэ. Причиной было названо «возможное получение или передача данных, важных для уголовного дела».

В феврале 2017 года правоохранительные органы записали еще два разговора ветерана войны Василия Якубова. В одном из них он рассказывал о том, что встречался с другим ветераном Михаем Томачинским. «Он мне [говорит]: революция и революция! Больше часа с ним говорил, все его успокаивал, что возраст уже как бы не революционный. Говорю, тебе скоро 62, присоединяйся к нам и будь хорошим парнем», — говорил Якубов.

После этого сотрудники правоохранительных органов вновь стали прослушивать Томачинского, а заодно продлили на 30 дней мандат на прослушку 14 человек, фигурировавших в начале дела.

Позже Якубова и еще одного комбатанта исключили из списка прослушки, а сам Якубов стал часто появляться на мероприятиях правящей Демпартии.

Вместо них в списке прослушки появились зампред платформы DA Алена Мандатий и основатель NewsMaker.md Владимир Соловьев. Приказ о прослушке Соловьева был отдан 6 апреля 2017 года, на следующий день, после того как он объявил, что за ним следят неизвестные.

В документах нет четкого пояснения того, почему начали прослушивать Владимира Соловьева и Алену Мандатий. Речь идет о том, что они «могут получать или передавать данные, важные для уголовного дела».

Позже из списка исключили еще одного комбатанта, но вместо него включили еще шесть общественников, среди которых глава Института общественных политик Аркадие Барбарошие, экономический эксперт Серджиу Тофилат и активист Андрей Доника.
Барбарошие и Тофилат тогда протестовали против смешанной системы, которую продвигали демократы.

Однако на этом все не заканчивается. Уже 7 июня за  Андреем Нэстасе, Сергеем Чеботарем и Серджиу Тофлиатом устанавливают слежку. Причина все та же: «В соучастии с другими лицами готовят и совершают преступления, предусмотренные Уголовным кодексом». Право на слежку дает возможность следить за людьми, их домами и транспортом и смотреть, с кем они общаются.

19 июля вместо Тофилата в список слежки попал Кирилл Моцпан. После этого истек законный шестимесячный срок, когда силовики могут следить и прослушивать человека «на одном и том же основании».

Третье дело

Третье уголовное дело по статье «Массовые беспорядки» было заведено в июле 2017 года. Причиной послужили призывы к протестам в июне 2017 года против изменения избирательной системе. В рамках этого дела в течение полугода до января 2018 года прослушивали 29 человек. Речь идет об общественниках, политиках и даже их детях.

По сути, часть из этого списка фигурировала в двух вышеуказанных делах, а новое уголовное дело позволяло по закону еще полгода заниматься прослушкой.

Прослушка началась 19 июля 2017 года. Первым стали прослушивать профессора Леонида Лефтера, который был сторонником DA. 29 июля 2017 прослушивали еще  17 человек, среди которых Андрей Нэстасе, Ион Караман, Кирилл Моцпан, Алена Мандатий, ее сын Каталин, Серджиу Тофилат, Серджиу Чеботарь, Аркадий Барбарошие и директор центра юридических ресурсов Молдовы Владислав Грибинча.

В августе список достиг 29 человек, а среди прослушиваемых были зампред DA Александр Слусарь, дочь активиста DA Николая Жосана Руксанда Жосан, лидер молодежной организации DA Дину Плынгэу и зампред партии «Действие и солидарность» Дан Перчун.

Камеры в доме Перчуна

Однако дело не всегда ограничивалось прослушкой и слежкой. Например, в доме активиста партии «Действие и солидарность», а ныне депутата от блока ACUM Дана Перчуна установили аудио-видео устройства, позволяющие снимать его «без уведомления владельца».

Причиной этого  стал отчет для прокуратуры сотрудника Национального инспектората расследований Виктора Папука, в котором он писал, что после прослушивания Дана Перчуна выяснилось, что в его квартире по улице Рэдэуцану проходячт встречи лиц, «вовлеченных в потенциальную преступную деятельность».

В сентябре сотрудники правоохранительных органов также следили за Даном Перчуном, Андреем Нэстасе, Кириллом Моцпаном и Серджиу Чеботарем.

Не суд, да дело

В итоге в рамках трех дел прослушивали разговоры 52 человек. При этом восемь человек прослушивали в рамках всех трех дел — это первые лица платформы DA. Еще девять человек фигурируют в двух дела, а у остальных «в активе» только одно дело.

Прослушка поместилась на 205 DVD дисках, из которых информация на 204 DVD дисках «не представляла интереса для уголовного дела» и их уничтожили.

На единственном диске, который заинтересовал силовиков, был разговор, когда «неизвестный» позвонил Серджиу Чеботарю, чтобы узнать об «Ауреле», которого показывали по Prime.
Тогда принадлежащий Плахотнюку Prime давал новость о том, что Аурел Писика возмущался поведением Нэстасе и Моцпана.

Силовики подтвердили журналистам факт расследования трех уголовных дел. Так, замглавы Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам Валериу Бодян cказал, что по трем делам «окончательные решения не были приняты».

Директор Службы информационных технологий МВД Андриан Шова сказал, что по этим делам «уголовное расследование приостановлено по ст. 287/1, ч.1, п.2 — не установлено лицо, которому можно предъявить обвинение».